Apr 07 2010
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized
Полёт фантазий «заслуженного деятеля науки»

Берлин, 7 апреля (АзерТАдж). Полет фантазий Людвика Карапетяна никак не завершится приземлением его в реальный мир. На этой неделе он отметился очередным появлением на ленте ИА Регнум – публикацией своей очередной ахинеи. В статье «”Государствообразующее творчество” правительственного источника в Баку» автор, называющий себя «профессором» и «заслуженным деятелем науки РФ» (бедные российские студенты!) позволяет себе по-своему анализировать и «по-армянски» интерпретировать законодательные акты СССР, включая Конституцию, союзные законы, а также общепринятые нормы международного права. Свои заключения он подкрепляет красноречивыми фразами «общеизвестно», «очевидно» и прочими вспомогательными наречиями, свидетельствующими, скорее, о нулевой цене присуждённых ему научных степеней, чем общепризнанных фактах.

21 марта ИА Регнум поместил поместил комментарий азербайджанской стороны (http://regnum.ru/news/fd-abroad/azeri/1265220.html) на интервью президента Армении Сержа Саргсяна телеканалу Euronews. Это был не первый случай, когда азербайджанская сторона почти на школьном хрестоматийном уровне объясняла армянской стороне во главе с президентом Армении Сержем Саргсяном, почему с развалом СССР союзные республики могли стать независимыми государствами, а Нагорный Карабах – нет. Кстати, о вспомогательных вставках: непонятливость армянского президента Карапетян назвал «вполне обоснованным недоумением по очевидному двойному стандарту». Впрочем, Бог с ним и с заметными только ему «очевидностями».

Не будем заострять внимания также на безуспешном пиаре и известных одним только ереванским горлопанам терминах, вроде «азербайджано-карабахский конфликт», который является такой же бредятиной, как, например, «германо-дрезденский», «российско-костромской» или «армяно-кировоканский» конфликты. Высокопарно рассуждая о научном толковании политико-правовых понятий (и даже цитируя термины покойного супруга печально известной мадам Елены Алиханян-Боннэр), Карапетян, не моргнув глазом, спокойно говорит об «аннексии Нагорного Карабаха в состав Азербайджана», как-то удобно забыв попутно о неоднократной отмене Верховным Советом СССР незаконных решений ВС Армянской ССР о присоединении (то есть, по сути, той же аннексии!) в свой состав НКАО Азербайджанской ССР. Точно так же говорит он об «общеизвестном факте» («общеизвестном», видимо, только его соотечественникам) «агрессии Азербайджана против Нагорного Карабаха». Свои формулировки Карапетян подкрепляет ссылками на «авторитетных» и, разумеется, «нейтральных» политиков, вроде мадам Кэролайн Кокс и Владимира Казимирова, что немедленно вызывает у любого стороннего наблюдателя гомерический хохот. Впрочем, оставим в стороне эти терминологические огрехи и перейдём сразу к сути.

В самом начале статьи «заслуженный юрист», полностью извратив положения Конституции СССР, предпринимает попытку доказать читателям ИА Регнум, что Советский Союз был, оказывается, союзом не просто 15 республик, но и… всех автономий, входящих в состав этих республик. Вот ведь как! Иными словами, «профессор» пытается с высоты полёта своих фантазий объяснить нам, «недоучкам», что республики и совершенно «равнозначные» (по-карапетяновски) автономии собрались и вместе решили создать Союз ССР. Ну, как на Новгородском вече! А коль скоро союз распался, то, стало быть, на все четыре стороны могли теперь разойтись не только республики, но и все автономии. А как же иначе-то! Ведь автономии принимали участие в создании федерации «наравне» с республиками (милое умозаключение, не правда ли?) А тот факт, что после распада СССР Российская Федерация удивительным образом оказалась (ах, какое совпадение!) в тех же границах, что и прежняя РСФСР, так это, по Карапетяну, легко объяснимо – отпущенные на все четыре стороны автономии сами решили потянуться к России и, так сказать, снова попросились в состав независимой России. Да так потянулись, что там в общей суматохе не заметили всех стучащихся в кремлевские врата, и как бы случайно произошли две чеченские войны. Принцип же uti possidetis juris, ребята, тут совершенно не при чем, это… изобретение масонов! Международное сообщество в лице ООН, ОБСЕ, Совета Европы и других авторитетных организаций признало Азербайджанскую Республику в границах бывшей Азербайджанской ССР (то есть вместе с Нагорным Карабахом) вовсе не по универсальному принципу uti possidetis juris, а потому что так, понимаете ли, решили «влиятельные деятели ведущих стран, которые в состоянии эйфории от развала СССР сгоряча оказали давление на международное сообщество по признанию территориальной целостности новоявленных государств союзных республик». Вот ведь какая «ошибочка» вышла!

Не дав читателям опомниться от подобной ахинеи, Карапетян тут же продолжает (подозреваем, то же самое он говорит на лекциях своим несчастным студентам): «Территории автономных образований имели конституционно-правовую самостоятельность в составе федеративного государства и не входили в безусловный компонент территориальной целостности союзных республик (оставим пока в стороне эту чушь, к ней мы вернёмся чуть позже – В.С.). Поэтому народы Абхазии, Нагорного Карабаха, Южной Осетии и Приднестровья (выделено нами – В.С.) вполне легитимно образовали самостоятельные государства в границах своих территорий. А созданные еще до образования СССР автономные образования РСФСР избрали формы своего самоопределения в составе Российской Федерации».

В припадке маразма Карапетян даже не заметил, как неосторожно причислил Приднестровье к автономиям… Не научившись толком читать и грамотно истолковывать законодательные акты, Карапетян поспешил облачиться в профессорскую мантию и сходу обвинить своего неназванного оппонента в правительстве Азербайджана в том, что тот, дескать, «упустил» важнейшие положения Конституции СССР. К примеру, он пишет, что «в состав федеративного государства СССР входят союзные республики (глава 9), автономные республики (глава 10), автономные области и округа (глава 11)», намекая, что все эти образования на равных правах входили в состав союзного государства. Ссылаясь на соответствующие главы Конституции СССР, Карапетян, видимо, надеется, что никто не станет перепроверять по первоисточнику текст его ссылок или же, даже если и обратится к документу, то прочтёт его сквозь те же самые косящие «армянские очки». Между тем, простое знакомство с приведенными им главами Конституции СССР позволяет увидеть, что в состав СССР входили союзные республики (глава 9), а автономии – в состав союзных республик (главы 10 и 11), а не прямиком в СССР в обход республик!

Тут же в Конституции отмечается, что «Территория союзной республики не может быть изменена без ее согласия. Границы между союзными республиками могут изменяться по взаимному соглашению соответствующих республик, которое подлежит утверждению Союзом ССР» (статья 78). Статья 79 напрямую касается степени суверенитета союзных республик над всей своей территорией: «Союзная республика определяет свое краевое, областное, окружное, районное деление и решает иные вопросы административно-территориального устройства».

Свои фантазии Карапетян развивает в следующем предложении: «автор «запамятовал», что слово «Союз» исходит от древнелатинского «federation», а составляющие федерацию государственные образования не имеют международно-правового статуса самостоятельных государств». Что тут можно сказать! Запамятовал, видать, сам Карапетян, не удосужившись ознакомиться со статьёй 76, в которой чёрным по белому написано, что «Союзная республика – суверенное советское социалистическое государство (выделено нами – В.С.), которое объединилось с другими советскими республиками в Союз Советских Социалистических Республик», а также со статьёй 80, согласно которой «Союзная республика имеет право вступать в отношения с иностранными государствами, заключать с ними договоры и обмениваться дипломатическими и консульскими представителями, участвовать в деятельности международных организаций». Наверное, «не имеющие международно-правового статуса самостоятельных государств» Украинская ССР, Белорусская ССР и РСФСР в 1945 году заблудились и по ошибке забрели в ООН, оказавшись полноправными членами этой организации!

Вершина маразма «профессора» достигается в его следующем предложении: «Они [то бишь мы, «неучи» – В.С.] не хотят осмыслить и примириться с тем, что Нагорный Карабах, как и другие автономные образования, входил в состав федеративного государства СССР, а не союзных республик». Подобное шокирующее (шокирующее даже для троечников-первокурсников, злостных прогульщиков) умозаключение «заслуженный деятель науки РФ» обосновывает беспрецедентной по своей наглости ссылкой на статьи 82 и 86 Конституции, согласно которым автономные образования «находятся в составе союзной республики». По Карапетяну, видите ли, «находиться в составе» и «входить в состав» – это, понимаете, разные вещи. В помощь сей учёный муж призывает словарь Ожегова, по которому «находиться» означает «быть, пребывать», а «входить» означает «вступить, проникнуть внутрь». «Совершенно очевидно, что «входить в состав» и «находиться в составе» – понятия и сущности не тождественные», – утверждает Карапетян. То есть, по его мнению, автономии на самом деле входили в состав не республик, а СССР, который в свою очередь дал их союзным республикам, так сказать, подержать, поносить. В аренду. А вот интересно, голова профессора Карапетяна «пребывает в составе» его тела или «проникает внутрь»? Что сказал бы на сей счёт Ожегов?

Вообще нас удивляет, куда смотрит ВАК РФ, присуждая налево-направо научные степени таким проходимцам!?

В попытке обосновать законность провозглашения на месте НКАО так называемой «НКР» Карапетян ссылается на принятый 3 апреля 1990 года Закон СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР» (далее для краткости – Закон СССР). Напомним, согласно данному закону, в случае конституционного выхода союзной республики из состава СССР с соблюдением всех процедурных требований автономным образованиям, входящим (ой, пардон, «пребывающим») в их состав, предоставлялось право на самостоятельное решение вопроса о нахождении в Союзе ССР или в выходящей союзной республике, а также на постановку вопроса о своем государственно-правовом статусе (статья 3). Карапетян ловко ухватился за это положение, чтобы серией удивительных и поражающих воображение любого здравомыслящего человека интерпретаций вывести оригинальное заключение, неведомое (не сомневаемся!) даже составителям того закона – мол, тем самым права союзных республик и автономий «уравнивались», и союзные республики чуть ли не «лишались» автономий. Гениально, не правда ли? Но об этом чуть ниже, а пока вернёмся к самому Закону СССР.

Упоминая о возможности выхода автономий из состава союзных республик по новому закону, Карапетян сознательно упускает важный документ – Постановление Верховного Совета СССР от 3 апреля 1990 года «О введении в действие Закона СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР»». Согласно пункту 2 данного постановления, «…любые действия, связанные с постановкой вопроса о выходе союзной республики из СССР и противоречащие Закону СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР», предпринятые как до, так и после введения его в действие, не порождают никаких юридических последствий как для Союза ССР, так и для союзных республик». Иными словами, достаточно было хотя бы малейшего нарушения процедуры выхода союзной республики из состава СССР и последовавшего за этим определения автономиями своего дальнейшего статуса, чтобы весь процесс считался недействительным и все возвращалось на свои места. Провозглашение на месте НКАО Азербайджанской ССР так называемой «Нагорно-Карабахской республики» 2 сентября 1991 года и проведение 10 декабря того же года в Нагорном Карабахе так называемого «референдума» сопровождались нарушениями Законa СССР как минимум в семи эпизодах (см. ниже), в то время как даже одного из них было достаточно, чтобы считать весь процесс не имеющим абсолютно никаких юридических последствий:

1) Так называемая «НКР» была провозглашена на месте НКАО Азербайджанской ССР 2 сентября 1991 года на волне принятой Верховным Советом Азербайджана 30 августа Декларации «О восстановлении государственной независимости Азербайджанской Республики». Eсли до конца следовать букве и смыслу Закона СССР, то для НКАО принятие упомянутой Декларации не могло служить юридическим основанием для постановки в соответствии с Законом вопроса о своем государственно-правовом статусе. Принятие Декларации не означало окончательного юридического оформления государственной независимости Азербайджанa, а всего лишь открывало дорогу долгому процессу, который по союзному законодательству должен был в итоге включaть в себя проведение общереспубликанского плебисцита, чего, как известно, не произошло. Помимо этого, в статье 3 Закона СССР не говорится ни слова о возможности проведения референдума в автономии до (не говоря уже о «без») общереспубликанского голосования. Карабахской автономии следовало дождаться полного завершения правового процесса выхода союзной республики из состава СССР, чтобы, в случае законности данного процесса, поставить вопрос о самостоятельном определении будущего статуса. НКАО же, как известно, дала фальстарт, объявив о выходе из состава пока ещё не вышедшей из СССР союзной республики. Это первое нарушение.

2) Как известно, в ходе референдума 17 марта 1991 года, то есть уже после вступления в силу Закона 1990 года, граждане Азербайджанской ССР высказались за сохранение республики в составе СССР. Согласно статье 10 Закона СССР, новый референдум по вопросу о выходе из Союза мог быть проведён не ранее, чем через десять лет с момента проведения предыдущего, то есть не раньше 17 марта 2001 года. Опять же, если следовать букве и духу закона, в следующие 10 лет после мартовского (1991 года) референдума или же до прекращения до того времени действия Закона СССР Азербайджан не мог поднимать вопроса о выходе из состава союзного государства (Декларация 30 августа 1991 года – не исключение), и, следовательно, НКАО не могла даже мечтать о выходе из состава Азербайджана. Нагорно-Карабахской автономии следовало терпеливо ждать следующего общереспубликанского референдума после 2001 года, чтобы иметь возможность открыть для себя правовую дорогу для начала реализации своего права на самостоятельное определение вопроса о статусе. Этого, как известно, также не произошло.

3) Как отмечает юрист Тофик Мусаев, «…если следовать логике армянской стороны и согласиться с тем, что Армянская ССР и Нагорный Карабах воссоединились 1 декабря 1989 года, то, следовательно, впоследствии, по итогам провозглашения 2 сентября 1991 года «НКР» и проведения на территории этого образования референдума, Нагорный Карабах отделялся уже от Армении. Очевидная абсурдность доводов армянской стороны не вызывает сомнений. В противном случае, официальный Ереван должен признать, что все действия, предпринятые армянской стороной до 2 сентября 1991 года, были незаконными и до этой даты Нагорный Карабах продолжал оставаться частью Азербайджанской Республики». Добавить к этому тонкому замечанию нечего. Напомним лишь, что данное решение законодательного органа Армении от 1 декабря 1989 года до сих пор не отменено, что как-то не очень вяжется с тезисом о «независимости» Нагорного Карабаха.

4) Поскольку референдум в Нагорном Карабахе был проведён ещё при «живом» СССР, недействительными результаты голосования являлись ещё и потому, что была нарушена также статья 6 Закона СССР, обязывающая Верховный Совет союзных республик и Советы народных депутатов автономий совместно рассматривать итоги референдума с последующим представлением результатов в Верховный Совет СССР. В самопровозглашённой «НКР» не сочли нужным хотя бы ради формальности и видимости следования положениям закона представить итоги голосования в парламент Азербайджана, как того трeбовал закон, и совместно их обсудить (хотя бы посредством телемоста), что добавило недействительности самовольному решению об отделении Нагорного Карабаха от Азербайджана.

5) Не организовали инициаторы референдума и отдельное голосование в местах компактного проживания азербайджанской общины (Шушинский район, в котором азербайджанцы составляли большинство), как того требовала статья 3 Закона СССР. Понятно, что азербайджанцы бывшей НКАО проигнорировали незаконный референдум, однако со стороны организаторов не была предпринята даже формальная попытка придать хоть какую-то видимость техническому следованию положениям закона.

6) Ещё одним нарушением Закона СССР былa датa проведения голосования. Согласно статье 2, референдум должен был состояться не ранее, чем через шесть, и не позднее, чем через девять месяцев после принятия решения о постановке вопроса о выходе союзной республики из СССР. Даже если исходить из обратного и на секундочку согласиться с тем, что принятие Верховным Советом Азербайджана Декларации от 30 августа было достаточным основанием для запуска процесса отделения автономии от союзной республики (хотя, как отмечалось выше, согласно статье 10 в следующие 10 лет Азербайджан вообще не мог ставить вопрос о выходе из состава СССР), голосование по всей территории республики или в той или иной её части (то есть в Нагорном Карабахе) могло состояться только в период между мартом и маем 1992 года. Проведение голосования 10 декабря было очередным нарушением союзного закона и лишало его итогов всякой юридической силы.

7) Не следует также забывать, что на общереспубликанском референдуме (который, как известно, так и не состоялся) жители Азербайджана теоретически могли проголосовать и против выхода республики из союзного государства, как это однажды произошло в марте того же года. При отрицательном исходе общереспубликанского референдума мнение жителей автономий по изменению своего статуса не учитывалось бы вовсе, и при таком исходе голосования всё оставалось бы на своих местах. Если бы Азербайджанская ССР прошла через все этапы сложной процедуры по выходу из состава союзного государства в строгом соответствии с Законом СССР, а на общереспубликанском референдуме население проголосовало за независимость, то тогда появилось бы и правовое поле для запуска процедуры самостоятельного определения НКАО своего будущего статуса на основе подсчёта результатов голосования отдельно по данной автономии. А этого, как известно, тоже не произошло.

Согласно упомянутому выше пункту 2 Постановления Верховного Совета СССР от 3 апреля 1990 года «О введении в действие Закона СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР»», этих нарушений было достаточно, чтобы считать все действия областных властей НКАО по выходу из состава Азербайджана недействительными.

В подтверждение всему сказанному выше приведём один любопытный факт. Интересно, что Карапетян ссылается также на постановление Комитетa Конституционного надзора СССР от 28 ноября 1991 о признании Постановления Верховного Совета Азербайджанской Республики от 23 ноября 1991 года о ликвидации НКАО несоответствующим статьям 86 и 87 Конституции СССР, не подозревая, что данная ссылка на самом деле бумерангом возвращается к нему самому и бьёт по его умозаключениям. «Данный факт подтверждает, что Азербайджан не был самостоятельным государством и не имел своей автономии. АзССР, как и другие союзные республики и автономные образования, была частью единого федеративного государства», – бредит Карапетян. На самом же деле данный факт подтверждает совершенно другое: тот факт, что Комитет Конституционного надзора СССР немедленно отреагировал на постановление Верховного Совета Азербайджана о ликвидации НКАО и, в то же время, полностью проигнорировал провозглашение сепаратистами «НКР», ярчайшим образом свидетельствует о том, что данный союзный орган рассматривал только действия законных субъектов. Провозглашение «НКР» было проигнорировано Комитетом точно так же, как если бы, допустим, группа велосипедистов съехалась в Поволжье и объявила там о создании независимой Велосипедной Республики. В то же время Комитет издал свое заключение через два дня (!) после решения законодательного органа Азербайджана о ликвидации НКАО, так как союзное государство продолжало, естественно, считать НКАО частью Азербайджана и не могло не отреагировать на решение Верховного Совета Азербайджана. Ведь если бы провозглашение «НКР» было (предположим) законным, то последующее за ним решение Верховного Совета Азербайджана об упразднении автономной области не имело бы по отношению к уже отделившемуся Нагорному Карабаху никаких правовых последствий и, следовательно, Комитету Конституционного надзора СССР вообще не было бы необходимости реагировать на данное решение азербайджанских властей. Но тем не менее Комитет немедленно вмешался и отменил решение Верховного Совета Азербайджана, восстановив тем самым карабахскую автономию и вернув ее на прежнее место. А также подтвердив «профессорам», вроде Карапетяна, что провозглашение за 2,5 месяца до этого в Нагорном Карабахе так называемой «республики» не имело никакой силы и не заслуживало правовой оценки со стороны данного союзного органа. Вот об этом Карапетян как-то не подумал, напоминая нам о решении Комитета.

Наконец, небезынтересно будет добавить несколько слов о внеочередном Съезде народных депутатов СССР (6-7 сентября 1991 года), который объявил переходный период для формирования новой системы государственных отношений. Съезд постановил ускорить подготовку и подписание Договора о Союзе Суверенных Государств. При этом, как отмечается в постановлении, новый Союз должен был основываться на принципах независимости и территориальной целостности вошедших в него государств. В постановлении была выражена поддержка Съездом стремления союзных республик к признанию их субъектами международного права и рассмотрению вопроса об их членстве в ООН. Ни слова об автономиях в постановлении сказано не было, и они априори продолжали считаться составными частями союзных республик. Съезд подчеркнул, что обретение независимости республиками, решившими отказаться от вхождения в новый Союз, потребует проведения их переговоров с СССР для решения всего комплекса вопросов, связанных с отделением, а также их немедленного присоединения к Договору о нераспространении ядерного оружия, к Заключительному акту СБСЕ и другим важнейшим международным договорам и соглашениям. На основании принятых Съездом решений постановлениями Госсовета СССР от 6 сентября 1991 года было оформлено признание независимости Латвии, Литвы и Эстонии. При этом важно заметить, что если в 1990 году союзное руководство настаивало на необходимости решения всего комплекса вопросов, связанных с выходом прибалтийских республик из состава СССР, в соответствии с Законом СССР от 3 апреля 1990 года, то согласно упомянутым постановлениям Госсовета СССР, эти цели могли быть достигнуты уже в ходе переговоров государственных делегаций Союза ССР с каждой из союзных республик. О переговорах с автономиями по тем же вопросам опять же ничего в постановлениях Госсовета СССР не говорилось.

Ряд юристов считаeт, что постановления внеочередного съезда народных депутатов СССР от 5-6 сентября лишили Закон СССР от 3 апреля 1990 года не только актуальности, но и юридической силы. Как отмечалось выше, республики, которые не желали входить в состав нового Союза, должны были урегулировать с СССР все необходимые вопросы не в рамках предписаний этого Закона, а посредством переговоров. Исходя из этого, многие считают последним днём действия Закона СССР не 26 декабря, когда был распущен СССР, а 6 сентября. Однако и в том, и в другом случае провозглашение 2 сентября «НКР» произошлo ещё в дни действия Закона, а следовательно не имелo юридической силы. Принятие же Верховным Советом Азербайджанской Республики Конституционного Акта «О государственной независимости Азербайджанской Республики» от 18 октября было основано именно на постановлениях внеочередного съезда народных депутатов СССР, положившего, по мнению ряда юристов, конец действию Закона СССР от 3 апреля 1990 года. К тому моменту НКАО продолжала считаться частью Азербайджана, что и было косвенно подтверждено упомянутым Карапетяном решением Комитета Конституционного Надзора СССР.

И последнее. В своей статье Карапетян упорно говорит о каких-то выдающихся деятелях, не называя их имён. Например, «видные деятели международного сообщества поддержали новую инициативу президента Армении Сержа Саргсяна», «сегодняшние лидеры международного сообщества обнаруживают последствия неправовых решений своих предшественников и не допускают восстановления нелегитимной территориальной целостности». Хочется лишь полюбопытствовать, а кто они, эти деятели? Уж не те ли самые баронесса Кокс или конгрессмен Франк Паллон? Если да, то, извините, разговор исчерпан.

Со своей стороны мы соберем все публикации данного «профессора» за последнее время в российской печати и направим по месту его работы, а также в ВАК РФ с просьбой изучить их на предмет соответствия уровня его статей присуждённым автору научным степеням и званиям. Студентов необходимо оградить от тлетворного влияния подобных «грамотеев».

Вугар Сеидов, к.и.н.
АзерТАдж, Берлин
http://1news.az/analytics/20100408095024486.html
http://vesti.az/news.php?id=37471

One Response to “”

  1. Vugar Seidov » Blog Archive Says:

    […] а Азербайджанской ССР. Несмотря на разоблачение в предыдущих статьях, Карапетян продолжает повторять эту чушь. Во-вторых, […]

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.