May 01 2015
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized
Что произошло 24 апреля 1915 года?



starting

Несчастные армянские жертвы геноцида

1 мая, Берлин (АЗЕРТАДЖ). Если верить армянской пропаганде, то 100 лет назад против армян был осуществлён геноцид, который начался с того, что 24 апреля правительство младотурков обезглавило весь цвет армянской нации, арестовав, так сказать, всю её столичную элиту и казнив их без суда и следствия только лишь по причине их национальности.

Мы намеренно не стали использовать выше кавычки, иначе прошлось бы кавычить каждое слово. Давайте лучше вместо этого посмотрим, о чём свидетельствуют архивные источники, к которым армянская сторона боится даже близко подойти. Факты, только факты и ничего кроме фактов!

Итак, апрель 1915 года. После сарыкамышской катастрофы Энвер-паши на восточном фронте русские войска вместе с армянскими добровольческими дружинами и дезертировавшими на их сторону бывшими армянскими военнослужащими Османской армии переходят в наступление, уничтожая на своём пути мирное турецкое население и координируя действия вооружённых армянских банд (назовите их «партизанами», «патриотами», «фидаинами» или «ополченцами» — как душе вашей угодно, но суть от этого не меняется) по противоположную сторону фронта, в тылу у османов. Наступление русской армии сопровождается армянским вооружённым мятежом (назовите это хоть «всенародным восстанием против многовекового ига турецких поработителей») в ряде городов, захватом власти и резнёй местного мусульманского населения во всей Восточной Анатолии (назовём это геноцидом или воздержимся?). Одновременно с этим союзники высаживаются в Чанаккале (Галлиполи) и угрожают взятием Стамбула. На волоске висит судьба не только государства, но и всей нации, физическое истребление которой на востоке страны уже идёт полным ходом.

Это голые факты, характеризующие текущее положение в стране по состоянию на апрель 1915 года, и никто в здравом рассудке не сможет их опровергнуть или назвать «ложью».

В это время османской разведке становится известно, что союзниками разработан план по дестабилизации обстановки в столице, который включает серию терактов 27 апреля в годовщину вступления на трон Султана Мехмета Пятого и покушениe на жизнь ряда высших государственных чиновников — Энвер-паши, Талаат-паши и других. Осуществить их должны члены уже запрещённых к тому времени армянских партий «Дашнакцутюн», «Рамкавар» и «Гнчак». За этими партиями давно уже установлено оперативное наблюдение, и из агентурных источников становится известно о чудовищных планах их руководителей и антигосударственной деятельности многих их членов.

По состоянию на 24 апреля 1915 года в Стамбуле проживали 77.735 армян. В ночь с 24 на 25 апреля, то есть за три дня до запланированных терактов, стамбульская полиция совершила неожиданные рейды на квартиры находившихся под длительным наблюдением сотен членов запрещённых армянских партий. Из них в ходе этой масштабной операции были задержаны только 235 подозреваемых, в квартирах которых были обнаружены оружие, боеприпасы и прочие улики. Те же, у кого во время обыска ничего не нашли (об их точном количестве документальных свидетельств в архивах не обнаружено), избежали ареста, хотя по агентурным данным основания для подозрения в их отношении имелись. Что же касается 235 арестованных лиц, то в квартирах этих представителей «интеллигенции» (все они, будто «сговорившись», оказались членами запрещённых партий) нашли 19 маузеров, 74 винтовок типа Мартини, 111 винтовок типа Винчестер, 3.591 пистолет, 45.221 патрон для этих пистолетов и огромное количество взрывчаток, припасённых «композиторами», «священниками» и «поэтами» для терактов и убийств. Вот такой вполне себе «милый» «цвет» нации.

Произойди подобное в невоюющих сегодня Европе или США, пресса назвала бы эти превентивные меры «блестящей работой спецслужб», раскрывших планировавшиеся теракты «Аль-Каиды», ольстерской ИРА или баскской ЕТА. А поскольку всё это имело место в государстве-противнике в мировой войне, да еще и мусульманском, то характеристика этой операции, естественно, не могла быть иной, чем «начало геноцида» против «порабощённого» христианского населения. Видите ли, сорвали планы союзников и не дали убить ключевых министров руками пятой колонны!

Ну, ладно, Бог с ними. Xорошо хоть упредили мерзавцев.

Итак, из проживавших на тот момент в столице 77.735 армян арестованы были 235 лиц. Некоторые историки пишут о 1.800 и даже 2.345 армянах, но эти цифры не подкреплены ссылками на достоверный источник и взяты с воздуха. Османские же архивные документы свидетельствуют об общем количестве 235 арестованных армян в период между 24 апреля и 24 мая. Часть арестованных (примерно 70 чел.) отправили для дальнейшего расследования на военную базу города Айаш, а другую в количестве 140 человек сослали в Чанкыры (к 31 августа число сосланных увеличилось до 155).

Спрашивается: если турки замыслили геноцид, то к чему все эти ненужные расследования и дорогостоящие этапирования в другие города? Не проще ли привычно «секир-башка» и дело с концом?

Но не будем отвлекаться. Сосланные в Чанкыры поселились на дачах в получасе ходьбы от города. Они могли спокойно гулять по городу, покупать газеты, пить турецкий кофе и курить кальян в открытых кафешках этого симпатичного города, наслаждаться анатолийской весной, но обязаны были раз в день отмечаться в местной полиции и хотя бы притворяться, что политика их не интересует, или хотя бы, что у них нет желания поражения своему родному государству в мировой войне. Некоторым из них, после написания заявления, давали даже деньги на карманные расходы. Как, например, некоему Аршакy Мардиросовичy Дирадорянy, который написал заявление о материальной нужде и ежедневно получал от турецкого налогоплательщика деньги на личные расходы…

Интересный «геноцид», не правда ли?

Идём дальше. Через месяц всем ссыльным был предоставлен выбор — либо продолжить жить в Чанкыры, либо же обратиться (лично или от имени родственников) с просьбой разрешить им вернуться в Стамбул. Больные, иностранные подданые, а также те, вина которых не была установлена, вернулись в Стамбул или же были депортированы к себе на родину. Некоторым из вернувшихся, в отношении которых подозрения сохранялись, но не было достаточных доказательств вины, разрешили жить с семьёй, но только за пределами Стамбула.

Некоторые из освобождённых нелегально проникли в Стамбул, где принялись за старое, как, например, дашнак Серкис Килинчян, который вместо предписанного для его дальнейшего проживания Эскишехера тайно приехал в Стамбул, откуда с помощью немецкой фирмы переехал в Болгарию и вступил в ряды отрядов, воюющих против Османской империи. Наверное, после войны его дети и внуки, переехав в Калифорнию или Париж, стали называть себя “descendants of the genocide survivor”.

Из сосланных в Чанкыры из Стамбула в общей сложности 155 армян 35 были оправданы и освобождены за отсутствием доказательств в причастности к планировавшимся терактам, им было позволено вернуться в Стамбул; 57 оправданы, но без права возвращения в Стамбул, и отправлены для проживания в другие города; 25 были осуждены и отправлены в военные базы Анкары и Айаша. Оставшиеся 31 были признаны виновными, но… помилованы, из которых 13 были высланы для проживания в Измите, 10 — в Эскишехере (в том числе тот негодяй Серкис Килинчян), по двое — в Кутахье, Бурсе, Кастамону, и по одному — в Гейве и Кайсери. Из 7 иностранных подданых трое были депортированы на родину, а оставшимся четырём разрешили оставаться в пределах страны.

Из осужденных и отправленных в Анкару и Айаш 25 стамбульских армян большинство просидели там всю войну и были освобождены после подписания Мудросского перемирия. Только один из них — Дикран Серкисович Багдикян — умер в тюрьме 9 марта 1918 года. А ведь в местах заключения осужденных армянских террористов кормили, в то время как ежедневно от голода умирали сотни жителей страны.

Согласно циркуляру от 24 апреля, помимо 235 арестованных в Стамбуле, были задержаны также 252 члена запрещённых партий в других городах страны.

Всего из задержанных в общей сложности 487 членов запрещённых партий к смертной казни после должного расследования были приговорены… 20 преступников (двое из них — заочно). Они были признаны виновными по статье 54 уголовного кодекса Османской империи, и 15 июня 18 осужденных из двадцати приговорённых были казнены через повешение. Oдин умер в тюрьме, а все остальные спокойно дожили до конца войны, некоторые даже с комфортом.

Вот вам и миф об аресте 24 апреля 1915 года «тысяч невинных интеллигентов», которых якобы выстроили в колонну, маршем отправили куда-то за город, где их поголовно расстреляли. Сплошное враньё, ничего общего с фактами!

А теперь представьте себе, что в годы Второй мировой войны в нацистской Германии арестовывают членов подпольной еврейской организации, готовящей в координации с союзниками покушение на жизнь рейхсминистров, и после расследования, в ходе которого им выдают еще и карманные деньги, суд оправдывает подсудимых из-за нехватки доказательной базы, а некоторых осужденных — милует. И отпускает евреев-подпольщиков на все четыре стороны. Представили?

Вот такой вам «армянский Холокост»!

azertag.az/ru/xeber/851434
http://aze.az/id/118840

Comments are closed.