Dec 31 2009
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized
Казимиров – адвокат сепаратистов

Если переговоры в рамках Минской группы ОБСЕ по Нагорному Карабаху не дадут результатов и превратятся в бесконечный процесс, Азербайджан воспользуется своим законным правом на использование 51-й статьи Устава ООН с целью принуждения государства-агрессора к выполнению четырёх резолюций СБ ООН и освобождения оккупированной части своей международно признанной территории. Устав ООН не для того принимали, чтобы на время «выключать» действие тех или иных его положений или же применять их избирательно. С момента его принятия в 1945 году Устав ООН ни на минуту не прекращал своё действие.

В вопросе восстановления своей территориальной целостности Баку будет руководствоваться скорее положениями международного права по защите суверенитета и территориальной целостности, нежели мнением отставных дипломатов с весьма сомнительной беспристрастностью, пытающихся своими эпизодическими появлениями в СМИ напомнить о себе. Это касается прежде всего бывшего сопредседателя МГ ОБСЕ от РФ Владимира Казимирова, выступившего недавно в ИА РЕГНУМ с очередной анти-азербайджанской статьёй.

Eсли верить коллеге Казимирова, российскому послу в Колумбии В.В.Трухановскому, в Грузию российские войска вошли, также руководствуясь (по всеобщему признанию, совершенно неуместно) всё той же 51-й статьёй Устава ООН. Выходит, использование одних и тех же международных положений – Азербайджаном для освобождения части своей международно признанной территории и Россией для вторжения на международно признанную территорию другого государства – истолковываются противоположно. Если мы ошибаемся, пусть экс-сопредседатель МГ от РФ подтвердит наше заблуждение и громогласно признает неприменимость вышеназванной статьи Устава ООН в случае с вводом российских войск в Южную Осетию и Абхазию. А ведь не признает – старые связи по МИД не позволяют. Вместо этого мы вновь услышим рассказ про «спящий Цхинвал», «атакованных миротворцев», «защиту граждан РФ от грузинской агрессии» – то есть всё то, что годится, скорее, для слива российскими телеканалами на головы не обременённых способностью самостоятельно мыслить обывателей, глотающих любую обработанную по правилам военной пропаганды информацию.

С годами, вообще-то, принято мудреть (по словам самого Казимирова). У человека в отставке должно быть больше свободного времени и, соответсвенно, больше возможности для размышлений и оценки своих собственных аргументов. Читая периодические коментарии г-на Казимирова, складывается впечатление, что их автор так и «застыл» в первой половине 90-х годов и не заметил существенных изменений и динамики как в регионе, так и в целом в мире. Не заметил, к примеру, как в 1999 году его собственная страна, фактически, отреклась от Хасавюртских соглашений 1996 года и Договора о мире и принципах взаимоотношений между РФ и ЧРИ, подписанного в мае 1987 года между Б.Ельциным и А.Масхадовым, и восстановила действие конституции страны в мятежных регионах, а вместе с ней – и свою территориальную целостность. Причём далеко не мирным способом (стоит ли приводить здесь цитату Казимирова из статьи 2 Хельсинкского акта?) То есть Москва успешно сделала то, против чего Казимиров нынче предостерегает Баку, взывая последнего к миролюбию и напоминая о возможных людских потерях.

Да, любая война – это потери. Но только настойчиво ли призывал Казимиров своё правительство перед каждой чеченской войной пожалеть российских призывников и отказаться от восстановления территориальной целостности РФ военным путём? Таких призывов от него мы в те годы не слышали.

При этом он вопрошает, мол, с какой стати Баку подписывал соглашение с руководителями армянской общины Нагорного Карабаха, если последний – не сторона конфликта? Вот и мы недоумеваем, с какой стати нужно было родине Казимирова подписывать соглашения с масхадовцами, если их подписанты – террористы и бандиты, по которым «сортир» плачет, а сами соглашения можно будет потом, не моргнув глазом, срывать?!

Утверждение Казимировa о том, что соотечественникам второго секретаря посольства Азербайджана в РФ на родине якобы «не велено» читать его статьи, является преувеличением собственной значимости. В Баку, кому надо, те читают. А «завзятые оппоненты» не «поперхнулись» и не «смолчали», как самодовольно полагает автор, а давно махнули на него рукой. Потому как из раза в раз, с появлением каждой новой статьи складывается впечатление, что не читает отзывы своих оппонентов именно Казимиров и каждый раз повторяет свои устаревшие аргументы.

К примеру, своего оппонента, сотрудника посольства Азербайджана в РФ Казимиров упрекает в непридании значения деталям, таким как отсутствие указания срока в подписанном Г.Алиевым последнем соглашении о прекращении огня. Да, в последнем документе срок действительно оговорен не был (однако, делает ли этот факт данное соглашение «бессрочным» по определению?) Зато он был указан в Хасавюртских соглашениях, предписывающих 5-летний переходный период с последующей независимостью Чечни. Был ли соблюдён этот срок? Помним мы и про обязательства Азербайджана и Армении перед вступлением в Совет Европы решать конфликт мирным путём. Однако даёт ли это основание для бессрочной оккупации Арменией признанной территории Азербайджана? Если применение силы незаконно, то незаконен и результат применения силы. Обязательства двух стран перед СЕ о неприменении силы предполагали незаконность её использования не post bellum, а на момент status quo ante bellum! Следовательно, на момент вступления двух стран в СЕ международно признанная армяно-азербайджанская граница должна была быть полностью восстановлена, после чего применение силы действительно становилось бы незаконным. А навязывание Азербайджану сомнительного пацифизма в условиях непрекращающейся оккупации его территории – только на руку агрессору (и его внешне «нейтральным» адвокатам), удобно прикрывающемуся подобными умиротворительными формулировками.

Вот когда приходится вспоминать о 51-й статье Устава ООН.

Кстати, это же относится к той части опуса Казимирова, в которой он говорит о нарушении азербайджанскими дипломатами статьи второй Хельсинкского акта (отказ от угрозы применения силы). Говоря об этом, Казимиров, очевидно, надеется на то, что доверчивый читатель не станет лишний раз проверять слова отставного дипломата и, так сказать, поверит ему на слово. Между тем, статья 2 Хельсинкского документа звучит дословно следующим образом: «Государства-участники будут воздерживаться в их взаимных, как и вообще в международных отношениях, от применения силы или угрозы силой как против территориальной целостности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с целями Объединенных Наций и с настоящей Декларацией. Никакие соображения не могут использоваться для того, чтобы обосновывать обращение к угрозе силой или к ее применению в нарушение этого принципа. Соответственно, государства-участники будут воздерживаться от любых действий, представляющих собой угрозу силой или прямое или косвенное применение силы против другого государства-участника. Равным образом, они будут воздерживаться от всех проявлений силы с целью принуждения другого государства-участника к отказу от полного осуществления его суверенных прав. Равным образом, они будут также воздерживаться в их взаимных отношениях от любых актов репрессалий с помощью силы».

Баку неоднократно заявлял, что в случае возобновления военных действий они будут вестись против вооружённых сил Республики Армения на территории Азербайджана до полного его освобождения. Может объяснит г-н Казимиров, на территориальную целостность и политическую независимость какого государства-участника посягнёт Азербайджан в данном случае? Часом, не на «НКР» ли? Циничным является попытка Казимирова вырвать из контекста статьи 2 и процитировать то единственное предложение, в котором нет упоминания термина «государство-участник». Между тем простейший анализ статьи не оставляет сомнений в том, что в ней речь идёт об отношениях между суверенными государствами (государствами-участниками) и недопустимости применения силы и угрозы силой между ними. Любопытно также, что в попытке подкрепить вырванную из общего контекста цитату своими дополнениями, Казимиров многозначительно пишет: «В отличие от других дел тут нет предмета для переговоров или объяснений – настолько всё однозначно». Однозначно совершенно другое – нечестные (если не сказать непрофессиональные) методы цитирования международных документов.

Не нова ссылка Казимирова и на Конституцию Азербайджана, отвергающую войну как способ решения международных конфликтов. По его мнению, начало военных действий со стороны Баку станет нарушением Конституции страны. Как минимум трижды автору этих строк приходилось в прошлом разоблачать подобную своевольную интерпретацию отставным дипломатом основного закона Азербайджана. Между тем, статья девятая Конституции Азербайджана звучит дословно следующим образом: «Азербайджанская Республика с целью обеспечения своей безопасности и обороны создает Вооруженные Силы и другие вооруженные формирования. Азербайджанская Республика отвергает войну как средство посягательства на независимость других государств и как способ решения международных конфликтов». Опять же, на независимость какого государства, позвольте спросить, посягнёт Азербайджан в случае начала освобождения вооружёнными силами оккупированных территорий? В то же время, не мешало бы Казимирову ознакомиться со статьёй 4 Конституции своей собственной страны, которая также обязывает её обеспечивать целостность и неприкосновенность территории РФ. Надеемся, после троекратного пояснения Казимиров перестанет, наконец, безуспешно ссылаться на Конституцию Азербайджана.

Азербайджан бывший сопредседатель МГ называет «чемпионом мира» по угрозам возобновления войны. Между тем, Азербайджан – действительно чемпион мира, но в другом виде спорта. В терпении. Ни одно другое государство не стало бы столько времени ждать добровольного освобождения агрессором оккупированной территории!

«Конечно, жаль всех, кому война принесла гибель, ранения, разлуку с родным домом или иные беды, но это уже свершилось, жертв не вернуть. Возобновление же военных действий потребует новых и немалых потерь, которых пока нет и можно избежать. Так что разница весьма существенная!» – пишет Казимиров. Представим на миг ситуацию на декабрь 1941 года. Войска Гитлера находятся на подступах к Москве, враг оккупировал половину Европейской части СССР. Уже погибли миллионы советских людей. И вдруг появляется некий пацифист, скажем, бразильский дипломат, и говорит: «Ребята, что было – то было. Погибших не вернуть. Но продолжение войны принесёт дополнительные жертвы. Оно вам надо?» И предлагает заключить бессрочное перемирие с Гитлером и начать переговоры протяжённостью в 18 лет.

Говоря о сложившейся двусторонней конфигурации конфликта, Казимиров по-прежнему пытается её модифицировать и впихнуть НК за стол переговоров в качестве третьей стороны. НК стороной конфликта никогда не был. А документ в 1994 году был подписан из тактических соображений – дабы остановить боевые действия. Ради необходимой передышки бумагу можно было подписать хоть с самим чёртом, тем более что неоднократные с тех пор нарушения перемирия лишили этой бумаги всякой силы, и нынешний режим – скорее фактическое перемирие, чем формальное!

А за стол переговоров армяне НК действительно могут сесть, но не с центральным правительством, а с лидерами абсолютно равноценной (что было подтверждено на Афинской встрече СМИД ОБСЕ) азербайджанский общины, ожидающей возвращения в свои дома и совместной с армянами выработки степени автономии в составе Азербайджана.

Отрекаться же от устоявшегося имиджа «адвоката армян» Казимирову всё же не стоит – его обвинение азербайджанского дипломата в стремлении получить «всё», не дав ничего взамен, гармонирует с недавним заявлением Сержа Саргсяна о желании Баку получить «всё». Тогда пришлось через азербайджанские СМИ объяснить армянскому президенту, что Азербайджану не нужно «всего». Ему достаточно только «своего»! И тем не менее, случайно ли такое совпадение в формулировках Саргсяна и Казимирова? Для азербайджанцев это не вопрос.

Вугар Сеидов (Берлин)
http://www.regnum.ru/news/1240245.html

Dec 22 2009
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized
Резолюция ГА ООН о самоопределении народов: кому быть в шоке?

Берлин, 24 декабря (АзерТАдж). В армянском информационном портале news.am вышла статья некоего Ивана Гарибяна «Азербайджан в шоке: ООН вновь закрепила права наций на самоопределение». В ней речь идёт о принятии 64-й сессией Генеральной Ассамблеи ООН резолюции A/64/438 «О всеобщей реализации права народов на самоопределение», с одобренным проектом которой можно ознакомиться на официальной веб-странице ООН:

http://daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N09/632/82/PDF/N0963282.pdf?OpenElement

Статья в news.am – это один из тех хрестоматийных случаев, когда в интересах самого автора было бы лучше воздержаться от появления лишний раз в прессе (тем более абсолютно неподготовленным), дабы не светиться без нужды и не обнажать себя для позорного разноса. А раз уж сам напросился на публичную экзекуцию, не представляющую для нас абсолютно никакого труда и, более того, доставляющую нам определённое удовольствие, то придётся её осуществить.

Не будем приводить длинные цитаты из статьи, за исключением нескольких. К примеру, в самом начале он пишет, что принятие резолюции аж «повергло в шок политическую элиту Азербайджанской Республики», и теперь лучшие умы страны заняты тем, «какую идеологическую стряпню приготовить». По его убеждению, на этот раз Баку не поможет даже «обращение к лучшим традициям работы вездесущей государственно-пропагандистской машины». Скорее всего, Гарибян даже не подозревает, что «шокированный» Азербайджан не только голосовал «за», но и был одним из соавторов принятого документа, в свете чего все его вышеозвученные умозаключения выглядят смешнee цирковых номеров клоуна.

Центральной мыслью статьи является убеждённость автора в том, что в международном праве якобы нет приоритета принципа территориальной целостности государств над правом наций на самоопределение. Так, в начале статьи он пишет, что правительству Азербайджана «реализация права на самоопределение видится исключительно в рамках сохранения территориальной целостности Азербайджана, а это является прямой попыткой ничем не обоснованного ограничения фундаментального международного принципа». Эту же мысль он развивает чуть ниже: «В Баку кто-то когда-то решил, что принцип территориальной целостности государств является приоритетным по отношению к праву народов на самоопределение».

Ну, допустим, решили так не в Баку, а в Хельсинки, и не «когда-то», а в 1975 году, и не «кто-то», а десятки стран мира, в том числе его родина, присоединившаяся к Хельсинкскому документу после обретения ею независимости. Впрочем, если армагитпроповцам «западло» замечать очевидное, насильно указывать им на лежащее на поверхности и устрaнять их безграмотность никто не собирается. Пусть продолжают оболванивать своё собственное общество до посинения. Да и потом, если уж говорить о «ничем не обоснованных ограничениях фундаментальных международных принципов», говоря о которых автор явно пытается произвести впечатление на свою невдумчивую аудиторию, то у нас имеются большие сомнения, в состоянии ли тот же Гарибян представить хотя бы один документ, ограничивающий хоть на самую малость другой фундаментальный международный принцип –территориальной целостности.

«Бакинская пропаганда склонна заниматься обреченным самоутешением, сводящимся к тому, что в последней резолюции Генассамблеи ООН ничего не говорится о приоритетности права наций на самоопределение над принципом соблюдения территориальной целостности государств». И не могло быть сказано, потому как в целом ряде других международных документов говорится об обратной приоритетности! А самоутешением занимаются всё же гарибяны, которым мы подбросим несколько дополнительных сладких конфеток: ни слова о приоритете принципа территориальной целостности над правом на самоопределениe не говорится также в произведениях Ф.М.Достоевского и баснях И.С.Крылова. Разве не повод для радостного хлопанья в ладошки?!

«Реагируя на резолюцию от 18 декабря, в Баку ссылаются на отсутствие в ней положения о приоритетности права на самоопределение над принципом территориальной целостности государств, абсолютно не замечая того, что никто и никогда не говорил о приоритетности второго принципа международного права над первым», – считает Гарибян.

Любой мало-мальски уважающий себя автор, прежде чем браться за перо, удосужился хотя бы ознакомиться с предметом вопроса, чтобы не выглядеть в глазах читателей полным профаном. Прочитал бы литературу по данной теме, ознакомился с источниками. Словом, набрался бы необходимого минимума знаний и фактологического материала. Очевидно, Гарибян – человек весьма занятой, ему некогда собирать материал для своих статей и проводить research. А раз времени на изыскания по теме нет, стало быть нет в природе и документов, в которых говорилось бы о приоритетности одного принципа над другим. Забегая вперёд, порекомендуем ему обратиться к статье VIII Хельсинкского Акта 1975 года и ряду других международных документов, о которых речь пойдёт ниже. Зато чего действительно нет в природе, так это документа, международной конвенции или декларации, в которых говорилось бы о возможности реализации национальными меньшинствами права на самоуправление вплоть до выхода из состава государства и создания ими отдельного государства. Несогласных прошу привести ссылку на документ, статью, параграф, строчку, а не сотрясать воздух безосновательными и голословными заявлениями, имеющими лишь цель пиара перед собственной неосведомлённой аудиторией.

Между тем, уместно будет напомнить, что в международном праве термин «народ» (people) используется в двух совершенно разных смыслах:

  • а) народ как самостоятельная этническая единица безотносительно страны проживания или наличия государственности (напр., этнические украинцы, курды, армяне, поляки, русины, русские, адыги и т.д.), то есть то, что мы привыкли называть «нацией»;
  • b) народ как всё население того или иного государства вне зависимости от его этнического состава, то есть то, что мы привыкли называть «гражданами» или жителями того государства (напр., народ Украины, Азербайджана, США, РФ, Ирана, Канады и т.д.).

Как видим, в англоязычной международно-юридической литературе термин «people» используется для обозначения двух совершенно разных в смысловом отношении понятий, в то время как в русском языке имеется существенная смысловая разница в понятиях русские и россияне, евреи и израильтяне, латыши и латвийцы, азербайджанцы и граждане Азербайджана, казахи и казахстанцы, индусы и индийцы, англичане и британцы, фламандцы/валонцы и бельгийцы, этнические таджики, узбеки, пуштуны и бамианцы, с одной стороны, и афганцы – с другой, и т.д.

Одновременно с этим, принцип самоопределения народов в международном праве также употребляется в трёх разных контекстах, которые ни в коем случае нельзя смешивать:

  • a) деколонизации порабощённых народов с конечным обретением ими своей государственности (напр., самоопределение народа Алжира, Индии, Мали, Зимбабве, избавление их от колониального гнёта и обретение независимости);
  • b) самоопределения национальных меньшинств в составе национальных государств nation-states в рамках территориальной целостности этих государств согласно первому абзацу статьи 1.VIII Хельсинкского Заключительного Акта 1975 года (напр. внутреннее самоопределение шведов Финляндии, лужицких сербов Германии, венгров Румынии, Словакии и Сербии, армян нагорно-карабахского региона Азербайджана, удмуртов России, поляков Беларуси, белорусов Литвы, различные механизмы самоуправления коренных народов США, Канады, Австралии и т.д.);
  • c) самоопределения всего населения независимого и зачастую многонационального государства в форме свободного выборa его гражданами внутриполитического устройства, внешнеполитического статуса, экономической, социальной системы государства, а также собственного правительства без вмешательства или давления извне (данному сценарию посвящён второй абзац статьи 1.VIII Хельсинкского Заключительного Акта 1975 года) (напр. самоопределение народа Афганистана в выборе наиболее предпочтительной, на его взгляд, политической системы без давления извне или самоопределение народа Республики Армения в независимой внешней политике без влияния со стороны).

Таковы три контекста, в рамках которых используется принцип права народов на самоопределение.

Совершенно очевидно, что из выделенных выше двух значений термина «народ» к армянам Нагорного Карабаха не подходит ни одно, поскольку:

1) мировой этнографии неизвестно о существовании «нагорно-карабахской нации», а вместо неё есть армянская община региона, являющаяся частью общеармянского этноса;
2) нет понятия «гражданe Нагорного Карабаха» ввиду отсутствия подобного субъекта международного права, в то время как население области состоит не из одних только этнических армян.

Таким образом, когда в отношении Нагорного Карабаха говорят о праве народов на самоопределение, данный принцип либо совершенно неприменим, либо же может быть отнесён ко всему двухобщинному населению бывшей НКАО, а не к одним только армянам. Относительно же выделенных трёх контекстов, в рамках которых в международном праве используется термин «самоопределениe», к отдельно взятой армянской общине Нагорного Карабаха применим, разумеется, второй контекст (b).

Вызывают сожаление попытки апологетов «миацума» тихонько перенести право колониальных народов на самоопределение вплоть до создания независимых государств на национальные меньшинства в nation-states, удобно игнорируя те лимиты самоопределения, которые очерчены для них в конвенциях и декларациях, касающихся этих меньшинств. Одновременно они пытаются незаметно экстраполировать на национальные меньшинства также те случаи упоминания в международном праве термина «самоопределение народов», которые касаются граждан всего государства и их права на свободный выбор собственной политической системы и внешнего статуса без вмешательства извне (напр. право поликонфессионального ливанского народа на самоопределение и свободный выбор им собственной внутриполитической системы и внешнеполитического курса без вмешательства со стороны восточного соседа или же самоопределение многоэтнического иракского народа в выборе политического устройства страны без влияния извне). Совершенно очевидно, что последний сценарий не имеет ничего общего с нагорно-карабахским конфликтом, и этот случай самоопределения народов применительно к армянам Нагорного Карабаха не рассматривается, так как армяне области – не ливанцы и не иракцы (т.е. не граждане отдельного государства), а Азербайджан по отношению к ним – не Сирия и не НАТО (т.е. не соседнее государство и не внешняя сила).

Таким образом, причина неразберихи при интерпретации в русском языке международных документов, составленных первоначально на английском языке, во многом кроется в сознательной подмене двух разных значений слова «народ», а также в попытках подогнать все три совершенно разные ситуации самоопределения народов под армян Нагорного Карабаха.

А теперь с учётом вышесказанного рассмотрим в отдельности каждый из международных документов, в котором имеется упоминание самоопределения народов, на предмет предполагаемого противоречия с принципом территориальной целостности государств. При этом исходить необходимо из совершенно очевидного и отрицаемого одними лишь клиническими идиотами постулата, что Азербайджанская Республика, сама некогда входившая в состав СССР, никогда не являлась колониальной империей по образцу Британии, Франции или Португалии, а находящаяся в центре Азербайджана территория бывшей НКАО никогда не являлась его «заморской» колонией, армянская община области – порабощённым и страдающим под колониальным гнётом народом, наподобие индусов, зулусов или папуасов, а азербайджанская община – некими латиноамериканскими конкистадорами или южноафриканскими бурами-африканерами! ООН, ОБСЕ, Совет Европы, НАТО и другие международные и региональные организации рассматривают постсоветскую Азербайджанскую Республику в качестве эквивалента постфедеральных Словакии и Македонии, а армянскую общину её исторического (а не «колонизированного») Нагорно-Карабахского региона – в качестве эквивалента венгерского меньшинства в Словакии и албанского населения Македонии. Статус молодой Азербайджанской Республики признан мировым сообществом как классический nation-state европейского образца, а не как подобие Британской Империи; в ООН и другие международные организации Aзербайджанское государство вошлo в границах бывшей Азербайджанской ССР на основе принципа uti possidetis juris; армянское же население двухобщинного Нагорно-Карабахского региона Азербайджана признано именно как национальное меньшинство, а вовсе не находящийся в колониальной зависимости народ. Это та точка отсчёта, от которой необходимо отталкиваться, и малейшее отрицание этих постулатов являeтся словоблудием и беспредметными спекуляциями, в которых мы, из уважения к самим себе, не участвуем. У кого имеются сомнения на сей счёт, пусть спорят не с нами, а обратятся за короткой справкой в руководство международных организаций на предмет того, кого и кем там считают.

Итак, двадцать шестого июня 1945 года в Сан-Франциско был принят Устав ООН, положивший начало новому международному мироустройству. Статья 1, в которой речь идёт о целях ООН, содержит первое упоминание о самоопределении народов в новой, послевоенной системе международных отношений: «[ООН преследует цели] развивать дружественные отношения между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов, а также принимать другие соответствующие меры для укрепления всеобщего мира». Как видим, самоопределение народов упомянуто в статье весьма обобщённо, что неудивительно, так как в год принятия Устава бόльшая часть земного шара находилась в колониальной зависимости. Тем не менее в статье нет ни слова о праве национальных меньшинств на выход из состава государства. Зато сразу за ней идёт статья 2, в которой отмечается, что для достижения целей, указанных в статье 1, самой организации и её членам надлежит действовать в строгом соответствии с принципами, среди которых «воздержание от угрозы силой или её применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с Целями Объединенных Наций». Чёрным по белому! Устав недвусмысленно очерчивает лимиты достижения целей ООН, в том числе самоопределения народов, принципом соблюдения территориальной неприкосновенности или политической независимости государств.

Следующее упоминание права народов на самоопределение содержится в статье 55 Уставa, в которой речь идёт о равноправии наций, правах человека, личных свободах и в которой, по-прежнему, ничего не говорится о возможности достижения этих целей путём отделения части территории и создания отдельного государства. Наконец, в статье 73 речь заходит об обязанностях членов ООН, которым поручено опекать территории, народы которых ещё не достигли полного самоуправления, заботиться о своих подопечных народах. Не стоит даже утруждать себя излишними пояснениями, какие народы и территории подразумеваются под этой категорией. Статья 76 раскрывает задачи системы опеки, среди которых способствование «политическому, экономическому и социальному прогрессу населения территорий под опекой, его прогрессу в области образования и его прогрессивному развитию в направлении к самоуправлению или независимости, что может лучше подойти для специфических условий каждой территории и ее народов и имея в виду свободно выраженное желание этих народов, и как это может быть предусмотрено условиями каждого соглашения об опеке». Действительно, многие островные народы Микронезии, Полинезии, Меланезии (в том числе любимый армянами Вануату), находившиеся в прошлом под опекой ООН или, по её поручению, других развитых государств, достигли полного самоуправления и даже независимости в соответствии с целями и принципами организации. О том, является ли Нагорный Карабах «подопечной ООН» территорией и применимо ли действие 76-й статьи к его армянскому населению, говорить как-то излишне.

Таким образом, в Уставе ООН в двух местах имеется упоминание права народов на самоопределение без конкретизации категории понятия «народ» (см. выше о трёх категориях) и без какого бы то ни было, даже малейшего, намёка на возможность отделения населённой этим обобщённым термином «народ» территории от материнского государства; в одном месте – упоминание самоопределения и возможной независимости народов, находящихся под опекой ООН (здесь уже содержится конкретизация); и ещё в одном месте – недопустимости действий, подрывающих территориальную неприкосновенность или политическую независимость любого государства. Вот и всё! Совершенно непонятна логика людей, которые ссылаются на Устав ООН в попытке обосновать право армян бывшей НКАО на отделение от Азербайджана против воли последнего и создание ими независимого государства или слияние с соседней Арменией. Кроме пункта 4 статьи 2, в котором речь касается территориальной неприкосновенности государств, в документе нет ничего, что относилось бы к их случаю. К чему эти бесполезные и отчаянные ссылки на Устав ООН?

Пойдём дальше. Следующим документом международного права, в котором упоминается право народов на самоопределение, является принятая резолюцией 1514 (XV) Генеральной Ассамблеи от 14 декабря 1960 года «Декларация о предоставлении независимости колониальным странам и народам». Декларация была принята в Год Африки, когда на континенте появилось 17 независимых государств, большинство из которых до этого были французскими колониями, и призывала довести до конца процесс деколонизации зависимых народов. Надеюсь, ни один человек в здравом рассудке не станет утверждать, что армянская община, отдельно выделенная из общего населения Нагорного Карабаха, относится, скорее, к категории постколониальных народов Мадагаскара, Нигера и Чада (кстати, многообщинных народов), чем к категории венгерского нацменьшинства в сербской Воеводине, турецкого – в Болгарии, русинского – в Словакии, моравского – в Чехии, цыганского – в Румынии, австрийского – в итальянской части Тироли, шведского – в Финляндии и т.д., а Азербайджан является на самом деле не многонациональным государством, а аж колониальной империей. Это такой же бред, как, скажем, утверждение о том, что сама Армения является колониальной державой, держащей в зависимости порабощённых курдов-езидов и сопротивляющейся их борьбе за свободу и независимость от иностранного гнёта. Не стоит тратить время на поддержание разговоров на подобные темы. Ограничимся лишь констатацией очевидного – армянский сепаратизм в нагорно-карабахском регионе Азербайджана не имеет ничего общего со справедливой борьбой колониальных народов за национальную независимость, и поэтому многочисленные упоминания права народов на самоопределение в вышеназванной декларации ООН не относятся к армяно-азербайджанскому конфликту и не могут быть использованы в качестве инструмента аппеляции и ссылки.

В 1966 году Генеральная Ассамблея ООН приняла сразу два документа, содержащие упоминание права народов на самоопределение: «Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах» и «Международный пакт о гражданских и политических правах». Статья 1 в обоих документах звучит абсолютно одинаково: «1. Все народы имеют право на самоопределение. В силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономическое, социальное и культурное развитие. [пункт 2 опущен] 3. Все участвующие в настоящем Пакте Государства, в том числе те, которые несут ответственность за управление несамоуправляющимися и подопечными территориями, должны, в соответствии с положениями Устава Организации Объединенных Наций, поощрять осуществление права на самоопределение и уважать это право». Как видно из цитаты, пункт 1 не конкретизирует категорию термина «народ», впрочем, это и неважно, так как ни в одной статье не раскрываются лимиты самоопределения и не отмечается, позволено ли национальным меньшинствам, коими являются карабахские армяне, при реализации права на самоопределение отделяться от государства и создавать своё независимое государство. Однако пункт 3 содержит упоминание несамоуправляющихся и подопечных территорий, т.е. территорий, на опеку над которыми ООН выдал тому или иному государству мандат, чему посвящена значительная часть Устава организации. Как отмечалось выше, Нагорный Карабах к числу таких территорий не относится. Таким образом, эти два международных пакта также не содержат ничего, на что Ереван мог бы сослаться в попытке обосновать право армянских сепаратистов на отделение от Азербайджана в процессе реализации ими своего права на самоопределение. Напротив, в преамбуле обоих документов дважды имеется ссылка на Устав ООН, в котором, как мы помним, отмечалось о территориальной неприкосновенности государств. Поэтому единственной моделью совмещения прав, указанных в этих двух документах, с Уставом ООН остаётся внутреннее самоопределение национальных меньшинств в составе материнского государства.

Кстати, о национальных меньшинствах. Статья 27 пакта о гражданских и политических правах, посвященная этническим, религиозным и языковым меньшинствам, даст впоследствии толчок к принятию Генеральной Ассамблеей ООН 18 декабря 1992 года ещё одного важнейшего документа международного права, непосредственно относящегося к армянам Нагорного Карабаха – «Декларации о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам», о чём отмечено в её документе. В декларации нет ни единого упоминания права на самоопределение (впрочем, мы и не злорадствуем, а напротив, искренне предлагаем двухобщинному населению бывшей НКАО внутреннее самоопределение), зато обращает на себя внимание пункт 4 статьи 8: «Ничто в настоящей Декларации не может быть истолковано как допускающее какую бы то ни было деятельность, противоречащую целям и принципам Организации Объединенных Наций, включая принципы уважения суверенного равенства, территориальной целостности и политической независимости государств». Дальнейшие комментарии излишни.

К правам национальных меньшинств мы ещё вернёмся. А пока обратимся к принятой 9 декабря 1981 года резолюцией A/RES/36/103 Генеральной Ассамблеи ООН «Декларации о недопустимости интервенции и вмешательства во внутренние дела государств», констатировавшей в преамбуле, что «установление, поддержание и укрепление международного мира и безопасности основаны на свободе, равенстве, самоопределении и независимости, уважении суверенитета государств», и подтвердившей «право на самоопределение и независимость народов, находящихся под колониальным господством, иностранной оккупацией или под гнётом расистских режимов». Это один из немногих документов международного права, в котором термины «самоопределение» и «независимость» использованы вместе, однако, как видно невооружённым глазом, первая выдержка относится к самоопределению и независимости государств, а не народов, а вторая – к колониальным народам. Нет никакого намёка на самоопределение и независимость национальных меньшинств. И в том, и в другом случае армяне Нагорного Карабаха абсолютно ни при чём. О праве народов, находящихся под колониальным господством или иностранной оккупацией, на самоопределение, свободу и независимость и праве этих народов вести с этой целью как политическую, так и вооружённую борьбу в соответствии с целями и принципами Устава ООН говорится также в разделах 2-II-d, 2-III-b и 4 Приложения к данной декларации.

Между тем, в той же преамбуле отмечается, что «основополагающий принцип Устава [ООН] состоит в том, что все государства обязаны не угрожать силой и не применять её против суверенитета, политической независимости или территориальной неприкосновенности других государств», и подчёркивается, что «любое нарушение принципа отказа от интервенции и невмешательства во внутренние дела государств создаёт угрозу свободе народов, суверенитету, политической независимости и территориальной неприкосновенности государств, их политическому, экономическому, социальному и культурному развитию, а также ставит под угрозу международный мир и безопасность». Декларация содержит призыв уважать «суверенитет, политическую независимость, территориальную неприкосновенность, национальное единство и безопасность всех государств, а также национальную самобытность и культурное наследие их народов» (2-I-a), обязывает государства «воздерживаться в их международных отношениях от угрозы силой или её применения в какой бы то ни было форме с целью нарушить международно признанные границы другого государства» (2-II-a), «обеспечить, чтобы [их] территории не использовались каким-либо образом, который нарушал бы суверенитет, политическую независимость, территориальную неприкосновенность и национальное единство» (2-II-b). Тут же отмечается, что «это обязательство относится также к государствам, на которые возложена ответственность за территории, которым ещё предстоит достичь самоопределения и национальной независимости» (2-II-b). Это ещё один случай, когда «самоопределение и национальная независимость» указаны вместе, однако, как явствует из текста, возможность самоопределения до уровня независимости предоставлена не всем подряд, a несамоуправляющимся и подопечным территориям, которым посвящены статьи 73-85 Устава ООН. Стоит ли отдельно отмечать, что Нагорно-Карабахская область Азербайджана к таким территориям не относится и действие этого положения декларации не распространяется на Нагорный Карабах?!

В то же время, непосредственно нагорно-карабахского конфликта касаются положения разделов 2-II-f и 2-III-е: «обязанность государства воздерживаться от оказания содействия, поощрения или поддержки, прямо или косвенно, мятежной или сепаратистской деятельности в других государствах под каким бы то ни было предлогом, или от каких-либо действий, направленных на нарушение единства или подрыв, или свержение политического строя других государств» и «право и обязанность государства не признавать ситуаций, сложившихся в результате угрозы силой или её применения, или актов, совершённых в нарушение принципа отказа от интервенции и невмешательства».

Наконец, 5-й и 6-й разделы специально подчёркивают, что документ никоим образом не затрагивает положений Устава ООН, особенно глав VI и VII (напомним, в главу VII входит статья 51, предоставляющая государствам право на самооборону). Так что, сожалеем, но и эта декларация ООН не позволяет армянской общине Нагорного Карабаха перечеркнуть территориальную целостность Азербайджана в процессе реализации своего права на самоопределение.

То же самое относится и к принятой недавно резолюции ГА ООН A/64/438 «О всеобщей реализации права народов на самоопределение», по поводу которой так самозабвенно торжествует Гарибян. Внимательное ознакомление с текстом резолюции не оставляет места спекуляциям и двусмысленным интерпретациям: данный документ не приравнивает право нацменьшинств на самоопределение к праву на их сецессию, и в этом смысле он ничем не отличается от предыдущих документов ООН. Да и вообще непонятно, какую связь армяне усмотрели между данной резолюцией и карабахским сепаратизмом, в то время как речь в ней идёт о самоопределении народов, находящихся под колониальным, иностранным и чужеземным господством. Напротив, в пункте 2 резолюции говорится о «решительном неприятии актов иностранной военной интервенции, агрессии и оккупации, поскольку они приводили к попранию права народов на самоопределение и других прав человека в некоторых частях мира» (тут можно вспомнить военную интервенцию Армении против своего соседа и оккупацию ею «Нагорно-Карабахского региона Азербайджана» [дословная формулировка резолюции ГА ООН A/RES/62/243 от 14 марта 2008 года], в результате которых лишённой права на самоопределение оказалась азербайджанская община Нагорного Карабаха), а в пункте 4 выражается «сожаление по поводу участи миллионов беженцев и перемещенных лиц, оказавшихся в результате вышеупомянутых актов оторванными от дома», и вновь подтверждается «их право на добровольное, безопасное и достойное возвращение домой». Пункт 3 документа «призывает государства, ответственные за такие акты, немедленно прекратить свою военную интервенцию и оккупацию в отношении других стран и территорий». Стоит ли после этого удивляться, что Азербайджан активно поддержал данную резолюцию!

Конечно, в порыве ликования гарибяны могут удариться в привычное словоблудие и попытаться возразить, дескать, под самоопределением народов, находящихся под иностранным и чужеземным господством, ООН как раз и имеет в виду «свободолюбивых арцахцев», а под неприятием агрессии, мол, имеется в виду недопустимость вооружённой интервенции Азербайджана против суверенной и самоопределившейся «НКР». Что ж, не будем участвовать в подобных дискуссиях, а отошлём нетерпеливых оппонентов к другой резолюции той же самой ООН, из которой можно прекрасно для себя уяснить, что и кого имеет в виду эта организация под теми или иными формулировками. Резолюция ГА ООН A/RES/62/243 «Положение на оккупированных территориях Азербайджана» недвусмысленно определяет Нагорный Карабах как регион Азербайджана, оккупированные территории называет своим именем и содержит, помимо прочих, следующие положения: «[Генеральная Ассамблея] вновь заявляет о неизменном уважении и поддержке суверенитета и территориальной целостности Азербайджанской Республики в пределах ее международно признанных границ; требует немедленного, полного и безоговорочного вывода всех армянских сил со всех оккупированных территорий Азербайджанской Республики; подтверждает неотъемлемое право населения, изгнанного с оккупированных территорий Азербайджанской Республики, на возвращение в свои дома и подчеркивает необходимость создания надлежащих условий для этого возвращения, включая комплексное восстановление на пострадавших от конфликта территориях; признает необходимость обеспечения нормальных, безопасных и равных условий жизни армянской и азербайджанской общинам в Нагорно-Карабахском регионе Азербайджанской Республики, что позволит создать эффективную демократическую систему самоуправления в этом регионе в рамках Азербайджанской Республики (кстати, о самоопределении Нагорного Карабаха – В.С.); вновь заявляет, что ни одно государство не должно признавать законной ситуацию, сложившуюся в результате оккупации территорий Азербайджанской Республики, и не должно содействовать или способствовать сохранению этой ситуации».

Сомневаемся, что ООН будет принимать два взаимоисключающих документа. Очевидно, если поставить рядом две эти резолюции и взглянуть на них в едином контексте и вo взаимосвязи, основания для эйфории в Ереване явно уменьшится. И в шок, скорее, впадут в Армении, нежели в Азербайджане.

Перейдём к другим международным организациям. Первого февраля 1995 года государства-члены Совета Европы подписали любопытный документ, имеющий прямое отношение к армянской общине Нагорного Карабаха: «Рамочную конвенцию о защите национальных меньшинств». В конвенции нет прямого упоминания права национальных меньшинств на самоопределение, хотя в преамбуле имеется некоторый намёк на условия, необходимые для реализации ими своих прав: «плюралистическое и подлинно демократическое общество должно не только уважать этническую, культурную, языковую и религиозную самобытность каждого из людей, принадлежащих к национальному меньшинству, но и создавать соответствующие условия, позволяющие им проявлять, сохранять и развивать эту самобытность». И далее в статье 15 говорится: «Участники создают необходимые условия для эффективного участия лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, в культурной, социальной и экономической жизни и в ведении государственных дел, в частности, в вопросах, их касающихся». Эти две выдержки из конвенции составляют всё, что можно с большой натяжкой отнести к теме самоопределения при отсутствии его прямого упоминания. Зато в статье 21 недвусмысленно и без каких бы то ни было натяжек, как говорится, чёрным по белому отмечается о необходимости соблюдения территориальной целостности государств: «Ничто в настоящей рамочной Конвенции не может быть истолковано как подразумевающее любое право заниматься любой деятельностью или совершать любые действия, которые противоречат основополагающим принципам международного права, в частности принципам суверенного равенства, территориальной целостности и политической независимости государств».

Как показывает практика, Армения, будучи членом Совета Европы, продолжает открыто нарушать данную статью конвенции, по-своему истолковывая её на уровне президента и парламента и открыто поддерживая деятельность, которая, как отмечается в статье, противоречит принципам международного права, в частности, принципу территориальной целостности соседнего государства. Однако куда важнее другое – данный документ международного права также не подкидывает армянской стороне дополнительных ссылок и не даёт возможности документально обосновать распространение действия «права на самоопределение» до уровня создания национальными меньшинствами независимого государства, а напротив, ещё раз подтверждает верховенство принципа территориальной целостности стран-членов Совета Европы над тем, о чём в тексте даже никак не упоминается!

Интерес вызывает также статья 20 конвенции, согласно которой лица, принадлежащие к национальным меньшинствам, обязаны соблюдать Конституцию государства, а также права других граждан. Это относится к ситуации, когда лица, принадлежащие к национальным меньшинствам, находятся в меньшинстве в масштабе государства, однако составляют большинство в пределах одного региона. О том, как «рьяно» и «самозабвенно» армянская община бывшей НКАО соблюдала и продолжает соблюдать Конституцию Азербайджана и с какой «трогательной заботой» она отнеслась к находящейся по отношению к ней в меньшинстве азербайджанской общине, напоминать излишне. Достаточно лишь вспомнить, что министр иностранных дел Армении Эдвард Налбандян, сам не ведая, как высоко своим заявлением он поднял брови мирового сообщества, выдвинул предусловия для возвращения азербайджанской общины в Нагорный Карабах, поставив её на одну плоскость с армянскими беженцами из Азербайджана, у которых, вообще-то, имеется свой эквивалент – азербайджанские беженцы из Армении.

29 июня 1990 года на совещании другой организации – СБСЕ – был принят Документ Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ. В документе достаточно много статей посвящено правам национальных меньшинств, однако в нём также не сказано ни слова об их праве на отделение от государства. Напротив, статья 37 документа гласит: «Ни одно из этих положений не может толковаться как подразумевающее какое-либо право заниматься любой деятельностью или осуществлять любое действие вопреки целям и принципам Устава Организации Объединенных Наций, другим обязательствам по международному праву или положению Заключительного акта, включая принцип территориальной целостности государств».

Касаясь ОБСЕ, членами которой являются Армения и Азербайджан, следует вспомнить ещё о двух важнейших её документах: Хельсинкском Заключительном Актe 1975 года и Парижской хартии для новой Европы 1990 года. В обоих документах отсутствует даже малейший намёк на возможность реализации права на самоопределение вплоть до отделения. Напротив, в Хельсинкском Акте самоопределение народов поставлено в зависимость от соблюдения территориальной целостности и суверенитета государств: «Государства-участники будут уважать равноправие и право народов распоряжаться своей судьбой, действуя постоянно в соответствии с целями и принципами Устава ООН и соответствующими нормами международного права, включая те, которые относятся к территориальной целостности государств. Исходя из принципа равноправия и права народов распоряжаться своей судьбой, все народы всегда имеют право в условиях полной свободы определять, когда и как они желают, свой внутренний и внешний политический статус без вмешательства извне и осуществлять по своему усмотрению свое политическое, экономическое, социальное и культурное развитие». При этом следует заметить, что второе предложение относится не к национальным меньшинствам, а к народу как совокупности всех граждан суверенного государства. Подтверждением тому являются неоднократные пояснения прав, относящихся непосредственно к национальным меньшинствам, среди которых нет упоминания права на отделение и создание независимого государства: «Государства-участники, на чьей территории имеются национальные меньшинства, будут уважать право лиц, принадлежащих к таким меньшинствам, на равенство перед законом, будут предоставлять им полную возможность фактического пользования правами человека и основными свободами и будут, таким образом, защищать их законные интересы в этой области»; «Государства-участники, признавая вклад, который национальные меньшинства или региональные культуры могут вносить в сотрудничество между ними в различных областях культуры, намерены в случае, когда на их территории имеются такие меньшинства или культуры, способствовать этому вкладу с учетом законных интересов их членов».

Зато чуть ли не красной нитью через Хельсинкский Акт проходят принципы территориальной целостности и нерушимости государственных границ. Приведём несколько выдержек:

«Государства-участники будут воздерживаться в их взаимных, как и вообще в их международных отношениях от применения силы или угрозы силой как против территориальной целостности, или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с целями Объединенных Наций и с настоящей Декларацией»;
«[Государства-участники] считают, что их границы могут изменяться, в соответствии с международным правом, мирным путем и по договоренности»; «Государства-участники рассматривают как нерушимые все границы друг друга, так и границы всех государств в Европе, и поэтому они будут воздерживаться сейчас и в будущем от любых посягательств на эти границы. Они будут, соответственно, воздерживаться также от любых требований или действий, направленных на захват и узурпацию части или всей территории любого государства-участника»;
«Государства-участники будут уважать территориальную целостность каждого из государств-участников. В соответствии с этим они будут воздерживаться от любых действий, несовместимых с целями и принципами Устава Организации Объединенных Наций, против территориальной целостности, политической независимости или единства любого государства-участника и, в частности, от любых таких действий, представляющих собой применение силы или угрозу силой»;
• «[Государства-участники исполнены] решимости также воздерживаться в их взаимных, как и вообще в их международных отношениях от применения силы или угрозы силой как против территориальной целостности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с целями Объединенных Наций и с принятой в этом Заключительном акте Декларациeй принципов, которыми государства-участники будут руководствоваться во взаимных отношениях»
.

Парижская хартия для новой Европы 1990 года также ограничивает самоопределение народов рамками территориальной целостности государств: «Мы [главы государств и правительств государств-участников СБСЕ] вновь подтверждаем равноправие народов и их право распоряжаться своей судьбой (right to self-determination в английском варианте – В.С.) в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций и соответствующими нормами международного права, включая те, которые относятся к территориальной целостности государств». В тексте также говорится о намерении государств-участников «воздерживаться от применения силы или угрозы силой против территориальной целостности или политической независимости какого-либо государства» и «сотрудничать в деле защиты демократических институтов от действий, нарушающих независимость, суверенное равенство или территориальную целостность государств-участников». Как видим, и этот документ ОБСЕ подтверждает верховенство принципа территориальной целостности над правом на самоопределение.

Не знаем, насколько полезными для гарибянов и иже с ними могут оказаться документы различных региональных организаций, таких как Организация Африканского Единства, но с удовольствием разжуём для них и «Африканскую хартию прав человека и народов», принятую в 1981 году. Право народов на самоопределение упоминается в документе лишь однажды в статье 20, да и то применительно к колониальным народам и без установления лимитов самоопределения. Применима ли данная статья к армянской общине Нагорного Карабаха и корректно ли армянской стороне ссылаться на неё – вопрос риторический. Зато немало пользы принесло бы ей знакомство с пунктом 5 статьи 29, в котором говорится об обязанности каждого человека «сохранять и укреплять национальную независимость и территориальную целостность своей страны, а также содействовать её обороне в соответствии с законом». Излишне напоминать, что в беспредметных дебатах на тему, чтó конкретно подразумевается под термином «страна» – признанные мировым сообществом государства или сепаратистские самопровозглашённые образования, – участием мы себя не обременяем.

Таким образом, в сложившемся после второй мировой войны новом мироустройстве и системе международных отношений право на самоопределение вплоть до создания независимого государства было предоставлено только колониальным народам. Армяне Нагорного Карабаха не являются ни колониальным народом, ни отдельной этнической единицей, а представляют собой национальное меньшинство в составе другого суверенного государства nation-state. Самоопределение же национальных меньшинств в международном праве, как видно из анализа его документов, недвусмысленно ограничивается рамками территориальной целостности государств. Подробно изучив все основополагающие документы международного права, содержащие упоминание права на самоопределение, мы не обнаружили ни одного случая не то, чтобы преваляции данного права над принципом территориальной целостности, но даже вступления этих двух принципов в противоречие друг с другом. В этой связи, непонятны суждения экспертов, считающих, что право народов на самоопределение вступает в конфликт с принципом территориальной целостности. Конфликта нет. В международном праве нет ни одного документа, позволяющего армянам Нагорного Карабаха, как и другим национальным меньшинствам, добиться самоопределения, доходящего до выхода из состава Азербайджана и создания ими независимого государства. И в этом смысле принятая 18 декабря резолюция Генеральной Ассамблеи ООН «О всеобщей реализации права народов на самоопределение» – не исключение.

Для Баку важен тот факт, что в опубликованном на сайте Государственного департамента США документе, содержащего детали Мадридских принципов, говорится об урегулировании армяно-азербайджанского, нагорно-карабахского конфликта на базе трёх принципов – территориальной целостности государств, неприменении силы и праве народов на самоопределение, – а преамбула документа содержит прямую ссылку на Хельсинкский акт. О лимитах и рамках самоопределения, очерченных Хельсинкским актом, говорилось выше. Не потому ли тревогу по Мадридским принципам сегодня бьют именно в Армении, а не в Азербайджане, в целом принявшем предложения посредников? Не повод ли для Гарибяна и ему подобных задуматься над этим вопросом, вместо того чтобы ликовать по поводу принятия не имеющей к Нагорному Карабаху никакого отношения резолюции?

Впрочем, в самой Армении есть немало тех, кто заметил «опасность» Хельсинкского акта по части неоспоримой приоритетности одного принципа над другим и осознал невозможность достижения целей «миацума» на основе этого документа. Так, некто Андриас Гукасян в попытке откреститься от данного документа пытался даже обосновать нелегитимнoсть независимости Армении и, как «следствие», незаконность её присоединения к Хельсинкскому акту. Отношение к независимости собственной родины – дело, конечно, хозяйское. Однако подпись Армении, как говорится, не вырубишь топором.

Армяне могут, конечно, бесконечно успокаивать себя, дескать, Ереван официально пока не принимал Мадридский документ и не ставил под ним свою подпись. Возможно. Зато на состоявшейся 1-2 декабря в Афинах встрече СМИД ОБСЕ он подписался под Совместным заявлением министров иностранных дел Армении, Азербайджана и стран-сопредседателей МГ ОБСЕ, в котором говорится следующее: «Министры в очередной раз заявили о своей приверженности интенсивной работе для решения остающихся вопросов и достижения соглашения, основанного, в частности, на принципах Хельсинкского заключительного акта о неиспользовании силы, территориальной целостности и права народов на самоопределение».

Из песни слов не выкинешь – в Афинах Армения официально заявила о приверженности урегулировaнию конфликта на базе именно Хельсинкского акта, восьмая статья которого как раз и предусматривает возможность самоопределения народов в рамках территориальной целостности государств. Если у Гарибяна остались сомнения, рекомендуем ему обратиться к АНК, в заявлении которого недвусмысленно и справедливо отмечается следующее: «Одновременное применение принципов территориальной целостности и права на самоопределение означает, что каким бы высоким ни был статус автономии Нагорного Карабаха, он будет реализован в рамках территориальной целостности Азербайджана. То есть Нагорный Карабах будет частью Азербайджана… Армения впервые официально дала согласие на то, чтобы карабахский конфликт был урегулирован в рамках территориальной целостности Азербайджана. В данном случае включение права народов на самоопределение в число принципов урегулирования никоим образом не смягчает и не возмещает сдачу Арменией своих позиций… Таким образом, Армения согласилась на такое урегулирование проблемы Карабаха, которое ставит крест на всяческой перспективе международного признания независимости Нагорного Карабаха».

Наконец, Афинская встреча СМИД ОБСЕ ознаменовалась ещё одним успехом азербайджанской дипломатии, оставшимся незамеченным многими наблюдателями, за исключением, пожалуй, Татула Акопяна. В результате немалых усилий и долгой закулисной работы, Баку удалось-таки документально зафиксировать формулировку «равноправия народов», под которой подразумеваются равные права для обеих общин Нагорного Карабаха, и добиться включения её в подписанное Арменией совместное заявление министров. Пусть теперь в Ереване попытаются хоть заикнуться, что карабахские армяне – народ, а карабахские азербайджанцы – нет, и что первые имеют право на самоуправление, а вторые – «не очень».

А тем временем пусть Гарибян и ему подобные, не замечающие всех этих ловушек и подвохов, продолжают ликовать по поводу принятия ГА ООН резолюции, никак не затрагивающей территориальной целостности стран и нерушимость их государственных границ, а посему полностью поддержанную Азербайджаном.

Вугар Сеидов
АзерТАдж, Берлин
http://www.day.az/news/politics/187333.html
http://1news.az/analytics/20091226111928910.html

Dec 17 2009
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized
Журнал Voyager привёл карту Азербайджана в надлежащий вид

Как уже сообщалось, британская авиакомпания BMI, осуществляющая пассажирские перевозки из Великобритании в Азербайджан, допустила на своём сайте ошибку, отнеся Азербайджан к Азии (Армению и Грузию – к Европе) и указав карту Азербайджана без Нахчывана. По этому поводу 29 июля АзерТАдж выступил со статьёй, призвав наших граждан посылать письма в руководство авиакомпании с просьбой устранить эти ошибки.

Не прошло и суток, как в вебсайт были внесены исправления. Теперь Азербайджан наряду с двумя другими южно-кавказскими государствами включён в категорию «Европа», а на карте страны Нахчыван «возвращён» на своё прежнее место, т.е. в состав нашего государства:

http://www.flybmi.com/bmi/en-gb/flight-and-airport-info/destination-guides/europe-azerbaijan.aspx

Тем не менее редакция бортового журнала Voyager, распространяемого среди пассажиров авиакомпании BMI, несмотря на данные обещания, не стала торопиться с исправлением ещё одной ошибки, на этот раз связанной с контурами Нагорного Карабаха, который был обозначен на карте Южного Кавказа государственными границами, ничем не отличающимися по формату от границ независимых государств (на той же карте Приднестровье, Абхазия и Южная Осетия никак не были обозначены). Складывалось впечатление, будто в Южном Кавказе существовали 4 независимые государства. Августовский номер журнала вышел с прежней ошибкой, а в сентябрьском номере карта и вовсе отсутствовала.

После настойчивых обращений граждан Азербайджана редакция исправила, наконец, и эту ошибку. Теперь государственными границами обозначены только независимые суверенные государства, среди которых нет сепаратистских территорий.

С содержанием бортового журнала Voyager можно ознакомиться также в интернете: http://www.bmivoyager.com/

Выражаем благодарность всем соотечественникам, проявившим гражданскую активность и совместными усилиями добившимся устранения ошибок.

Вугар Сеидов
АзерТАдж, Берлин
http://azertag.com/jsp/shownews.jsp?id=4408&cdate=2009-12-17&lang=ru

Dec 10 2009
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized
Комментарий к статье «русского патриота»

Берлин, 10 декабря (АзерТАдж). Опубликованная в ленте ИА РЕГНУМ статья «Конфликты на постсоветском пространстве – последствия преступной политики советского режима» представляет собой взгляд на старые армянские мечты о территориальном расширении сквозь новую и довольно оригинальную призму. На этот раз автор Карен Микаэлян, переодевшись в «русского патриота» Михайловского, зондирует почву для достижения старых целей… посредством пробуждения русского патриотизма и на волне возрождённого русского духа. Так сказать, под чужой шумок и за чужой счёт. Нахаляву, короче. Помочь своей родине раздвинуть границы и частично преодолеть извечный комплекс территориальной неполноценности стратег собирается, разумеется, также руками русских, толкая их вперёд и убеждая начать собирать потерянные в ходе распада СССР исторические территории, а заодно и про армян не забыть.

Ох, как всё это знакомо из истории! Типичная тактика – подлизаться к сильным и постараться их руками добиться своего (как в годы первой мировой).

Статью настоятельно рекомендуем прочитать в качестве хрестоматии по изучению вопросов тактического многообразия достижения микросубъектами своих макроцелей: http://regnum.ru/news/1233187.html

От начала и до конца в статье нынешние границы пост-советских республик названы «преступными», и звучит отчаянный призыв к определению новых «законных» границ. Между гитлеровцами, коммунистами и… младотурками (?) поставлен знак равенства. «От большевиков, советской власти Россия, русские пострадали больше, чем немцы от гитлеризма, национал-социализма. Возможны ли в современной Германии положительные упоминания о каких-то гестаповских традициях, как это делается в России о чекистских традициях? Возможно ли в новой Германии возвеличивание гитлеровцев, как все еще в России большевиков и в Турции младотурок?», – пишет автор, не задумываясь при этом, возможно ли сегодня в той же ФРГ перезахоронение со всеми почестями и на государственном уровне гитлеровского генерала, как это было сделано в Армении с прахом гитлеровского подонка, генерала Драстамата Канаяна, уничтожавшего в годы Великой Отечественной войны наших отцов и дедов, бойцов Красной Армии.

Азербайджан, Грузию, Молдову и Украину Микаэлян называет «мини-империями». Его родной Армении в этом списке, разумеется, нет. Не потому ли Азербайджан остался «мини-империей», что никогда не изгонял национальных меньшинств и не выдвигал лозунг «Азербайджан для азербайджанцев»? И не потому ли некогда многонациональная Армения «чудесным» образом выпала из этого списка, что провела в жизнь и довела до логического завершения политику, которую Азербайджан никогда перед собой не ставил – превращение многонациональной республики в моноэтническую?

«Границы мини-империй были установлены ленинско-сталинско-хрущевскими картографами с нарушением прав народов, без учета их интересов. И эти границы подлежат исправлению, как во многом были исправлены границы СССР, СФРЮ. Сначала справедливые границы, а потом они вообще потеряют смысл, как в объединенной Европе. Соединенные Штаты Европы, Соединенные Штаты Мира – неизбежны», – предрекает «Нострадамус». Tут уже невозможно сдержать смех – ведь если утрата в будущем государственными границами своего смысла является неизбежностью, в чём тогда смысл их изменения сегодня? Не проще ли не трогать их и дождаться этих самых «Соединённых Штатов Мира» с сопутствующим им всеобщим счастьем и благодатью без границ и пограничных столбов?

«Абхазы, южные осетины, армяне Арцаха, русские Крыма были в нарушение их прав и против их воли включены в состав т.н. советских республик, и они не могут оставаться в составе этих мини-империй только потому, что Беловежские соглашения были подписаны незаконно, с нарушениями и без учета воли народов, а мировое сообщество поспешило с признанием мини-империй, хотя они имели нерешенные территориальные проблемы, которые приводят теперь к войнам и дестабилизируют ситуацию в регионах», – пишет он. Всё хорошо, да только маленькое «алаверды»: в ряду народов, права которых, видите ли, были нарушены и которых «против их воли включили в состав т.н. советских республик», забыли упомянуть азербайджанцев Зангезура, Восточной Гёйчи, Араратской долины, Амасии (т.е. почти трети территории его родной Армении), Квемо-Картли (Борчалы) и Дербентского района. Их ведь тоже включили в состав России, Армении и Грузии, не спросив их мнения. Разве не так? Может имеются доказательства, что их как раз-таки спросили?

При условии добавления азербайджанцев в микаэляновский список «обделённых народов», ничего против его идеи пересмотра границ по этническому принципу мы не имеем. При таком раскладе Армения, возможно, и заберёт 4 армянских района НКАО (без азербайджанской Шуши) и часть бывшего Шаумяновского районa, но потеряет в пользу Азербайджана треть своей территории плюс половину Еревана! И останется без границы с Ираном. Устраивает автора такой сценарий?

Почему-то эксперты-армяне, глаголя о правах обделённых народов, почти всегда имеют в виду одних только армян и удобно для себя наделяют свою родину иммунитетом против действия их же собственных аргументов в отношении самой Армении. Когда дело касается соседних республик, границы можно без труда менять для обеспечения самоопределения армянского населения. А когда речь заходит о самой Армении, её территориальная целостность внезапно становится незыблемой.

В одном месте автор пишет: «Лидеры мини-империй шантажируют Россию и вводят в заблуждение мировое сообщество, ложно и нагло обвиняют Россию и Армению в агрессии против соседей, стремясь сохранить территориальные приобретения, преступно доставшиеся им в советское время, в то время как речь идет о восстановлении прав народов и территориальной целостности России и Армении, нарушенных в советское время». Складывается впечатление, будто в советское время выиграли все, кроме России и Армении. Ну Россия – понятно, oна неоднократно упомянута поклонником Учредительного Собрания с тактической целью, чтобы помочь за её счёт «прокатиться» Армении («зайчиком»). Но говоря о «преступно доставшихся территориальных приобретениях», Микаэлян явно забывает про подаренный большевиками в декабре 1920 года Армении Зангезур, населённый преимущественно азербайджанцами, а также ряд других областей, не говоря уже о целенаправленной и многоволновой политике демографической де-азербайджанизации Армении. По Микаэляну же есть только Армения и права армянского народа, и больше ничего и никого.

В другом месте он и вовсе называет свою родину «более продвинутой по пути к демократии и рыночной экономике». На фоне мартовских событий 2008 года, полного экономического коллапса и невиданной эмиграции ничего, кроме снисходительной улыбки, подобное утверждение вызвать не может.

В общем-то, все рассуждения автора имеют одну цель: Россия должна поддержать Армению в ее территориальных амбициях. Обосновать это ничем рациональным невозможно. Армении, в отличие от Азербайджана, предложить России абсолютно нечего ни в экономическом отношении, ни даже в контексте безопасности. Ничего, кроме христианской солидарности, имеющей какое-то значение разве что в инквизиторские средние века, но не в XXI веке. Вот и предпринята отчаянная попытка призвать на помощь «идеологию». А идеология без материальной заинтересованности и подпитки почти всегда обречена на провал. Так что проблемы свои, особенно стратегические, Россия и Армения, как ни крути, но всё же решать будут раздельно. Как это и было неоднократно в прошлом. И в будущем будет так же.

Вугар Сеидов
АзерТАдж, Берлин
http://www.1news.az/analytics/20091211020035053.html

Dec 07 2009
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized
Карабах как раскалённый уголь на ладони Армении

Берлин, 8 декабря (АзерТАдж). Третьего декабря в армянском онлайн издании 7or.am вышла любопытная статья армянского аналитика Андриаса Гукасяна под названием «”Целомудрие”, “бескорыстие” и “романтизм” армянских политиков как метод урегулирования карабахского конфликта». В ней автор неоднократно отмечает, что Армения несколько раз формально признавала территориальную целостность Азербайджана вместе с Нагорным Карабахом. С самόй статьёй можно ознакомиться по данной ссылке:

http://7or.am/ru/news/2009-12-03/8878/

В то же время, в статье имеются некоторые аргументы, требующие комментариев и пояснений. В частности, Гукасян считает, что неоднократное формальное признание Арменией территориальной целостности Азербайджана и её присоединение к Хельсинкскому Акту 1975 года не могут иметь юридических последствий, так как, по его мнению, новообразованные независимые государства бывшего СССР сами по себе являются «незаконнорожденными». Стало быть и все последующие их действия не имеют правовой силы. Не будем приводить цитат по данной части – с ходом мыслей Гукасяна и его обоснованием можно ознакомиться в самόй статье. Со своей стороны лишь отметим, что тезис об автоматическом прекращении после роспуска СССР существования союзных республик и, как следствие, утрате законности провозглашения на их месте независимых государств и всех их последующих действий в новом качестве не выдерживает абсолютно никакой критики. Гукасян не учитывает того неопровержимого исторического факта, что не Союз создал республики, а, наоборот, республики в 1922 году снизу образовали Союз. Советские республики в Закавказье образовались (в данном случае уже неважно, в результате каких событий и под воздействием каких факторов – внешних или внутренних) в 1920-1921 гг., а в Белоруссии, России и Украине – и того раньше. СССР же был создан гораздо позже – 30 декабря 1922 г., и создан он был уже готовыми, «рафинированными» и «упакованными» и формально независимыми советскими республиками. Процесс шёл снизу, а не сверху.

Кстати, решение Кавбюро по Карабаху в июле 1921 года также предшествовало учреждению советскими республиками Союза ССР. То есть Карабах уже тогда был признан частью Азербайджанской ССР, и в СССР Азербайджан вошёл ВМЕСТЕ с ним.

Поэтому в декабре 1991 года республики вполне могли распустить созданный ими же СССР и при этом продолжать существовать в том виде, в каком они существовали до 30 декабря 1922 года – в виде независимых (хоть и формально в 1920-е годы) республик.

Это – как семейная пара. С распадом «ячейки общества» бывшие супруги не перестают существовать как физические лица, как люди. Следовательно появление в декабре 1991 года на свет (а точнее, возвращение к своему первоначальному независимому статусу) суверенных республик было полностью легитимным, и решение это было принято самими республиками в лице их руководителей. Все их действия, включая признание Арменией территориальной целостности как Азербайджанской ССР, так и Азербайджанской Республики, а также её присоединение к Хельсинкскому Акту, Уставу ООН, Уставу СНГ и т.д., являются законными.

Очевидно, Гукасяну не знаком принцип uti possidetis juris. Член подкомиссии ООН по защите прав человека А.Эйде (Asbjörn Eide) указывал, что «…в рамках ООН был достигнут широкий консенсус в отношении того, что границы союзных республик как в бывшем СССР, так и бывшей Югославии, должны быть установлены не на основе этнического расселения, а на основе принципа uti possidetis juris, означающего, что новыми должны считаться границы, которые ранее существовали как границы союзных республик федерации» (см. ссылку 16 в статье Т.Мусаева: A.Eide. Territorial integrity of States, minority protection and guarantees for autonomy arrangements: approaches and roles of the United Nations. Local self-government, territorial integrity and protection of minorities. – Council of Europe Publishing, 1996. – p. 282.)

Вместо этого Гукасян недоумевает: «Пока государства ОБСЕ не прояснят, на каких правовых основаниях в 1992 году они признали территориальную целостность Азербайджана в границах Азербайджанской ССР, вопрос определения политического статуса Нагорного Карабаха не может зависеть от согласия Азербайджана и, следовательно, быть предметом переговоров». Ответ на его вопрос – по международно-правовому принципу uti possidetis juris, согласно которому границы союзных республик считались устоявшимися, и армянонаселённый Нагорный Карабах и населенные азербайджанцами Зангезур, Восточная Гёйча, Амасия, Ведибасар и другие территории остались в составе, соответственно, Азербайджана и Армении.

Кстати, уместно будет заметить, что армянские политологи, и в частности Гукасян, в попытках обосновать легитимность карабахского сепаратизма разрабатывают всевозможные аргументы, но при этом удобно для себя не учитывают, что эти же аргументы почти в каждом случае представляют собой палку о двух концах. Даже если исходить из обратного и предположить, что Гукасян прав насчёт нелегитимности 15 постсоветских независимых республик и неправомочности подписания ими Хельсинкского Акта, то это должно относиться не только к Азербайджану, но и в равной степени к самой Армении. В таком случае с распадом СССР, по логике Гукасяна, утрачивали силу не только советские законы, но не имело никакой юридической силы также образование на месте Армянской ССР сегодняшней Республики Армения в её нынешних границах. Ведь если применить аргумент Гукасяна в отношении самόй Армении, то, выходит, территория и границы Республики Армения были «навязаны» азербайджанцам Армении, которым сегодня должно быть предоставлено право решить вопрос статуса «уникального этнокультурного региона» на территории Армении (Зангезур, Восточнaя Гёйча, Амасия, Ведибасар и т.д.), составляющего почти треть её территории. При этом не следует забывать, что к моменту роспуска СССР азербайджанские беженцы из Армении продолжали оставаться гражданами СССР, прописанными по адресу постоянного проживания в Армении, и, стало быть, считались, хоть и технически, но всё же частью населения этой республики и имели, по аргументу Гукасяна, право на определение будущего статуса населяемого ими «этнокультурного региона». А если с распадом СССР, опять же по мнению Гукасяна, утрачивали силу все советские законы и постановления, включая решение о высылке азербайджанцев из Армении в 1948-51 гг., то формально сегодняшняя Армения вместе с потомками всех изгнанных за годы советской власти из этой республики азербайджанцев и вовсе может оказаться демографически полуазербайджанской и даже называться по-другому.

В одном месте Гукасян даже пишет: «Армения во время распада СССР не только предала интересы Нагорного Карабаха, но и нарушила защищенное Уставом ООН право армянского народа на свободное самоопределение». Однако он по-прежнему не учитывает, что зеркальное право на свободное самоопределение имелось также у азербайджанского народа, проживавшего частично и на территории Армянской ССР.

Поэтому армянским политологам было бы полезно соблюдать некоторую осторожность при выдвижении аргументов, нацеленных на легитимизацию карабахского сепаратизма, дабы не столкнуться с эффектом бумеранга своих же собственных доводов против их родной республики.

Далее Гукасян пишет: «Урегулирование карабахского конфликта в формате ОБСЕ уже с первого дня находилось в тупике, поскольку для его правового решения необходимо либо добровольное согласие Нагорного Карабаха находиться в составе Азербайджана, либо добровольное согласие Азербайджана на его отделение. Никакого компромисса изначально здесь быть найдено не может».

Не совсем так – по нормам ОБСЕ никакого «добровольного согласия» Нагорного Карабаха на нахождение в составе Азербайджана не требуется и, более того, не спрашивается, так как он по умолчанию является частью Азербайджана и признан в качестве такового всем миром, будь он хоть тридцать тысяч раз не согласен с этим. Никто ведь не спрашивает согласия Удмуртии или Ханты-Мансийского региона на пребывание в составе РФ. Согласие может быть спрошено у Баку на предмет «отпуска» на все четыре стороны региона, изъявившего желание выйти из состава Азербайджана. И центральное правительство (в данном случае Баку) – единственный адресат, которому можно направлять запрос на получение того или иного согласия. Так что компетенцию Карабаха армянский политолог немного преувеличил даже по сверхлиберальным нормам ОБСЕ.

«Логика Мадридских принципов по урегулированию карабахского конфликта основана на принципе, что решение остаться Нагорному Карабаху в составе Азербайджана или выйти из его состава должно быть принято его народом. Предусловием проведения референдума в Нагорном Карабахе является вывод армянских войск с занимаемых позиций и нормализация армяно-азербайджанских отношений», – считает Гукасян. И вновь ошибается. В данном случае мы имеем дело с публичным озвучиванием стереотипа, бытующего в армянском обществе. Внимательное изучение опубликованного на сайте Государственного департамента США документа, содержащего детали Мадридских принципов, показывает, что решение конфликта предполагается в рамках территориальной целостности Азербайджaна, который не может быть нарушен ни при каких условиях, даже по итогам волеизъявления по вопросу окончательного статуса области. В документе написано дословно следующее: «определение в будущем окончательного правового статуса Нагорного Карабаха путём юридически обязывающего волеизъявления». Принцип территориальной целостности в документе упомянут открыто, в то время как пункт о волеизъявлении сформулирован, как видно из цитаты, предельно аморфно. В нём нет слов «референдум», «голосование», а есть некое «выражение воли» (expression of will), причём неизвестно, где и среди кого – в одном лишь Нагорном Карабахе или по всему Азербайджану (как обязывает Конституция страны, которую никто не будет менять), а также в каком формате и по какой модели – «мажоритарно-квебекской» или «двухобщинно-кипрской» с правом вето одной из общин. Очень много неясностей, и, полагаю, это было сделано сознательно. То есть в пункте о волеизъявлении намного больше диапазона для спекуляций, в то время как недвусмысленное упоминание территориальной целостности чётко очерчивает лимиты самоопределения.

Вывод – голосование будет, но оно по определению не может быть референдумом о независимости. Слова «независимость» в документе нет, зато есть фраза «территориальная целостность». А одно, как известно, исключает другое. Следовательно, вопрос в бюллетене голосования будет сформулирован таким образом, чтобы исключить нарушение территориальной целостности Азербайджана. Таким образом, и самоопределение будет достигнуто, и государственные границы Азербайджана будут сохранены в неизменном виде. Это и есть разумное сочетание двух принципов. В противном случае референдум о независимости будет нарушением, в первую очередь, самих Мадридских принципов и упомянутого там же в документе Хельсинкского Акта. Поэтому рекомендуем г-ну Гукасяну (а также Станиславу Тарасову из ИА РЕГНУМ) поскорее избавиться от иллюзий и уже сейчас начать готовить армянское общество и своих читателей (а также самих себя) к тому, что по Мадридским принципам решение армяно-азербайджанского конфликта предусмотрено не по формуле «освобождение территорий в обмен на референдум о независимости», а несколько в ином русле – «освобождение территорий в обмен на определение степени автономии в составе Азербайджана». Это не моя прихоть и не выдача желаемого за действительное, а трезвый и хладнокровный анализ опубликованного документа в рамках человеческой логики.

Кстати, к этому заключению начинают приходить и в Армении: «Одновременное применение принципов территориальной целостности и права на самоопределение означает, что каким бы высоким ни был статус автономии Нагорного Карабаха, он будет реализован в рамках территориальной целостности Азербайджана. То есть, Нагорный Карабах будет частью Азербайджана», – говорится в заявлении АНК, к которому мы ещё вернёмся. Причём дело не в «продажности» и «непрофессионализме» армянского руководства, как это пытаются сегодня представить в армянской оппозиции, а в гнилости самой авантюры «миацум». Даже если во главе Армении встанет Уинстон Черчилль, всё равно конечный итог – неизбежное возвращение Нагорного Карабаха в состав Азербайджана! Пора понять, что Мадридские принципы – это гвоздь в гроб «миацума»!

Впрочем освобождение семи прилегающих к Нагорному Карабаху районов рассматриваются автором в интересном ключе. По его мнению, это станет «форой Азербайджану для установления с Нагорным Карабахом прямых политических и экономических связей, направленных на создание материальных предпосылок мирного убеждения народа Нагорного Карабаха остаться в составе Азербайджана». Это очередная иллюзия. С армянской администрацией Нагорного Карабаха будет общаться не Баку, а администрация азербайджанской общины, поскольку это две равносубъектные стороны. Это принципиальная позиция Баку. Мол, «вы – карабахцы, вы и решайте свою судьбу, но без нарушения Конституции Азербайджана. Когда выработаете совместное решение, тогда и обратитесь к центральному правительству. Это и есть совмещение самоопределения и территориальной целостности».

Касаясь дилеммы, перед которой оказалось нынешнее руководство Армении, Гукасян пишет: «Для Сержа Саргсяна поставить свою подпись под рамочным соглашением, составленным на основе Мадридских принципов, означает лично признать, что референдум по вопросу независимости, проведенный 10 декабря 1991 года в Нагорном Карабахе, не имел правовой силы и являлся фикцией». Так называемый референдум в Нагорном Карабахе действительно не имел никаких юридических последствий и останется фикцией вне зависимости, поставит Саргсян свою подпись под рамочным соглашением или нет. Данный вопрос подробно проанализирован в двух статьях автора этих строк:

http://vugar-seidov.azeris.com/?p=133
http://vugar-seidov.azeris.com/?p=141

Для нас интерес представляет, скорее, другое – случайно ли появление этой статьи именно сейчас? Как нам представляется, совершенно не случайно. Во-первых, вспомним, как на состоявшемся 1-2 декабря в Афинах встрече СМИД ОБСЕ был принят документ, закрепляющий Хельсинкский Акт в качестве правовой основы для решения армяно-азербайджанского конфликта. В заявлении министров иностранных дел Армении, Азербайджана и стран-сопредседателей МГ ОБСЕ, в частности, говорилось: «Министры в очередной раз заявили о своей приверженности интенсивной работе для решения остающихся вопросов и достижения соглашения, основанного, в частности, на принципах Хельсинкского заключительного акта о неиспользовании силы, территориальной целостности и права народов на самоопределение». Достаточно трезвую оценку влияния последней встречи СМИД ОБСЕ в Афинах на ход мирного урегулирования дал армянский эксперт Татул Акопян в своей статье «От Майндорфа до Афин: не замечая очевидного», в конце которой он, правда, выразил нереальную надежду на ничем «не ограниченное самоопределение» для Нагорного Карабаха, что, впрочем, было бы нарушением, в первую очередь, самих Мадридских принципов, основанных на Хельсинкском Акте. Ведь понятно, что никто не станет пересматривать Хельсинкский документ, и при обновлении Мадридских принципов никто не выведет новую редакцию за рамки Хельсинкского Акта. Иначе говоря, конфликт, как ни крути, обречён на урегулирование именно на основе этого международного документа. На наш взгляд, именно эта обречённость, как, собственно, и осознание бессилия изменить положения Хельсинкского документа, и вынудили армянских политологов предпринять отчаянный шаг – объявить о нелегитимности вхождения Армении в ОБСЕ и присоединения её к Хельсинкскому Акту. И тем самым умыть руки.

Во-вторых, в последние несколько недель взаимные обвинения провластных сил и оппозиции в предательстве идей «миацума» и признании территориальной целостности Азербайджана обострились с невиданной доселе силой. В августе Левон Тер-Петросян заявил: «Геноцид отдали, Карабах тоже отдадут, вот после этого им (Западу) уже не будет нужна эта власть». «Как же так, значит, Карабах отдадут?», – спросили Тер-Петросяна, на что он ответил: «Уже отдали!» Власть на это ответила напоминанием об интервью Тер-Петросяна «Комсомольской Правде» от 5 марта 1992 года, в котором бывший президент, как утверждается, дал согласие на автономию Карабаха в составе Азербайджана. Реванш сторонников экс-президента не заставил себя долго ждать. Сперва экс-министр иностранных дел Армении, член АНК Александр Арзуманян отверг существование подобного интервью и назвал все обвинения «ложью». «Покажите мне номер этой газеты, а не копию», – потребовал А.Арзуманян и добавил, что «единственный экземпляр газеты, о котором всё время говорит Шаварш Кочарян, он уже съел». Одновременно с новостью о съеденной газете АНК распространил заявление, в котором предрёк, что Нагорный Карабах станет частью Азербайджана, и отметил, что тандем Кочарян-Саргсян неоднократно признал территориальную целостность Азербайджана, поставив подпись под целым рядом международных документов, чего, по мнению оппозиционеров, не могло произойти в годы правления Тер-Петросяна. «Армения впервые официально дала согласие на то, чтобы Карабахский конфликт был урегулирован в рамках территориальной целостности Азербайджана. В данном случае включение права народов на самоопределение в число принципов урегулирования никоим образом не смягчает и не возмещает сдачу Арменией своих позиций… Таким образом, Армения согласилась на такое урегулирование проблемы Карабаха, которое ставит крест на всяческой перспективе международного признания независимости Нагорного Карабаха», – говорится в заявлении и тут же подчёркивается, что «подобное развитие событий последовательно предотвращалось еще начиная с 1992 года, когда Армения, став членом ОБСЕ, всегда использовала свое право вето для недопущения в международных документах какого-либо выражения или положения, которое предполагало бы возможность урегулирования проблемы Карабаха в рамках территориальной целостности Азербайджана. В 1996 году, когда на саммите ОБСЕ в Лиссабоне была сделана попытка ограничить право самоопределения Нагорного Карабаха границами Азербайджана, Президент Армении Левон Тер-Петросян, вопреки беспрецедентному международному давлению и позиции всех остальных стран ОБСЕ, применил право вето в отношении этого положения».

Наконец, появляется обширная статья Андриаса Гукасяна, в которой обвинения в сдаче Карабаха и признании территориальной целостности Азербайджана вновь перекладываются на плечи первого президента.

Из всей этой взаимной перебранки создаётся впечатление, будто власть и оппозиция стараются как можно быстрее избавиться от Карабаха, как от раскалённого угля на ладони, переложив при этом ответственность за признание территориальной целостности Азербайджана на своих политических противников. При этом цель у обеих сторон, очевидно, одна: сохранение лица и уход от моральной ответственности в условиях осознания, пусть даже запоздалого, неизбежности решения армяно-азербайджанского конфликта в рамках территориальной целостности и провала авантюры под названием «миацум».

И тут уже абсолютно неважно, чья подпись будет стоять под рамочным соглашением и кто отдаст приказ о выводе войск из Нагорного Карабаха и семи других районов.

Вугар Сеидов
АзерТАдж, Берлин
http://1news.az/analytics/20091210111931470.html
http://day.az/news/politics/184774.html
http://www.regnum.ru/news/1233075.html

QARABAĞ ERMƏNİSTANIN OVCUNUN İÇİNDƏ KÖZƏRƏN KÖMÜRƏ BƏNZƏYİR

Berlin, 10 dekabr (AzərTAc). Dekabrın 3-də Ermənistanın 7or.am onlayn nəşrində erməni analitiki Andrias Qukasyanın “Erməni siyasətçilərinin “təmənnasızlığı” və “romantizmi” Qarabağ münaqişəsinin tənzimlənməsi metodu kimi” sərlövhəli maraqlı bir məqaləsi yayılmışdır. Məqalə müəllifi dəfələrlə qeyd edir ki, Ermənistan Azərbaycanın Dağlıq Qarabağla birlikdə ərazi bütövlüyünü formal cəhətdən bir neçə dəfə tanımışdır. Həmin məqalənin özü ilə aşağıdakı istinad əsasında tanış olmaq mümkündür:

http://7or.am/ru/news/2009-12-03/8878/

Eyni zamanda, məqalədə şərh və izahat tələb edən bəzi arqumentlər vardır. Məsələn, Qukasyan hesab edir ki, Ermənistanın Azərbaycanın ərazi bütövlüyünü formal baxımdan dəfələrlə tanıması və onun 1975-ci il Helsinki Yekun Aktına qoşulması hüquqi nəticələr doğura bilməz, çünki onun fikrincə, keçmiş SSRİ məkanında yeni yaranmış müstəqil dövlətlərin özləri “qanunsuz doğulmuş” uşaqlara bənzəyir. Deməli, onların bütün sonrakı fəaliyyətinin də hüquqi qüvvəsi yoxdur. Bu məqamda sitat gətirməyəcəyik – Qukasyanın mülahizələri və onun öz fikrini necə əsaslandırması ilə məqalənin özündə tanış olmaq mümkündür. Öz tərəfimizdən yalnız onu qeyd edək ki, SSRİ buraxılandan sonra müttəfiq respublikaların mövcudluğuna avtomatik olaraq xitam verilməsi və bunun nəticəsində həmin müttəfiq respublikaların yerində müstəqil dövlətlər elan edilməsinin və onların yeni qisimdə həyata keçirdiyi bütün fəaliyyətin qanuniliyinin itirilməsi haqqında tezis hər hansı tənqid qarşısında tamamilə acizdir. Qukasyan belə bir təkzibedilməz tarixi faktı nəzərə almır ki, respublikaları İttifaq yaratmamışdır, əksinə, 1922-ci ildə respublikalar İttifaqı aşağıdan yaratmışdılar. Zaqafqaziyada (Cənubi Qafqazda) sovet respublikaları 1920-1921-ci illərdə (indiki halda onların hansı hadisələr nəticəsində, hansı xarici və ya daxili amillərin təsiri altında yaranmasının əhəmiyyəti yoxdur), Belarusda, Rusiyada və Ukraynada isə daha əvvəl yaranmışdır. SSRİ isə xeyli sonra – 1922-ci il dekabrın 30-da, özü də artıq hazır, “saflaşdırılmış” və “qablaşdırılmış”, formal baxımdan müstəqil olan sovet respublikaları tərəfindən yaradılmışdır.

Yeri gəlmişkən, Qafqaz Bürosunun 1921-ci ilin iyul ayında Qarabağ barəsində qərarı da sovet respublikaları tərəfindən SSR İttifaqının təsis edilməsindən əvvəl qəbul olunmuşdu. Yəni, hələ o vaxt Qarabağ Azərbaycanın tərkib hissəsi kimi tanınmışdı və Azərbaycan SSRİ-yə Qarabağla BİRLİKDƏ” daxil olmuşdu.

Buna görə də 1991-ci ilin dekabrında respublikalar özlərinin yaratdığı SSRİ-ni buraxmaqda tamamilə haqlı idilər və bu halda 1922-ci il dekabrın 30-na qədər mövcud olduqları şəkildə, yəni müstəqil (1920-ci illərdə bu müstəqillik formal olsa da) respublikalar şəklində mövcudluqlarını davam etdirə bildilər.

Bu ittifaq ailə cütlüyünü xatırladır. “Cəmiyyətin özəyi” parçalandıqda keçmiş ər-arvad fiziki şəxslər kimi, insanlar kimi mövcud olmaqda davam edir. Deməli, 1991-ci ilin dekabrında suveren respublikaların dünyaya gəlməsi (daha dəqiq desək, onların əvvəlki müstəqil statusuna qayıtması) tamamilə legitim qərar idi və bu qərar respublikaların rəhbərlərinin şəxsində həmin respublikaların özləri tərəfindən qəbul edilmişdir. Onların bütün hərəkətləri, o cümlədən Ermənistan tərəfindən istər Azərbaycan SSR-in, istərsə də Azərbaycan Respublikasının ərazi bütövlüyünün tanınması, habelə Ermənistanın Helsinki Aktına, BMT-nin nizamnaməsinə, MDB-nin nizamnaməsinə və digər beynəlxalq sənədlərə qoşulması qanunidir.

Görünür, Qukasyan uti possidetis juris prinsipi ilə tanış deyil. BMT-nin insan hüquqlarının müdafiəsi üzrə altkomissiyasının üzvü A.Eyde (Asbjörn Eide) göstərirdi ki, “BMT çərçivəsində istər keçmiş SSRİ-də, istərsə də keçmiş Yuqoslaviyada müttəfiq respublikaların sərhədləri etnik məskunlaşma əsasında deyil, uti possidetis juris prinsipi əsasında müəyyən edilməlidir. Bu o deməkdir ki, əvvəllər federasiyanın müttəfiq respublikalarının sərhədləri kimi mövcud olmuş sərhədlər indi yeni sərhədlər hesab edilməlidir” (bax: T.Musayevin məqaləsində 16 nömrəli istinad – A.Eide. Territorial integrity of States, minority protection and guarantees for autonomy arrangements: approaches and roles of the United Nations. Local self-government, territorial integrity and protection of minorities. – Council of Europe Publishing, 1996. – p. 282.)

Bunun əvəzinə Qukasyan heyrətlənir: “ATƏT üzvü olan dövlətlər 1992-ci ildə Azərbaycanın Azərbaycan SSR sərhədləri daxilində ərazi bütövlüyü hansı hüquqi əsaslara görə tanıdıqlarını aydınlaşdırmayınca Dağlıq Qarabağın siyasi statusunun müəyyən edilməsi məsələsi Azərbaycanın razılığından asılı ola bilməz və deməli danışıqların mövzusu ola bilməz”. Onun sualına cavab verirəm: beynəlxalq hüququn uti possidetis juris prinsipi üzrə, həmin prinsipə görə müttəfiq respublikaların sərhədləri artıq qərarlaşmış hesab edilir və ermənilərin məskunlaşdığı Dağlıq Qarabağ və azərbaycanlıların məskunlaşdığı Zəngəzur, Şərqi Göyçə, Amasiya, Vedibasar və digər ərazilər, müvafiq şəkildə, Azərbaycanın və Ermənistanın tərkibində qalmışdır.

Onu da qeyd etmək yerinə düşər ki, erməni politoloqları, o cümlədən Qukasyan Qarabağ separatizminin legitimliyini əsaslandırmağa cəhd göstərərək müxtəlif arqumentlər uydurur və bu halda özlərinə sərf etdiyi üçün onu nəzərə almırlar ki, həmin arqumentlər demək olar ki, hər bir halda ikimənalı olur. Hətta 15 müstəqil postsovet respublikasının qeyri-legitim olması və onların imzaladığı Helsinki Aktının hüquqi qüvvəyə malik olmaması barədə Qukasyanın haqlı olduğunu fərz etsək belə, bu, təkcə Azərbaycana deyil, eyni dərəcədə Ermənistanın özünə də aid olmalıdır. Belə olan təqdirdə SSRİ dağılandan sonra, Qukasyanın məntiqinə görə, təkcə sovet qanunları öz qüvvəsini itirməklə kifayətlənmədən belə hesab etməliyik ki, Ermənistan SSR-in yerində bugünkü Ermənistan Respublikasının indiki sərhədlər daxilində yaradılmasının da heç bir hüquqi qüvvəsi olmamışdır. Axı, Qukasyanın arqumentlərini Ermənistanın özünə tətbiq etsək, belə çıxır ki, Ermənistan Respublikasının ərazisi və sərhədləri Ermənistan azərbaycanlılarına “zorla qəbul etdirilmişdir”, bu gün onlara Ermənistan ərazisinin demək olar ki, üçdə bir hissəsini təşkil edən sahədə (Zəngəzur, şərqi Göyçə, Amasiya, Vedibasar və s.) “unikal etnik-mədəni region” statusu məsələsini həll etmək hüququ verilməlidir. Bu halda yaddan çıxarmaq olmaz ki, SSRİ buraxılan anda Ermənistandan olan azərbaycanlı qaçqınlar Ermənistanda daimi yaşayış ünvanları üzrə qeydiyyata alınmış SSRİ vətəndaşları kimi qalmaqda davam edir və deməli, ən azı texniki cəhətdən bu respublikanın əhalisinin bir hissəsi hesab edilir və Qukasyanın arqumentinə görə, onların məskunlaşdığı “etnik-mədəni regionun” gələcək statusunu müəyyən etmək hüququna malikdirlər. Yenə də Qukasyanın fikrincə, SSRİ dağılandan sonra bütün sovet qanunları və qərarları, o cümlədən 1948-51-ci illərdə azərbaycanlıların Ermənistandan sürgün edilməsi haqqında qərar öz qüvvəsini itirirdisə, onda bugünkü Ermənistan sovet hakimiyyəti illərində həmin respublikadan qovulmuş azərbaycanlıların xələfləri ilə birlikdə ümumiyyətlə demoqrafik baxımdan yarı azərbaycanlı ola bilər və hətta başqa cür adlandırıla bilər.

Qukasyan məqaləsinin bir yerində hətta yazır: “SSRİ dağılan vaxt Ermənistan təkcə Dağlıq Qarabağın mənafelərinə xəyanət etməmiş, həm də erməni xalqının BMT nizamnaməsi ilə qorunan öz müqəddəratını sərbəst təyin etmək hüququnu pozmuşdur”. Lakin o, yenə nəzərə almır ki, öz müqəddəratını sərbəst təyin etmək hüququ bir qismi Ermənistan SSR ərazisində yaşayan Azərbaycan xalqına da məxsus idi.

Buna görə də erməni politoloqları Qarabağ separatizmini legitimləşdirmək məqsədi güdən arqumentlər irəli sürərkən öz dəlillərinin doğma respublikalarına qarşı bumeranq effekti ilə üzləşməmək üçün bir qədər ehtiyatlı olsalar yaxşıdır.

Qukasyan daha sonra yazır: “Qarabağ münaqişəsinin ATƏT formatında tənzimlənməsi elə ilk gündən düyünə düşmüşdü, çünki bu münaqişənin hüquqi əsaslarla həll edilməsi üçün ya Dağlıq Qarabağ könüllü olaraq Azərbaycanın tərkibində qalmağa razılıq verməli, ya da Azərbaycan Dağlıq Qarabağın ondan ayrılmasına könüllü razılıq verməlidir. Burada hər hansı kompromis variant tapılması əvvəlcədən qeyri-mümkündür”.

Məsələ bir qədər başqa cürdür – ATƏT normalarına görə Dağlıq Qarabağın Azərbaycanın tərkibində olmasına onun heç bir “könüllü razılığı” tələb olunmur, üstəlik, onun buna razı olub-olmadığı soruşulmur, çünki o, qeyd-şərtsiz Azərbaycanın tərkib hissəsidir və bütün dünyada bu qisimdə tanınmışdır – istəyir lap otuz min dəfə buna razı olmasın. Axı, Udmurtiyanın və ya Xantı-Mansiysk regionunun RF tərkibində olmasına razılığını heç kəs soruşmur. Azərbaycanın tərkibindən çıxmaq istəyini bildirmiş regionu sərbəst “buraxmaq” barədə Bakının razılığı soruşula bilər və mərkəzi hökumət (indiki halda Bakı) bu və ya digər razılıq almaq üçün sorğu göndərilə biləcək yeganə ünvan sahibidir. Odur ki, erməni politoloqu hətta ATƏT-in ifrat liberal normaları mövqeyindən yanaşdıqda belə Qarabağın səlahiyyətlərini bir qədər şişirtmişdir.

Qukasyan yazır: “Qarabağ münaqişəsinin tənzimlənməsinə dair Madrid prinsiplərinin məntiqi belə bir prinsipə əsaslanır ki, Dağlıq Qarabağın Azərbaycanın tərkibində qalmaq və ya onun tərkibindən çıxmaq qərarı Qarabağ xalqı tərəfindən qəbul edilməlidir. Dağlıq Qarabağda referendum keçirilməsinin ilkin şərti erməni qoşunlarının tutduğu mövqelərdən çıxarılması və Ermənistan-Azərbaycan münasibətlərinin normallaşmasıdır”. O, yenə səhv edir. İndiki halda Ermənistan cəmiyyətində kök salmış stereotip açıq şəkildə bəyan edilir. ABŞ dövlət departamentinin saytında dərc edilmiş, Madrid prinsiplərinin detallarının göstərildiyi sənədin diqqətlə öyrənilməsi göstərir ki, həmin münaqişənin Azərbaycanın ərazi bütövlüyu çərçivəsində həll edilməsi nəzərdə tutulur və ərazi bütövlüyü heç bir şərtlə, hətta vilayətin qəti statusu məsələsinə dair rəy sorğusunun yekunlarına görə də, pozula bilməz. Həmin sənəddə yazılmışdır: “Gələcəkdə Dağlıq Qarabağın qəti hüquqi statusunun hüquqi öhdəliklər müəyyən edən iradənin ifadəsi yolu ilə müəyyən edilməsi”. Sənəddə ərazi bütövlüyü prinsipinin adı açıq-aşkar çəkilmişdir, öz iradəsini bildirmək haqqında bənd isə, sitatdan göründüyü kimi, olduqca amorf şəkildə qeyd edilmişdir. Həmin sənəddə “referendum”, “səsvermə” sözləri yoxdur, qeyri-müəyyən “iradənin ifadəsi” (expresion of will) sözləri vardır. Özü də bu tədbirin harada və kimlərin arasında – təkcə Dağlıq Qarabağda, yoxsa bütün Azərbaycanda keçiriləcəyi (ölkə Konstitusiyası referendumun bütün Azərbaycan üzrə keçirilməsini tələb edir və onu heç kəs dəyişməyəcəkdir), habelə hansı formatda və hansı model üzrə “majoritar Kvebek modeli” və ya icmalardan birinin veto hüququna malik “ikiicmalı Kipr modeli” üzrə keçiriləcəyi məlum deyildir. Aydın olmayan məqamlar çoxdur və zənnimcə, bu, bilərəkdən edilmişdir. Yəni, iradə ifadə etmək haqqında bənddə spekulyasiyalar üçün diapazon çox genişdir, halbuki ərazi bütövlüyünün birmənalı şəkildə xatırladılması öz müqəddəratını təyin etməyin hüdudlarını dəqiq göstərir.

Buradan belə nəticə çıxır – səsvermə keçiriləcəkdir, lakin həmin səsvermə mahiyyət etibarilə müstəqillik haqqında referendum ola bilməz. Sənəddə “müstəqillik” sözü yoxdur, amma “ərazi bütövlüyü” ifadəsi vardır. Məlum olduğu kimi, bunlardan biri digərini istisna edir. Deməli, səsvermə bülletenində sual elə ifadə ediləcəkdir ki, Azərbaycanın ərazi bütövlüyünün pozulması istisna olunsun. Beləliklə, həm öz müqəddəratını təyin etməyə nail olunacaq, həm də Azərbaycanın dövlət sərhədləri dəyişilməz saxlanacaqdır. Bu, həmin iki prinsipin ağlabatan şəkildə əlaqələndirilməsi deməkdir. Əks təqdirdə müstəqillik haqqında referendum ilk növbədə, Madrid prinsiplərinin özünün və elə orada adı çəkilən Helsinki Yekun sənədinin pozulması demək olacaqdır. Buna görə də cənab Qukasyana (həmçinin REGNUM informasiya agentliyinin nümayəndəsi Stanislav Tarasova) məsləhətimiz budur ki, belə illüziyalardan tezliklə əl çəksinlər və elə bu başdan Ermənistan cəmiyyətini və öz oxucularını (həmçinin özlərini də) hazırlamağa başlasınlar ki, Madrid prinsiplərinə əsasən Ermənistan-Azərbaycan münaqişəsinin “müstəqillik haqqında referendum müqabilində ərazilərin azad edilməsi” formulu üzrə deyil, başqa məcrada – “Azərbaycanın tərkibində muxtariyyət dərəcəsinin müəyyən edilməsi müqabilində ərazilərin azad edilməsi” formulu üzrə həlli nəzərdə tutulmuşdur. Bu, nə mənim istəyimdir, nə də arzu ediləni gerçəklik kimi qələmə vermək cəhdi. Bu, dərc edilmiş sənədin adi insan məntiqi çərçivəsində sayıq və soyuqqanlı təhlilinin nəticəsidir.

Yeri gəlmişkən, Ermənistanda da bu nəticəyə gəlməyə başlayırlar. Ermənistan Milli Konqresinin (EMK) bəyanatında deyilir: “Ərazi bütövlüyü və təyini-müqəddərat hüququ prinsiplərinin eyni vaxtda tətbiq edilməsi o deməkdir ki, Dağlıq Qarabağın muxtariyyət statusu nə qədər yüksək olsa da, o, Azərbaycanın ərazi bütövlüyü çərçivəsində gerçəkləşəcəkdir, yəni, Dağlıq Qarabağ Azərbaycanın tərkib hissəsi olacaqdır”. Biz bu bəyanat məsələsinə hələ qayıdacağıq. Özü də burada söhbət Ermənistan müxalifətinin bu gün qələmə verməyə çalışdığı kimi Ermənistan rəhbərliyinin “satqın” və “qeyri-peşəkar” olmasında deyil, “miatsum” avantürasının özünün çürük olmasındadır. Ermənistana hətta Uinston Çörçill rəhbərlik etsə də, son nəticədə Dağlıq Qarabağın Azərbaycanın tərkibində qalması labüddür! Artıq başa düşmək lazımdır ki, Madrid prinsipləri “miatsum”un tabutuna vurulan mismardır!

Dağlıq Qarabağa bitişik yeddi rayonun azad edilməsi məsələsinə müəllifin qəribə yanaşması vardır. Onun fikrincə bu, “Azərbaycanın Dağlıq Qarabağla birbaşa, Dağlıq Qarabağ xalqını Azərbaycanın tərkibində qalmağa dinc yolla inandırmaq üçün, maddi zəmin yaradılmasına yönəlmiş siyasi və iqtisadi əlaqələr yaratması üçün Azərbaycana fora verilməsi” olacaqdır”. Bu, növbəti illüziyadır. Dağlıq Qarabağın erməni administrasiyası ilə söhbət aparan Bakı deyil, Dağlıq Qarabağın azərbaycanlı icmasının administrasiyası olacaqdır, çünki onlar bərabər hüquqa malik olan iki subyektdir. Bu, Bakının prinsipial mövqeyidir: “Siz qarabağlısınız, öz taleyinizi də özünüz həll edin, lakin Azərbaycan Konstitusiyasını pozmamaq şərti ilə. Birgə qərara gələndən sonra mərkəzi hökumətə müraciət edərsiniz. Təyini-müqəddəratın və ərazi bütövlüyünün əlaqələndirilməsi elə budur”.

Qukasyan Ermənistanın indiki rəhbərliyinin üzləşdiyi dilemma barədə yazır: “Madrid prinsipləri əsasında tərtib edilmiş çərçivə sazişini imzalamaq Serj Sarkisyan üçün 1991-ci il dekabrın 10-da Dağlıq Qarabağda keçirilmiş müstəqillik məsələsinə dair referendumun hüquqi qüvvəyə malik olmaması və saxta olmasını şəxsən etiraf etmək deməkdir”. Dağlıq Qarabağda keçirilmiş qondarma referendumun həqiqətən heç bir hüquqi nəticəsi olmamışdır və Sarkisyanın çərçivə sazişini imzalayıb-imzalamayacağından asılı olmayaraq həmin “referendum” fiksiya kimi qalacaqdır. Həmin məsələ bu sətirlərin müəllifinin iki məqaləsində ətraflı təhlil edilmişdir:

http://vugar-seidov.azeris.com/?p=133
http://vugar-seidov.azeris.com/?p=141

Bizi daha çox maraqlandıran başqa məsələdir – Qukasyanın məqaləsinin məhz indi dərc edilməsi təsadüfdürmü? Bizə belə gəlir ki, heç də təsadüfi deyildir. Əvvələn, xatırlayaq ki, ATƏT üzvü olan ölkələrin Xarici İşlər Nazirləri Şurasının (XİNŞ) bu il dekabrın 1-2-də Afinada keçirilmiş görüşündə qəbul edilmiş sənəddə Helsinki Aktı Ermənistan-Azərbaycan münaqişəsinin həlli üçün hüquqi əsas kimi təsbit olunmuşdur. Ermənistan, Azərbaycan və ATƏT-in Minsk qrupunun həmsədrləri olan ölkələrin xarici işlər nazirlərinin bəyanatında deyilir: “Nazirlər qalan məsələlərin həlli üçün və xüsusən güc tətbiq edilməməsi, ərazi bütövlüyü və xalqların öz müqəddəratını təyin etmək hüququ barədə Helsinki Yekun Aktının prinsiplərinə əsaslanan sazişə nail olmaq üçün intensiv iş aparmaq əzmində olduqlarını növbəti dəfə bəyan etmişlər”. ATƏT XİNŞ-in Afinada keçirilmiş son görüşünün münaqişənin dinc yolla tənzimlənməsinin gedişinə təsirini erməni ekspert Tatul Akopyan özünün “Mayndorfdan Afinaya qədər: aşkar görünəni görməzliyə vuranda” adlı məqaləsində kifayət qədər düzgün qiymətləndirmişdir. Lakin məqalənin sonunda o, Dağlıq Qarabağ üçün “heç nə ilə məhdudlaşdırılmayan təyini-müqəddərat” barədə qeyri-real ümidini ifadə etmişdir. Bu, ilk növbədə Helsinki Aktına əsaslanan Madrid prinsiplərinin özünün pozulması demək olardı. Axı aydındır ki, heç kəs Helsinki sənədinə yenidən baxmayacaqdır və Madrid prinsipləri təzələnəcəyi halda heç kəs həmin prinsiplərin yeni redaksiyasını Helsinki Aktının çərçivəsindən kənara çıxarmayacaqdır. Başqa sözlə desək, hər bir halda bu münaqişə məhz həmin beynəlxalq sənəd əsasında tənzimlənməlidir. Fikrimizcə, məhz bu zərurət, eləcə də Helsinki sənədinin müddəalarını dəyişməyin qeyri-mümkünlüyünün dərk edilməsi erməni politoloqlarını ümidsiz bir addım atmağa – Ermənistanın ATƏT-ə daxil olmasının və onun Helsinki Aktına qoşulmasının qeyri-legitim olmasını elan etməyə, bununla da özlərini təmizə çıxarmaq cəhdinə sövq etmişdir.

İkincisi, son bir neçə həftədə Ermənistanda iqtidarpərəst qüvvələrin və müxalifətin “miatsum” ideyalarına xəyanətdə və Azərbaycanın ərazi bütövlüyünü tanımaqda qarşılıqlı ittihamları indiyə qədər görünməmiş dərəcədə kəskinləşmişdir. Levon Ter-Petrosyan bu ilin avqust ayında demişdir: “Soyqırımı məsələsini əldən verdilər, Qarabağı da verəcəklər, bundan sonra indiki hakimiyyət onlara (Qərbə) daha lazım olmayacaq”. Ter-Petrosyan “necə yəni, deməli, Qarabağı verəcəklər” sualına belə cavab vermişdi: “Artıq veriblər!”. İqtidar bunun cavabında Ter-Petrosyanın 1992-ci il martın 5-də “Komsomolskaya pravda” qəzetinə müsahibəsini yada salmışdır. Bildirilir ki, keçmiş prezident həmin müsahibədə Qarabağın Azərbaycanın tərkibində muxtariyyət statusuna razılıq vermişdir. Sabiq prezidentin tərəfdarlarının cavab reaksiyasını çox gözləmək lazım gəlməmişdir. Əvvəlcə Ermənistanın keçmiş xarici işlər naziri, EMK üzvü Aleksandr Arzumanyan belə bir müsahibə verilməsini təkzib etmiş və bütün ittihamları “yalan” adlandırmışdır. “Mənə həmin qəzetin surətini yox əslini göstərin,” – deyə tələb edən A.Arzumanyan onu da əlavə etmişdir ki, “Şavarş Koçaryanın həmişə dediyi qəzetin yeganə nüsxəsini o artıq yemişdir”. AMK yeyilmiş qəzet haqqında xəbərlə eyni vaxtda bəyanat yayaraq uzaqgörənliklə bildirmişdir ki, Dağlıq Qarabağ Azərbaycanın tərkib hissəsi olacaqdır və Koçaryan-Sarkisyan tandemi bir sıra beynəlxalq sənədləri imzalamaqla Azərbaycanın ərazi bütövlüyünü dəfələrlə tanımışdır. Müxalifətçilərin fikrincə, Ter-Petrosyanın hakimiyyətdə olduğu illərdə belə şey ola bilməzdi. Həmin bəyanatda deyilir: “Ermənistan ilk dəfə olaraq rəsmən razılıq vermişdir ki, Qarabağ münaqişəsi Azərbaycanın ərazi bütövlüyü çərçivəsində tənzimlənsin. İndiki halda xalqların öz müqəddəratını təyin etmək hüququnun tənzimləmə prinsipləri sırasına daxil edilməsi Ermənistanın öz mövqelərini əldən verməsini əsla yumşaltmır və onun əvəzini vermir… Beləliklə, Ermənistan Qarabağ probleminin elə tənzimlənməsinə razılıq vermişdir ki, bu, Dağlıq Qarabağın müstəqilliyinin beynəlxalq aləmdə tanınması barədə hər hansı perspektivlərin üstündən qələm çəkir”. Daha sonra vurğulanır: “Hadisələrin bu cür inkişafının qarşısı hələ 1992-ci ildən başlayaraq ardıcıl şəkildə alınırdı. Həmin ildə ATƏT-in üzvü olmuş Ermənistan beynəlxalq sənədlərdə Qarabağ probleminin Azərbaycanın ərazi bütövlüyü çərçivəsində tənzimlənməsini nəzərdə tutan hər hansı ifadənin və ya müddəanın olmasına yol verməmək üçün özünün veto hüququndan həmişə istifadə etmişdir. 1996-cı ildə ATƏT-in Lissabon sammitində Dağlıq Qarabağın təyini-müqəddərat hüququnu Azərbaycanın sərhədləri ilə məhdudlaşdırmağa cəhd ediləndə Ermənistan prezidenti Levon Ter-Petrosyan misli görünməmiş beynəlxalq təzyiqə və ATƏT-in üzvü olan bütün başqa ölkələrin mövqeyinə rəğmən bu müddəa barəsində veto hüququnu tətbiq etmişdir”.

Nəhayət, Andrias Qukasyanın geniş məqaləsi meydana çıxır. Bu məqalədə Qarabağın təhvil verilməsi və Azərbaycanın ərazi bütövlüyünün tanınması barədə ittihamlar yenə ölkənin birinci prezidentinə üstünə yıxılır.

Bütün bu qarşılıqlı ittihamlardan belə təsəvvür yaranır ki, Ermənistan iqtidarı və müxalifəti Qarabağı onların əlini yandıran közərmiş kömür hesab edir, ondan mümkün qədər tez yaxa qurtarmağa və Azərbaycanın ərazi bütövlüyünün tanınmasına görə məsuliyyəti öz siyasi əleyhdarlarının boynuna yıxmağa çalışırlar. Aydındır ki, hər iki tərəfin məqsədi eynidir: Ermənistan-Azərbaycan münaqişəsinin Azərbaycanın ərazi bütövlüyü çərçivəsində həll edilməsinin və “miatsum” deyilən avantüranın puç olmasını gec də olsa başa düşdükləri üçün öz simasını qoruyub saxlamaq və mənəvi məsuliyyətdən yaxa qurtarmaq.

Bu zaman çərçivə sazişini kimin imzalayacağı və qoşunların Dağlıq Qarabağdan və Azərbaycanın digər yeddi rayonundan çıxarılması haqqında əmri kimin verəcəyinin heç bir əhəmiyyəti yoxdur.

Vüqar Seyidov
AzərTAc, Berlin

Dec 05 2009
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized
Открытое письмо главному редактору газеты «Правда»

Уважаемый главный редактор газеты «Правда», господин Черешнев А.Е.!

Благодарю Вас за удаление абзацев из статьи «Очередные переговоры оказались в “Карабахском тупике”», которые содержали ложную информацию об истории Нагорно-карабахского региона Азербайджана. Вместе с тем, вынужден с сожалением заметить, что оставшаяся часть также местами грешит фальсификациями.

К примеру, в статье говорится: «В XX веке старые споры за Карабах обострились с распадом Российской империи. В 1918 году независимые Азербайджан и Армения предъявили на него свои права».

После распада Российской империи Азербайджан прав на Карабах не предъявлял, так как область продолжала входить в состав Азербайджанской Демократической Республики (АДР, 1918-1920) и здесь (как и в населенном азербайджанцами Зангезуре, подаренном позднее Н.Н.Наримановым Советской Армении) действовала власть представителя АДР, генерал-губернатора Хосров-бека Султанова, назначение которого было одобрено английскими оккупационными властями во главе с генерал-майором В.М.Томсоном. Претензии на Карабах, напротив, предъявила Армения, первоначально не признавшая назначение англичанами Султанова и искусственно создавшая «двоевластие» в виде поспешного создания марионеточного на территории другого государства так называемого Армянского Национального Совета Карабаха (АНСК). Но даже АНСК в итоге признал неизбежную реинтеграцию Карабаха в Азербайджан, и 22 августа 1919 г. было подписано соглашение, по которому Нагорный Карабах объявил, что считает себя «временно в пределах Азербайджанской Республики» (до окончательного решения вопроса на Парижской мирной конференции). Так что претензии на Карабах предъявляла Армения, а не Азербайджан.

О бесперспективности армянских претензий на Карабах говорили даже большевики. К примеру, 22 мая 1919 года Анастас Микоян в телеграммe В.И.Ленину отмечал: «Дашнаки, агенты армянского правительства, добиваются присоединения Карабаха к Армении. Но это для населения Карабаха значило бы лишиться источника своей жизни в Баку и связаться с Эриванью, с которой никогда и ни в чём не были связаны. Армянское крестьянство на пятом съезде решило присоединиться к Азербайджану». (Центральный партийный архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС – ЦПА ИМЛ, ф. 461, оп.1, ед.хр. 4525, л. 1.)

Через год после этой телеграммы 19 июня 1920 года, то есть уже после установления советской власти в большей части Азербайджанa и задолго до советизации соседней Армении, нарком иностранных дел Советской России Г.Чичерин направил из Москвы руководителю Кавбюро ЦК РКП(б) Серго Орджоникидзе телеграмму, в которой поставил вопрос о необходимости завершения советизации Азербайджана и занятия Красной Армией также Карабаха и Зангезура. В письме Ленину, основываясь на его переписке по роду службы с дашнакским правительством, он вдруг необдуманно указал, что «Карабах есть исконная армянская местность».

В ответ возмущённые закавказские большевики А.Нуриджанян (армянин), А.Микоян (армянин), Б.Мдивани и Н.Нариманов направили телеграмму, в которой указали Чичерину на дезинформацию, которой его осыпает дашнакское правительство Армении: «Что же касается якобы спорных Зангезура и Карабаха, уже вошедших в состав Советского Азербайджана, категорически заявляем, что эти места бесспорные и впредь должны находиться в пределах Азербайджана» (АзГИА, ф. 410, оп. 2, ед.хр. 69, лл. 181-187.). В отправленном «вдогонку» письме они указали на отсутствие логики в необдуманной фразе Чичерина: если Карабах есть армянская местность, то как может Красная Армия входить в него, учитывая, что Советская Россия придерживалась с дашнакской Арменией формального нейтралитета. Смысл советизации Карабаха и Зангезура в контексте установления советской власти во всём Азербайджане и задолго до падения дашнакского правительства в Армении как раз в том и заключался, что эти две области считались территорией Азербайджана, а не Армении. Именно поэтому они также подлежали переходу под контроль коммунистов.

Таких телеграмм летом 1920 года было много. Словно подытоживая их, С.Орджоникидзе в записке Ленину, Сталину и Чичерину подчеркнул принадлежность указанных областей Азербайджану и предостерёг их: «Армянское правительство сознательно ложно информирует вас… Такое отношение к Азербайджану сильно компрометирует нас в глазах широких масс». В другой телеграмме он отмечал: «В Карабахе и Зангезуре установлена Советская власть, и обе территории считают себя частью Советского Азербайджана» (Архив МИД РФ, дело 54882, л. 20.)

Поэтому корректнее было бы написать абзац следующим образом: «С распадом Российской империи и образованием в 1918 году независимых Азербайджана и Армении, последняя неожиданно предъявилa на Карабах свои претензии».

Далее в Вашей статье имеется следующий абзац: «Согласно решению Кавказского бюро ЦК РКП (б), в 1921 году Нагорный Карабах включили в состав советского Азербайджана на правах автономии. Таким образом, именно большевики несут значительную долю ответственности за последующие болезненные споры».

Опять же ничего общего с реальными историческими событиями данная трактовка не имеет. К сожалению, в мире продолжают говорить о «передаче» Карабаха от Армении к Азербайджану с «лёгкой руки Сталина». Удивляет, что об этом говорят независимые медиа-источники и даже политики из третьих стран, которым лень хотя бы ознакомиться с самим текстом протокола заседания пленума Кавбюро ЦК РКП(б) от 5 июля 1921 года. Между тем, документ этот хранится в архиве, был несколько раз опубликован, и после того, как армянские, с позволения сказать, «историки» подвергли сомнению даже достоверность цитирования, пришлось опубликовать сам снимок документа.

На пленуме присутствовали: член ЦК И.В.Сталин в качестве председательствующего на пленуме без права голоса, семь членов Кавбюро с правом голоса – грузины Г.К.Орджоникидзе, Ф.И.Махарадзе, И.Д.Орахелашвили, болгарин С.М.Киров, армяне А.М.Назаретян, А.Ф.Мясников (Мясникян) и азербайджанец Н.Н.Нариманов. На пленуме также присутствовали не имеющие права голоса наркоминдел Азербайджана Гусейнов и секретарь Кавбюро Фигатнер. Два армянина и один азербайджанец с правом голоса.

Напомним, что дело происходит в середине 1921 года, когда власть в стране полностью в руках дееспособного и сильного В.И.Ленина, a о рядовом члене ЦК РКП(б) И.В.Сталине пока мало кто знает. Только через год, в связи с болезнью вождя, Сталина формально назначат генсеком, функции которого в то время были весьма ограниченны, и решения всегда принимались строго коллегиально. В этом контексте жалкая попытка фальсификаторов приписать «несправедливое» решение по Карабаху личности мало кому известного в то время Сталина и связать «мучения» армян Карабаха с именем тирана на фоне развернувшегося в перестроечное время осуждения диктатора выглядет с исторической точки зрения по меньшей мере смешной. Армянам будет весьма любопытно узнать, что нарком по делам нацменьшинств Сталин и наркоминдел Чичерин, вопреки их утверждениям, всегда выступали за передачу Карабаха Армении.

Интересно, что вопрос о пересмотре решения о передаче Нагорного Карабаха Армении, принятого накануне 4 июля, подняли И.Д.Орджоникидзе и (внимание!) армянин А.М.Назаретян.

Пленум постановил следующее: «Исходя из необходимости мира между мусульманами и армянами и экономической связи верхнего и нижнего Карабаха, его постоянной связи с Азербайджаном, Нагорный Карабах оставить (выделено мной – В.С.) в пределах А.С.С.Р., предоставив ему широкую областную автономию с административным центром в городе Шуше, входящей в состав автономной области».

Имеющий глаза – да прочтёт! В архивном документе однозначно написано оставить Карабах в пределах Азербайджана, а не передать. Оставить можно только то, что до этого там находилось. Даже этот простой документ свидетельствует, что Карабах всегда находился в составе Азербайджана! Умело манипулируя словами, заменив слово «оставить» на «передать», армяне наивно полагают, что смогут долго вводить весь мир в заблуждение и убедить, что до пленума Кавбюро 1921 года Карабах входил в состав Армении.

4 июля 1921 года за оставление Карабаха в пределах Азербайджана голосовали Нариманов, Махарадзе и Назаретян. Против – Орджоникидзе, Мясников, Киров и Фигатнер. Сталин не голосовал! Однако, учитывая остроту вопроса, обсуждение в тот день закончено не было, и принятие окончательного решения было перенесено на следующий день. Как уже отмечалось выше, пленум по инициативе Орджоникидзе и Назаретяна вернулся к рассмотрению этого вопроса. Большинством голосов Карабах был оставлен в составе Азербайджана. В протоколе отмечается, что «за» проголосовали четверо, «воздержались» – трое. И ни одного голоса «против». (ЦПА ИМЛ, ф.64, оп.2, ед.хр.1, л..122-122 об.)

И, наконец, последнее. В августе 1923 года в НКАО прошёл референдум, в ходе которого армянские крестьяне одобрили образование НКАО в составе Азербайджана. Докладывая о его итогах, секретарь Карабахского обкома партии Серо Мануцян сообщил 13 октября 1923 года в ЦК АКП(б): «Акт автономии в составе Азербайджана со стороны армянскиx крестьян встречен полным единодушием… Крестьяне в своих массовых резолюциях приветствовали автономию и Советскую власть». В отчетном докладе ЦК АКП(б) съезду компартии Азербайджана, сделанном 5 мая 1924 года, С. М. Киров, отметил: «Самым крупным, самым выпуклым достижением у нас… является то, что, может быть, не совсем полно, но во всяком случае в значительной степени разрешен так называемый карабахский вопрос… Не подлежит никакому сомнению, что перерешать этот вопрос нам не придется».

Таким образом,
1) большевики ОСТАВИЛИ Карабах в пределах Азербайджана, а не передали;
2) решение было принято Кавбюро, в котором армяне имели численное преимущество;
3) роли Сталина в этом не было никакой, тем более если учесть, что сам он хотел видеть Карабах, скорее, в составе Армении, чем Азербайджана;
4) во время референдума в НКАО в 1923 г. армяне Карабаха одобрили решение Кавбюро!

Семьдесять лет спустя в своей интерпретации образования НКАО нуйкины, старовойтовы, боннэры и прочие кухонные «правозащитники» преднамеренно исказили пункты 1 и 3 и сознательно умолчали о пунктах 2 и 4.

Вот и вся история с «отнятием» Сталиным у армян Карабаха и «передачей» его азербайджанцам.

Помимо этого, невозможно согласиться с утверждением автора статьи, что именно большевики несут ответственность за последующие болезненные споры. Напротив, благодаря большевикам удалось выработать справедливое решение, а ответственность за возвращение к решённому вопросу несут зарубежные дашнаки, усилившие связи с Арменией в последние годы горбачёвской перестройки.

Поэтому корректнее было бы написать абзац следующим образом: «Согласно решению Кавказского бюро ЦК РКП (б), в 1921 году Карабах оставили в составе советского Азербайджана, а в его нагорной части создали автономию с центром в Шуше. Значительную долю ответственности за последующие болезненные споры несут те силы, которые не приняли этого решения – дашнаки и прочие антисоветские элементы, окопавшиеся в годы СССР за рубежом».

Наконец, не выдерживает критики следующий абзац: «Тогда в азербайджанском городе Сумгаит националисты начали погромы армянского населения, перекинувшиеся на Нагорный Карабах. Физическое насилие спровоцировало далеко идущие политические последствия. Населенная преимущественно армянами (94 процента населения) Нагорно-Карабахская автономная область (НКАО) заявила о своем выходе из Азербайджанской ССР».

Неопровержимым фактом является то, что первые акты насилия и погромы имели место задолго до Сумгаита в Армении в населённых азербайджанцами Кафане и Масисе в конце 1987. Тогда же появились и первые беженцы. Это были азербайджанцы. Сумгаит был несколько месяцев позднее как стихийный ответ на анти-азербайджанские погромы в Армении. Участниками погромов в Сумгаите были, в основном, азербайджанские беженцы из Армении. А как случилось, что в СССР появились беженцы как таковые, авторы рассказов про Сумгаит почему-то не задаются вопросом. Из статьи в газете «Правда» вытекает, будто начало насилию было положено в Сумгаите, тогда как это не так. Кстати, в Сумгаите среди погромщиков были как азербайджанские беженцы из Армении, так и сумгаитские уголовники-армяне (один только Эдуард Григорян в компании с двумя другими подельниками – Жирайром Азизбекяном и Аркадием Огановым – убил шестерых из 26 убитых армян [см. интервью тогдашнего генпрокурора СССР В.Катусева]), и погибали в Сумгаите как армяне, так и азербайджанцы (26 х 6). В Армении же убивали только армяне, и убивали только азербайджанцев. И в отличие от Сумгаита, азербайджанские погромы в Армении носили уже не стихийный, а организованный характер.

Кроме того, в НКАО никогда не было 94% армян. В 1988 году 75% населения были армяне, 25% – азербайджацы.

Поэтому корректнее было бы написать абзац следующим образом: «Тогда в армянских городах Масис и Кафан, а затем и азербайджанском городе Сумгаит местные уголовники начали погромы соответственно азербайджанского и армянского населения, перекинувшиеся на Нагорный Карабах. Позднее погромы продолжились в армянских населённых пунктах Гукарк и Спитак и азербайджанской столице, где убивали соответственно местных азербайджанцев и армян. Самым же страшным преступлением за всю историю конфликта стало целенаправленное и спланированное уничтожение армянскими вооружёнными силами мирного азербайджанского города Ходжалы в Нагорном Карабахе в феврале 1992 года. Физическое насилие спровоцировало далеко идущие политические последствия. Населенная преимущественно армянами (75 процента населения) Нагорно-Карабахская автономная область (НКАО) заявила о своем выходе из Азербайджанской ССР, вопреки Конституции СССР».

Всё, что написано в данном комментарии, каждое слово, каждая запятая подтверждается беспристрастными ссылками на исторические источники и может быть без труда сверено. Если Вам, как главному редактору, небезразлична репутация Вашего издания и соответствие его названия содержанию, то, не сомневаюсь, приведённые выше абзацы будут заменены на те, которые предложены взамен.

С уважением,

Вугар Сеидов, к.и.н.
АзерТАдж, Берлин

“PRAVDA” QƏZETİNİN BAŞ REDAKTORUNA MƏKTUB

Bakı, 8 dekabr (AzərTAc). “Pravda”qəzetinin hörmətli baş redaktoru!

“Növbəti danışıqlar “Qarabağ düyünü”nə düşmüşdür” sərlövhəli məqalədən Azərbaycanın Dağlıq Qarabağ bölgəsinin tarixi haqqında həqiqətə uyğun olmayan məlumatlardan ibarət abzasları çıxardığınıza görə Sizə təşəkkür edirik. Bununla bərabər, təəssüflə qeyd etməliyik ki, məqalənin qalan hissəsində də bəzi saxtakarlıqlar vardır.

Məsələn, məqalədə deyilir: “XX əsrdə Rusiya imperiyası süqut edəndən sonra Qarabağla əlaqədar köhnə mübahisələr kəskinləşdi. 1918-ci ildə müstəqil dövlətlər olan Azərbaycan və Ermənistan Qarabağa dair öz hüquqlarını irəli sürdü”.

Rusiya imperiyası süqut edəndən sonra Azərbaycan Qarabağ barəsində öz hüquqlarını irəli sürməmişdir, çünki bu vilayət Azərbaycan Xalq Cümhuriyyətinin (AXC, 1918-1920) tərkibində qalmaqda davam edirdi və burada (habelə azərbaycanlıların məskunlaşdığı, Azərbaycan tərəfindən Sovet Ermənistanına bağışlanmış Zəngəzurda) AXC-nin nümayəndəsi, general-qubernator Xosrov bəy Sultanovun başçılıq etdiyi hökumət fəaliyyət göstərirdi. Onun həmin vəzifəyə təyin edilməsinə başda general-mayor V.M.Tomson olmaqla işğalçı ingilis hakim dairələri razılıq vermişdi. Qarabağ barəsində iddialar irəli sürən isə, əksinə, əvvəlcə ingilislərin Sultanovu həmin vəzifəyə təyin olunmasını qəbul etməyən və başqa dövlətin ərazisində Qarabağ Erməni Milli Şurası (QEMŞ) deyilən oyuncaq qurum şəklində süni “ikihakimiyyətlilik” yaratmış Ermənistan idi. Lakin nəticə etibarilə hətta QEMŞ də Qarabağın Azərbaycana reinteqrasiyasının labüdlüyünü etiraf etmiş və 1919-cu il avqustun 22-də imzalanmış sazişə görə, Dağlıq Qarabağ elan etmişdir ki, özünü “müvəqqəti olaraq” (bu məsələ Paris Sülh Konfransında qəti həll edilənə qədər) “Azərbaycan Respublikasının tərkib hissəsi hesab edir”. Beləliklə, Qarabağ barəsində iddialar irəli sürən Azərbaycan deyil, Ermənistan olmuşdur.

Ermənilərin Qarabağ barəsində iddialarının perspektivsiz olmasını hətta bolşeviklər də etiraf edirdi. Məsələn, Anastas Mikoyanın V.İ.Leninə ünvanlanmış 1919-cu il 22 may tarixli teleqramında deyilirdi: “Ermənistan hökumətinin agentləri olan daşnaklar Qarabağın Ermənistana birləşdirilməsinə çalışırlar. Lakin Qarabağ əhalisi üçün bu, Bakıdakı həyat mənbəyindən məhrum olmaq və heç vaxt, heç nədə bağlı olmadıqları İrəvanla bağlanmaq demək olardı. Erməni kəndliləri özlərinin beşinci qurultayında Azərbaycana birləşməyi qərara almışlar (Sov.İKP MK yanında Marksizm-Leninizm İnstitutunun Mərkəzi Partiya Arxivi – MLİ MPA, fond 461, siyahı 1, saxlama vahidi 4525, vərəq 1).

Bu teleqram göndəriləndən bir il sonra – 1920-ci il iyunun 19-da, yəni Azərbaycanın çox hissəsində sovet hakimiyyəti qurulandan sonra və qonşu Ermənistanın sovetləşməsindən xeyli əvvəl Sovet Rusiyasının xalq xarici işlər komissarı Q.Çiçerin Moskvadan RK(b)P MK-nın Qafqaz Bürosunun rəhbəri Serqo Orconikidzeyə teleqram göndərərək, Azərbaycanın sovetləşməsinin başa çatdırılması və Qızıl Ordu tərəfindən Qarabağın və Zəngəzurun da tutulmasının zəruri olması məsələsini qaldırmışdır. O, Leninə ünvanlanmış məktubunda qəflətən ehtiyatsızlıq etmiş və xidməti işlərlə əlaqədar daşnak hökuməti ilə yazışmasına əsaslanaraq yazmışdı ki, “Qarabağ tarixi erməni ərazisidir”.

Bundan hiddətlənən Zaqafqaziya bolşevikləri A.Nuricanyan (erməni), A.Mikoyan (erməni), B.Mdivani və N.Nərimanov Çiçerinə teleqram göndərərək, Ermənistanın daşnak hökumətinin onun üstünə yağdırdığı saxta informasiyaya uymasını vurğulamışdılar: “Guya mübahisəli olan, artıq Sovet Azərbaycanının tərkibinə daxil olmuş Zəngəzur və Qarabağ məsələsinə gəldikdə isə, qətiyyətlə bildiririk ki, bu ərazilər mübahisəsizdir və bundan sonra da Azərbaycan hüdudlarında olmalıdır” (Azərbaycan Dövlət Tarix Arxivi, f. 410, s. 2, s.v. 69, vv. 181-187). Onlar “çaparaq” göndərilmiş məktubda göstərirdilər ki, Çiçerinin düşünülməmiş ifadəsində məntiq yoxdur: əgər Qarabağ erməni ərazisidirsə, Sovet Rusiyası ilə daşnak Ermənistanı arasında formal neytrallıq mövcud olmasını nəzərə alsaq, Qızıl Ordu Qarabağa necə daxil ola bilərdi? Bütün Azərbaycanda sovet hakimiyyəti qurulması kontekstində və Ermənistanda daşnak hökumətinin süqutundan xeyli əvvəl Qarabağın və Zəngəzurun sovetləşdirilməsinin mənası məhz ondan ibarət idi ki, bu iki vilayət Ermənistan ərazisi deyil, Azərbaycan ərazisi hesab edilirdi və məhz bu səbəbdən onlar da kommunistlərin nəzarəti altına keçməli idi.

1920-ci ilin yayında bu cür teleqramlar çox göndərilmişdi. S.Orconikidze sanki həmin teleqramları yekunlaşdıraraq Lenin, Stalin və Çiçerinə ünvanlanmış məktubunda həmin vilayətlərin Azərbaycana məxsus olmasını vurğulamış və onları ehtiyatlı olmağa çağırmışdı: “Ermənistan hökuməti bilərəkdən sizə yalan məlumat verir… Azərbaycana bu cür münasibət geniş xalq kütlələrinin nəzərində bizi çox hörmətdən salır”. S.Orconikidzenin başqa bir teleqramında deyilir: “Qarabağda və Zəngəzurda Sovet hakimiyyəti qurulmuşdur və hər iki ərazi özünü Sovet Azərbaycanının tərkib hissəsi hesab edir” (RF XİN Arxivi, qovluq 54882, vərəq 20).

Buna görə də həmin abzası aşağıdakı şəkildə yazmaq daha düzgün olardı: “Rusiya imperiyası süqut edəndən və 1918-ci ildə müstəqil Azərbaycan və Ermənistan yaranandan sonra sonuncu gözlənilmədən Qarabağ barəsində iddialar irəli sürmüşdür”.

Sizin məqalənizdə daha sonra belə bir abzas vardır: “RK (b)P MK Qafqaz Bürosunun qərarı ilə 1921-ci ildə Dağlıq Qarabağ muxtariyyət hüququ ilə Sovet Azərbaycanının tərkibinə daxil edilmişdir. Beləliklə, sonrakı ağrılı mübahisələrə görə məsuliyyətin xeyli hissəsi məhz bolşeviklərin üzərinə düşür”.

Məsələnin bu şəkildə təqdim edilməsinin də real tarixi hadisələrlə heç bir əlaqəsi yoxdur. Təəssüf ki, Qarabağın “Stalinin əli ilə” Ermənistandan Azərbaycana “verilməsi” barədə dünyada yayılmış söz-söhbət hələ də davam edir. Təəccüblüdür ki, bu barədə müstəqil media-mənbələr və hətta üçüncü ölkələrin siyasətçiləri də danışırlar. Onlar heç olmasa Qafqaz Bürosunun 1921-ci il 5 iyul tarixli plenum iclasının protokolunun mətni ilə tanış olmağa da tənbəllik edirlər. Halbuki bu sənəd arxivdə saxlanır, dəfələrlə dərc edilmişdir və qondarma erməni tarixçiləri həmin sənəddən gətirilən sitatların düzgünlüyünə şübhə ilə yanaşdıqlarını bildirəndən sonra sənədin fotosunu dərc etmək lazım gəlmişdir.

Həmin plenumda sədrlik etmiş MK-nın üzvü İ.V.Stalin səsvermə hüququ olmadan, Qafqaz Bürosunun 7 üzvü – gürcülər Q.K.Orconikidze, F.İ.Maxaradze, İ.D.Oraxelaşvili, bolqar S.M.Kirov, ermənilər A.M.Nazaretyan, A.F.Myasnikov (Myasnikyan) və azərbaycanlı N.N.Nərimanov səsvermə hüququ ilə iştirak edirdi. Bundan əlavə, plenumda səsvermə hüququ olmayan Azərbaycan xalq xarici işlər komissarı Hüseynov və Qafqaz Bürosunun katibi Fiqatner, habelə səsvermə hüququ olan iki erməni və bir azərbaycanlı da iştirak edirdi.

Xatırladaq ki, bu hadisələr 1921-ci ilin ortalarında cərəyan edirdi. O vaxt ölkədə hakimiyyət bütünlüklə fəaliyyət qabiliyyətli və güclü V.İ.Leninin əlində idi, RK (b) P MK-nın sıravi üzvü İ.V.Stalini isə tanıyan az idi. Yalnız bir ildən sonra, rəhbərin xəstəliyi ilə əlaqədar, Stalin formal şəkildə baş katib təyin edilir. Həmin dövrdə baş katibin funksiyaları çox məhdud idi, qərarlar həmişə ciddi kollegial qaydada qəbul edilirdi. Bu baxımdan, saxtakarların Qarabağ barəsində “ədalətsiz” qərar qəbul edilməsini həmin dövrdə çoxlarının tanımadığı Stalinin ayağına yazmaq və yenidənqurma dövründə diktatorun pislənməsi fonunda Qarabağ ermənilərinin “cəfalarını” da bu tiranın adı ilə bağlamaq cəhdləri, tarixi baxımdan, ən azı gülməli görünür. Zənnimcə, ermənilərin bunu bilməsi çox maraqlı olacaqdır ki, həmin dövrdə milli azlıqların məsələləri üzrə xalq komissarı Stalin və xalq xarici işlər komissarı Çiçerin onların iddialarına rəğmən həmişə Qarabağın Ermənistana verilməsinə tərəfdar olmuşlar.

Maraqlıdır ki, Dağlıq Qarabağın Ermənistana verilməsi haqqında iyulun 4-də qəbul edilmiş qərara yenidən baxılması məsələsini həmin ərəfədə qaldıranlar İ.D.Orconikidze və (diqqət!) erməni A.M.Nazaretyan olmuşdur.

Plenum qərara almışdır: “Müsəlmanlar və ermənilər arasında sülhün, yuxarı və aşağı Qarabağın iqtisadi əlaqələri, onun Azərbaycanla daimi əlaqələri nəzərə alınaraq Dağlıq Qarabağ ASSR hüdudlarında saxlanılsın, ona, inzibati mərkəzi muxtar vilayətin tərkibinə daxil olan Şuşa şəhəri olmaqla, geniş vilayət muxtariyyəti verilsin”.

Kimin gözü varsa, oxuya bilər! Arxiv sənədində birmənalı şəkildə Qarabağı Azərbaycana vermək deyil, onu Azərbaycan hüdudlarında saxlamaq yazılmışdır. Saxlamaq sözü yalnız o şeyə aid ola bilər ki, bundan əvvəl həmin yerdə olsun. Hətta bu sadə sənəd də göstərir ki, Qarabağ həmişə Azərbaycanın tərkibində olmuşdur! Ermənilər “saxlamaq” sözünü “vermək” sözü ilə əvəz etməklə bacarıqlı manipulyasiya edərkən sadəlövhcəsinə fikirləşdilər ki, onlar bütün dünyanı uzun müddət çaşdırmağa və inandırmağa nail olacaqlar ki, Qafqaz Bürosunun 1921-ci il tarixli plenumuna qədər Qarabağ guya Ermənistanın tərkibində olmuşdur.

1921-ci il iyulun 4-də Nərimanov, Maxaradze və Nazaretyan Qarabağın Azərbaycan hüdudlarında saxlanılması qərarının lehinə, Orconikidze, Myasnikov, Kirov və Fiqatner isə əleyhinə səs vermişdir. Stalin səs verməmişdir! Lakin vəziyyətin kəskinliyi nəzərə alınaraq həmin gün müzakirə başa çatdırılmamış və qəti qərar qəbul edilməsi növbəti günə keçirilmişdir. Yuxarıda qeyd edildiyi kimi, Orconikidze və Nazaretyanın təşəbbüsü ilə plenum həmin məsələyə baxılmasına yenidən qayıtmış və səs çoxluğu ilə Qarabağ Azərbaycanın tərkibində saxlanmışdı. Protokolda qeyd edilir ki, dörd nəfər lehinə səs vermiş, üç nəfər bitərəf qalmışdır. Qərarın əleyhinə heç kəs səs verməmişdir (MLİ MPA, f.64, s.2, s.v. 1, v.122-122-nin arxası).

Nəhayət, sonuncu məqam. 1923-cü ilin avqustunda DQMV-də referendum keçirilmiş, bu referendumun gedişində erməni kəndlilər Azərbaycanın tərkibində DQMV yaradılmasını alqışlamışlar. Qarabağ Vilayət Partiya Komitəsinin katibi Sero Manusyan həmin referendumun yekunları haqqında 1923-cü il oktyabrın 13-də AK (b) P MK-ya məruzə edərkən bildirmişdir: “Azərbaycanın tərkibində muxtariyyət aktı erməni kəndlilər tərəfindən tam yekdilliklə bəyənilmişdir… Kəndlilər özlərinin kütləvi qətnamələrində muxtariyyəti və sovet hakimiyyətini alqışlamışlar”. S.M.Kirov 1924-cü il mayın 5-də AK (b) P MK-nın Azərbaycan Kommunist Partiyasının qurultayına hesabat məruzəsində demişdir: “Bizim ən böyük, ən əyani nailiyyətimiz odur ki, Qarabağ məsələsi deyilən məsələ, tamamilə olmasa da xeyli dərəcədə həll edilmişdir… Əsla şübhə yoxdur ki, bu məsələni yenidən həll etməli olmayacağıq”.

Beləliklə,
1) bolşeviklər Qarabağı Azərbaycana verməmiş, onu Azərbaycan hüdudlarında SAXLAMIŞLAR;
2) bu qərar ermənilərin sayca üstünlüyə malik olduğu Qafqaz bürosunda qəbul edilmişdir;
3) bu məsələdə Stalinin heç bir rolu olmamışdır. Xüsusən ona görə ki, o, özü Qarabağı Azərbaycandan daha çox Ermənistanın tərkibində görmək istəyirdi;
4) 1923-cü ildə DQMV-də keçirilmiş referendum zamanı Qarabağ erməniləri Qafqaz bürosunun qərarını bəyənmişlər!

Yetmiş ildən sonra nuykinlər, starovoytovalar, bonnerlər və sair əldəqayırma “hüquq müdafiəçiləri” 1-ci və 3-cü bəndlərin məzmununu bilərəkdən təhrif etmiş, 2-ci və 4-cü bəndlər barəsində isə bilərəkdən susmuşlar.

Qarabağın Stalin tərəfindən ermənilərin “əlindən alınması” və onun azərbaycanlılara “verilməsi” barədə əhvalatın əsl mahiyyəti bundan ibarətdir.

Bundan əlavə, məqalə müəllifinin bu fikri ilə də razılaşmaq mümkün deyil ki, sonrakı ağrılı mübahisələrə görə məsuliyyət məhz bolşeviklərin üzərinə düşür. Əksinə, bolşeviklərin sayəsində ədalətli qərar hazırlamaq mümkün olmuşdur. Artıq həll edilmiş məsələyə yenidən qayıtmağın məsuliyyəti isə Qorbaçov yenidənqurmasının son illərində Ermənistanla əlaqələri gücləndirmiş xarici daşnakların üzərinə düşür.

Buna görə də həmin abzası aşağıdakı şəkildə yazmaq daha düzgün olardı: “1921-ci ildə RK (b) P MK-nın Qafqaz bürosunun qərarı ilə Qarabağ Sovet Azərbaycanının tərkibində saxlanılmış, Qarabağın dağlıq hissəsində isə mərkəzi Şuşa olmaqla muxtariyyət yaradılmışdır. Sonrakı ağrılı mübahisələrə görə, məsuliyyətin çox hissəsi həmin qərarı qəbul etməmiş qüvvələrin – SSRİ dövründə xaricdə daldalanan daşnakların və digər antisovet ünsürlərin üzərinə düşür”.

Nəhayət, aşağıdakı abzas tənqid qarşısında acizdir: “O vaxt Azərbaycanın Sumqayıt şəhərində millətçilər Dağlıq Qarabağa köçmüş erməni əhalini talan etməyə başladılar. Fiziki zorakılıq daha uzaq məqsədlər güdən siyasi nəticələrə təhrik etmişdir. Əhalisinin əksəriyyəti (94 faizi) ermənilərdən ibarət olan Dağlıq Qarabağ Muxtar Vilayəti (DQMV) Azərbaycan SSR-in tərkibindən çıxmasını elan etmişdir”.

Təkzibedilməz faktdır ki, ilk zorakılıq aktları və talanlar Sumqayıt hadisələrindən xeyli əvvəl – 1987-ci ilin axırlarında Ermənistanda, azərbaycanlıların məskunlaşdığı Qafan və Masis rayonlarında baş vermişdi. İlk qaçqınlar da həmin dövrdə meydana gəlmişdi. Onlar azərbaycanlılar idi. Sumqayıt hadisələri bir neçə ay sonra Ermənistanda azərbaycanlılara qarşı törədilmiş talanlara kortəbii cavab idi. Sumqayıtda talan iştirakçılarının əksəriyyəti Ermənistandan olan azərbaycanlı qaçqınlar idi. Lakin nədənsə Sumqayıt haqqında söhbətlərin müəllifləri özlərinə belə bir sual vermirlər: bəs necə oldu ki, SSRİ-də qaçqınlar yarandı. “Pravda” qəzetində dərc edilmiş məralədən belə çıxır ki, guya zorakı hərəkətlər Sumqayıtda başlanmışdır. Halbuki bu heç də belə deyil. Yeri gəlmişkən, Sumqayıtdakı talançılar arasında Ermənistandan olan azərbaycanlı qaçqınlarla bərabər Sumqayıtda yaşayan cinayətkar ermənilər də vardı (qətlə yetirilmiş 26 ermənidən 6-sı həmin cinayətkar ermənilərdən yalnız biri – Eduard Qriqoryan və onun digər iki cinayətkar yoldaşı Jirayr Azizbekyan və Arkadi Oqanov tərəfindən öldürülmüşdür (bax: o vaxt SSRİ-nin baş prokuroru olmuş V.Katusevin müsahibəsi). Sumqayıtda ölənlər arasında ermənilərlə (26 nəfər) bərabər azərbaycanlılar da (6 nəfər) olmuşdur. Ermənistanda isə öldürənlər yalnız ermənilər idi və onlar yalnız azərbaycanlıları öldürürdülər. Sumqayıtdan fərqli olaraq Ermənistanda azərbaycanlılara qarşı talanlar artıq kortəbii deyil, mütəşəkkil xarakter daşıyırdı.

Bundan əlavə, DQMV-də heç vaxt əhalinin 94 faizi erməni olmamışdır. 1988-ci ildə vilayət əhalisinin 75 faizi ermənilər, 25 faizi isə azərbaycanlılar idi.

Buna görə də həmin abzası aşağıdakı kimi yazmaq daha düzgün olardı: “O vaxt Ermənistanın Masis və Qafan şəhərlərində, sonra isə Azərbaycanın Sumqayıt şəhərində cinayətkarlar, müvafiq şəkildə, Dağlıq Qarabağa üz tutmuş Azərbaycan və erməni əhalisinə qarşı talanlara başlamışdır. Bir qədər sonra talanlar Ermənistanın Qukark və Spitak yaşayış məntəqələrində və Azərbaycan paytaxtında davam etmiş, orada, müvafiq şəkildə, yerli azərbaycanlıları və erməniləri öldürmüşdülər. Münaqişənin bütün tarixi ərzində ən dəhşətli cinayət isə 1992-ci ilin fevralında Dağlıq Qarabağın dinc azərbaycanlılar yaşayan Xocalı şəhərinin erməni silahlı qüvvələri tərəfindən məqsədyönlü və planlaşdırılmış şəkildə məhv edilməsi olmuşdur. Fiziki zorakılığın çox ciddi siyasi nəticələri olmuşdur. Əhalisinin əksəriyyəti (75 faizi) ermənilərdən ibarət olan Dağlıq Qarabağ Muxtar Vilayəti (DQMV) SSRİ Konstitusiyasına zidd olaraq Azərbaycan SSR-in tərkibindən çıxmasını elan etmişdi”.

Bu şərhdə yazılanların hamısı, buradakı hər kəlmə, hər durğu işarəsi tarixi sənədlərə qərəzsiz istinadlarla təsdiqlənir və onları asanlıqla yoxlamaq olar. Əgər Siz, baş redaktor kimi öz nəşrinizin reputasiyasına və onun adının məzmununa müvafiq olmasına laqeyd deyilsinizsə, onda şübhə etmirəm ki, yuxarıda göstərilən abzaslar onların əvəzinə təklif olunan abzaslarla əvəz ediləcəkdir.

Vüqar Seyidov
AzərTAc, Berlin