Apr 26 2009
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized
Ложь Сержа Саргсяна, или ещё раз о «правовой безупречности» сепаратизма Нагорного Карабаха

Двадцать третьего апреля в американской газете Wall Street Journal было опубликовано интервью корреспондента Марка Чэмпиона с президентом Армении Сержем Саргсяном. Говоря о ходе мирного процесса по урегулированию армяно-азербайджанского, нагорно-карабахского конфликта, президент отметил, что сердцевиной конфликта является «право нации на самоопределение».

На вопрос журналиста, «можно ли в таком случае говорить о праве чеченцев на самоопределение», Серж Саргсян дал следующий ответ: «Мы полагаем, что все народы имеют право на самоопределение. Мы не говорим о всех людях, компактно проживающих на той или иной территории. К примеру, азербайджанцы в своей аргументации дошли до того, что начали уже утрировать, мол, а может ещё армянам американского городка Глэндейл дать возможность на самоопределение? Речь идёт о другом – о группе людей, проживающих на данной территории на протяжении тысяч лет. Нагорный Карабах никогда не был частью Азербайджана. Он был присоединён к Азербайджану решением КПСС. И к тому же, Нагорный Карабах вышел из состава СССР точно так, как это сделали союзные республики, в полном соответствии с советским законодательством. И, разумеется, Чечня тоже пользуется правом на самоопределение, которым чеченцы воспользовалось на недавнем референдуме».

На вопрос «почему же границы были установлены таким образом», армянский президент ответил: «Это было сделано в качестве акта доброй воли, чтобы помочь продвинуть коммунистические идеи в мусульманский восток. Это делалось по всему Союзу, чтобы усложнить и сделать невозможным выход союзной республики из состава СССР, право на который было им дано по конституции. Представьте себе, что Армении вдруг вздумалось выйти из СССР, имея две армянские автономии в составе Азербайджана. Они бы тогда навсегда остались в составе Азербайджана. Если же Азербайджан вдруг решил покинуть СССР, тогда Нахчыван и Карабах остались бы в составе Советского Союза».

Не приходится сомневаться, что говоря о конфликте в Нагорном Карабахе, президент Армении преследовал цель ввести в заблуждение несведущих читателей Wall Street Journal и представить свою страну в роли невинной стороны. Столько лжи и неверных трактовок в двух коротких ответах! Во-первых, сердцевиной армяно-азербайджанского, нагорно-карабахского конфликта является не «право нации на самоопределение», а территориальные претензии Армении к Азербайджану. Это суть конфликта. Иначе, не стал бы Саргсян делиться со своей мечтой дожить до самого счастливого дня в его жизни, когда территориально Нагорный Карабах станет частью Армении. У армянского государства имеются территориальные претензии – в открытой или латентной форме – ко всем своим соседям. Тезис о «карабахском народе, добивающемся самоопределения» придуман в качестве красивой терминологической ширмы, призванной прикрыть территориальные претензии и оправдать акт агрессии.

Во-вторых, карабахские армяне не проживают в этой области на протяжении тысяч лет. Существуют неопровержимые доказательства исторической принадлежности данной территории Азербайджану, вхождении Карабаха наряду с рядом областей современной Армении в состав средневековой Кавказской Албании, сыгравшей ключевую роль в этногенезе и формировании азербайджанского народа. Многочисленные исторические источники подтверждают факт переселения в 1828 году этнических армян из Персии и Османской Империи на территорию бывших азербайджанских Ираванского, Нахчыванского и Карабахского ханств. Вся последующая история сопровождалась дальнейшей иммиграцией армянского элемента в эти новоприобретённые области Российской Империи и оттоком (зачастую насильственным) коренного тюркоязычного населения либо на восток, либо в сторону Анатолии.

В-третьих, следует тем не менее подчеркнуть, что в любом случае особо популярные в армянской среде ссылки на глубокую историю не играют никакой роли при решении армяно-азербайджанского, нагорно-карабахского конфликта. Формат Минской группы ОБСЕ по Нагорному Карабаху призван выработать мирное решение конфликта в рамках международного права, а не на основе исторических справок, тем более тенденциозных. В международном праве при решении подобных конфликтов никто не оперирует такими неюридическими категориями, как «исконные земли», «автохтонные» и «пришлые народы», и экскурсы в историю не имеют никакого значения. Возможно, у президента Армении за неимением убедительных аргументов из области международного права велико искушение завести разговор в те далекие дебри в надежде запутать там международную общественность и превратить переговорный процесс в урок истории армянского народа. Однако никому нет дела до того, кто первым ступил на ту или иную территорию. В конце концов, все народы являются потомками единого продукта антропогенеза – первого человека, появившегося в районе Великих Озёр в Африке, после чего человечество пребывало и продолжает пребывать в состоянии перманентной миграции. Те народы, которых в исторической науке считают коренными на той или иной земле, тоже когда-то сюда прибыли, и ещё неизвестно в каком виде. В любом случае никакие свидетельства историков к разрешению региональных конфликтов наших дней отношения не имеют, и никому, кроме самой науке, интерес подобные вопросы не представляют. Необходимо провести строгую грань между историей и международным правом и отделить их друг от друга при выработке всеобъемлющего и окончательного решения армяно-азербайджанского, нагорно-карабахского конфликта.

В-четвёртых, конфликт в Нагорном Карабахе начинался с муссируемого мифа об «исторической ошибке», якобы совершённой с подачи Сталина, «своевольно отторгнувшего Карабах от Армении» и «подарившего Азербайджану». Апологеты армянского «миацума» вводили советское руководство и общественность в заблуждение в расчёте на то, что никто не станет перепроверять их тезисы. Между тем, простое знакомство с архивными документами позволяет воссоздать события первых лет Советской власти, когда армянами была впервые предпринята попытка сделать Карабах de jure частью Армении. Тогда эти попытки завершились провалом, и в немалой степени этому способствовала позиция трезвомыслящей части армян. 4 июля 1921 года пленум Кавбюро ЦК РКП(б) собрался, чтобы рассмотреть вопрос о судьбе Карабаха, однако ввиду сложности вопроса, обсуждение в тот день закончено не было и принятие окончательного решения было перенесено на следующий день. 5 июля пленум вернулся к рассмотрению вопроса и постановил следующее: «Исходя из необходимости мира между мусульманами и армянами и экономической связи верхнего и нижнего Карабаха, его постоянной связи с Азербайджаном, Нагорный Карабах оставить (выделено мной – В.С.) в пределах А.С.С.Р., предоставив ему широкую областную автономию с административным центром в городе Шуше, входящей в состав автономной области». За оставление Карабаха в составе Азербайджана голосовал и армянин А.Назаретян. В августе 1923 года армянское население Карабаха на референдуме поддержало данное решение. Десятилетия спустя, идеологи «миацума», подменив слово «оставить» на «передать», надеялись создать у несведующей аудитории впечатление, будто Карабах не находился всю предыдущую историю в составе Азербайджана, и добавили от себя «руку» Сталина. Между тем, хоть Сталин и не голосовал 5 июля, известно, что он и Чичерин всегда выступали за передачу Карабаха Армении.

В-пятых, иначе, чем глупой, суждение Саргсяна о мотивах большевиков по установлению внутренних границ советских республик назвать нельзя. В СССР было много союзных республик без автономий в их составе, например прибалтийские республики, Белоруссия, Молдавия, ряд среднеазиатских республик. Если целью большевиков при создании автономий было воспрепятствовать возможному выходу союзной республики из состава СССР, то что мешало бы, допустим той же Белоруссии, Киргизии или Туркмении воспользоваться этим правом? Кроме того, может объяснит Саргсян читателям Wall Street Journal, каким образом оказались в составе его страны практически полностью азербайджанонаселённые Зангезур, Гёйча, Даралагёз, Ведибасар?

В-шестых, не меньшую дозу ереси содержат в себе слова Саргсяна о «двух армянских автономиях» в составе Азербайджана. С каких пор Нахчыванская АССР стала «армянской» автономией? Известно, что вопрос о преобразовании Нахчывана в автономию встал после передачи Зангезура Армении и искусственного превращения Нахчывана в отрезанный от остальной части Азербайджана географический эксклав. Не мешало бы президенту государства ознакомиться с текстами международных договоров, подписантами которых является его страна, и найти в них хотя бы малейшее упоминание об этнических мотивах создания автономии Нахчывана.

Наконец, в седьмых, необходимо подробнее остановиться на вопросе о так называемой «правовой безупречности» выхода Нагорного Карабаха из состава Азербайджанской ССР и СССР. Детальный анализ показывает, что все действия армян Нагорного Карабаха по отделению от Азербайджана были лишены легитимности. Напомним, что по принятому 3 апреля 1990 года Закону СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР» (далее для краткости – Закон СССР) союзная республика могла выйти из состава СССР путём проведения на её территории общереспубликанского референдума. Референдум полагалось проводить не ранее, чем через шесть, и не позднее, чем через девять месяцев после принятия решения о постановке вопроса о выходе союзной республики из СССР. При этом, в статье 3 Законa СССР говорилось дословно следующее, «В союзной республике, имеющей в своем составе автономные республики, автономные области и автономные округа, референдум проводится отдельно по каждой автономии. За народами автономных республик и автономных образований сохраняется право на самостоятельное решение вопроса о пребывании в Союзе ССР или в выходящей союзной республике, а также на постановку вопроса о своем государственно правовом статусе. В союзной республике, на территории которой имеются места компактного проживания национальных групп, составляющих большинство населения данной местности, при определении итогов референдума результаты голосования по этим местностям учитываются отдельно».

Напомним вкраце также хронологию событий последних полутора лет существования СССР, имеющую важное значение при анализе данного вопроса:

1990 год:

3 апреля

Принятие Закона СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР»

1991 год:

17 марта

Референдум по судьбе СССР. Граждане Азербайджанской ССР проголосовали за сохранение СССР и продолжение пребывания республики в его составе. Армянская ССР бойкотировала общесоюзный референдум.

30 августа

Принятие Верховным Советом Азербайджанской ССР Декларации «О восстановлении государственной независимости Азербайджанской Республики»

2 сентября

Провозглашение в НКАО Азербайджанской ССР т.н. «Нагорно-Карабахской Республики»

6-7 сентября

Внеочередной Съезд народных депутатов СССР

18 октября

Принятие Верховным Советом Азербайджанской Республики Конституционного Акта «О государственной независимости Азербайджанской Республики»

26 ноября

Упразднение Верховным Советом Азербайджанской ССР НКАО

10 декабря

Проведение на территории бывшей НКАО «референдума по вопросу независимост НКР»

26 декабря

Прекращение существования СССР и действия всех союзных законов

Как видим, Закон СССР действовал на всей территории союзного государства с 3 апреля 1990 года до 26 декабря 1991 года. Все действия союзных республик и автономных образований по выходу из состава СССР или изменению своего статуса, предпринимаемые в нарушение данного закона, не имели юридической силы и считались недействительными. Об этом прямо говорилось в Постановлении Верховного Совета СССР от 3 апреля 1990 года «О введении в действие Закона СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР»». Согласно пункту 2 данного постановления, «…любые действия, связанные с постановкой вопроса о выходе союзной республики из СССР и противоречащие Закону СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР», предпринятые как до, так и после введения его в действие, не порождают никаких юридических последствий как для Союза ССР, так и для союзных республик»».

Принятие 30 августа Декларации «О восстановлении государственной независимости Азербайджанской Республики» и провозглашение три дня спустя в НКАО «Нагорно-Карабахской Республики» с назначением на 10 декабря референдума о независимости явились действиями, предпринятыми, скорее, на волне эмоций и эйфории первых пост-путчевских дней, чем основанными на действующем союзном законодательстве. Принятие Декларации входилo в противоречие с Законом СССР, не имело юридической силы и, следовательно, не могло служить правовым основанием для начала процедуры самостоятельного определения НКАО своего будущего статуса.

Как справедливо отмечает Т.Мусаев, «…если до конца следовать букве и смыслу Закона от 3 апреля 1990 года, то для НКАО принятие упомянутой Декларации не могло служить юридическим основанием для постановки в соответствии с Законом вопроса о своем государственно-правовом статусе».

Кроме того, принятие Декларации не означало окончательного юридического оформления государственной независимости Азербайджанa, а всего лишь открывало дорогу долгому процессу, который по союзному законодательству должен был в итоге включaть в себя проведение общереспубликанского плебисцита. Как известно, в ходе референдума 17 марта 1991 года, то есть уже после вступления в силу Закона 1990 года, граждане Азербайджанской ССР высказались за сохранение республики в составе СССР. Согласно статье 10 Закона СССР, новый референдум по вопросу о выходе из Союза мог быть проведён не ранее, чем через десять лет с момента проведения предыдущего, то есть не раньше 17 марта 2001 года. Опять же, если следовать букве и духу закона, в следующие 10 лет после мартовского (1991 года) референдума или же до прекращения до того времени действия Закона СССР Азербайджан не мог поднимать вопрос о выходе из состава союзного государства, и, следовательно, принятие Декларации от 30 августа не могло иметь юридических последствий и, тем более, открывать правовую дорогу для начала реализации нагорно-карабахской автономией права на самостоятельное определение вопроса о своём статусе.

26 ноября Верховный Совет Азербайджанa упразднил НКАО как национально-территориальное образование, неоднократно злоупотребившее своей автономией и нарушившee республиканское и союзное законодательства. Утратившими силу были признаны также Декрет Азербайджанского Центрального Исполнительного Комитета от 7 июля 1923 года «Об образовании автономной области Нагорного Карабаха» и Закон Азербайджанской ССР от 16 июня 1981 года «О Нагорно-Карабахской автономной области». Вплоть до последней минуты существования СССР Нагорный Карабах в соответствии с советским законодательством продолжал оставаться составной частью Азербайджана независимо от принятых в Баку и Ханкенди деклараций, провозглашений и проведённого 10 декабря недействительного референдума.

Обращает на себя также внимание почти анекдотичный факт, на который указывает в своей другой статье Т.Мусаев: «…провозглашение «Нагорно-Карабахской Республики» обосновывалось Законом СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР» от 3 апреля 1990 года. Однако если следовать логике армянской стороны и согласиться с тем, что Армянская ССР и Нагорный Карабах воссоединились 1 декабря 1989 года, то, следовательно, впоследствии, по итогам провозглашения 2 сентября 1991 года «НКР» и проведения на территории этого образования референдума, Нагорный Карабах отделялся уже от Армении. Очевидная абсурдность доводов армянской стороны не вызывает сомнений. В противном случае, официальный Ереван должен признать, что все действия, предпринятые армянской стороной до 2 сентября 1991 года, были незаконными и до этой даты Нагорный Карабах продолжал оставаться частью Азербайджанской Республики». (Т.Мусаев, «Нагорно-Карабахский конфликт: анализ некоторых ключевых элементов правового характера», журнал «Irs», 2006.)

Наряду с этим, обращает на себя внимание ряд других любопытных фактов. Поскольку референдум на територии упразднённого НКАО был проведён ещё при «живом» СССР, а, следовательно, во время действия союзных законов, недействительными результаты этого голосования являлись ещё и потому, что была нарушена, помимо ряда других положений Закона СССР, также статья 6, обязывающая Верховный Совет союзных республик и Советы народных депутатов автономий совместно рассматривать итоги референдума с последующим представлением результатов в Верховный Совет СССР. В упразднённой НКАО и самопровозглашённой «НКР» не сочли нужным хотя бы ради формальности и видимости следования положениям закона представить итоги голосования в парламент Азербайджана, как того трeбовал закон, и совместно их обсудить (хотя бы посредством телемоста), что добавило недействительности самовольному решению об отделении Нагорного Карабаха от Азербайджана. Не организовали инициаторы референдума и отдельное голосование в местах компактного проживания азербайджанской общины (Шушинский район, в котором азербайджанцы составляли большинство), как того требовала статья 3. Понятно, что азербайджанцы бывшей НКАО проигнорировали незаконный референдум, однако со стороны организаторов не была предпринята даже формальная попытка придать хоть какую-то видимость техническому следованию положениям закона.

Ещё одним нарушением Закона СССР былa датa проведения голосования. Согласно статье 2, референдум должен был состояться не ранее, чем через шесть, и не позднее, чем через девять месяцев после принятия решения о постановке вопроса о выходе союзной республики из СССР. Если даже исходить из обратного и считать принятие Верховным Советом Азербайджана Декларации от 30 августа законной постановкой вопроса о выходе республики из СССР (несмотря на то, что, как отмечалось выше, согласно статье 10 в следующие 10 лет Азербайджан не мог в принципе ставить такой вопрос), голосование по всей территории республики или в той или иной её части могло состояться только в марте-мае 1992 года. Проведение голосования 10 декабря было очередным нарушением союзного закона и лишало его итоги всякой юридической силы.

В статье 3 Закона СССР не говорится ни слова о возможности проведения референдума в автономии до (не говоря уже о «без») общереспубликанского голосования. До вступления в силу Закона СССР у автономий (даже у АССР) не было права выходить из состава СССР и союзной республики, поскольку они не считались субъектами международного права. С принятием в 1990 году Закона СССР у автономных образований различных уровней появилось право менять свой статус по отношению к союзной республике, в состав которой они входили, но не когда им вздумается, а строго в опрeделённом случае – если союзная республика принимала решение о выходе из СССР, голосовала в пользу этого решения на общереспубликанском референдуме и во всех случаях действовала в строгом соответствии с Законом СССР. При отсутствии этого обязательного условия автономии не могли самостоятельно инициировать процедуру изменения своего статуса по отношению к союзной республике, а должны были ждать, пока будут соблюдены положения Закона СССР. Опираясь на одну только Декларацию Верховного Совета Азербайджана, НКАО переступила черту своих полномочий, дала фальстарт и при проведении и без того недействительного референдума сама неоднократно нарушила положения Закона СССР.

Не следует также забывать, что на общереспубликанском референдуме жители Азербайджана теоретически могли проголосовать и против выхода республики из союзного государства, что однажды и произошло в марте того же года. При отрицательном исходе общереспубликанского референдума мнение жителей автономий по изменению своего статуса не учитывалось бы, и при таком исходе голосования сохранялся бы статус кво. Если бы Азербайджанская ССР прошла через все этапы сложной процедуры по выходу из состава союзного государства в строгом соответствии с Законом СССР и на общереспубликанском референдуме население проголосовало бы за независимость, тогда появилось бы и правовое поле для запуска процедуры самостоятельного определения НКАО своего будущего статуса на основе подсчёта результатов голосования отдельно по данной автономии. А этого, как известно, не произошло.

Действия НКАО были незаконными и противоречащими Закону СССР. Они были преждевременными, основывались на Декларации, не имеющей юридических последствий ни для одной из сторон, и сопровождались многочисленными нарушениями Закона. Следовательно, согласно Постановлению Верховного Совета СССР от 3 апреля 1990 года, о котором писалось выше, решение НКАО о провозглашении 2 сентября 1991 года «Нагорно-Карабахской Республики» и итоги референдума 10 декабря не имели юридической силы, и Нагорный Карабах de jure продолжал оставаться составной частью Азербайджана как до роспуска СССР, так и после него. А говорить о соответствии действий НКАО «нормам международного права», вообще не приходится – ни минуты за всю свою историю Нагорный Карабах не являлся субъектом международного права. Ни в прошлом, ни в настоящем, ни в будущем!

История показала, что воспользоваться в полной мере Законом СССР не успела ни одна союзная республика, не говоря уже о входящих в их состав автономиях. Несмотря на то, что в последние месяцы своего существования Союз «трещал по швам» и республики проводили de facto независимую политику, формально они продолжались считаться союзными республиками (кроме трёх прибалтийских республик, независимость которых была признана внеочередным Съездом народных депутатов СССР 6 сентября 1991 года), поскольку союзные законы ещё продолжали действовать. De jure независимыми оставшиеся 12 союзных республик в их прежних границах (вместе с входящими в их состав автономиями) стали в день роспуска СССР 26 декабря 1991 года, когда утратили силу все союзные законы, в том числе Закон СССР от 3 апреля 1990 года. И именно в таком виде – т.е. в границах бывших советских республик – их признало мировое сообщество. Как отметил член Подкомиссии ООН по защите прав человека А.Эйде (Asbjörn Eide), «…в рамках ООН был достигнут широкий консенсус в отношении того, что границы союзных республик как в бывшем СССР, так и бывшей Югославии должны быть установлены не на основе этнического расселения, а на основе принципа uti possidetis juris, означающего, что новыми должны считаться границы, которые ранее существовали как границы союзных республик федерации» (см. ссылку 16 в статье Т.Мусаева: A.Eide. Territorial integrity of States, minority protection and guarantees for autonomy arrangements: approaches and roles of the United Nations. Local self-government, territorial integrity and protection of minorities. – Council of Europe Publishing, 1996. – p. 282.)

Наконец, небезынтересно будет добавить несколько слов о внеочередном Съезде народных депутатов СССР (6-7 сентября 1991 года), который объявил переходный период для формирования новой системы государственных отношений. Съезд постановил ускорить подготовку и подписание Договора о Союзе Суверенных Государств. При этом, как отмечается в постановлении, новый Союз должен был основываться на принципах независимости и территориальной целостности вошедших в него государств. В постановлении была выражена поддержка Съездом стремлению союзных республик к признанию их субъектами международного права и рассмотрению вопроса об их членстве в ООН. Ни слова об автономиях в постановлении сказано не было, и они априори продолжали считаться составными частями союзных республик. Съезд подчеркнул, что обретение независимости республиками, решившими отказаться от вхождения в новый Союз, потребует проведения их переговоров с СССР для решения всего комплекса вопросов, связанных с отделением, а также их немедленного присоединения к Договору о нераспространении ядерного оружия, к Заключительному акту СБСЕ и другим важнейшим международным договорам и соглашениям. На основании принятых Съездом решений постановлениями Госсовета СССР от 6 сентября 1991 года было оформлено признание независимости Латвии, Литвы и Эстонии. При этом важно заметить, что если в 1990 году союзное руководство настаивало на необходимости решения всего комплекса вопросов, связанных с выходом прибалтийских республик из состава СССР, в соответствии с Законом СССР от 3 апреля 1990 года, то согласно упомянутым постановлениям Госсовета СССР, эти цели могли быть достигнуты уже в ходе переговоров государственных делегаций Союза ССР с каждой из союзных республик. О переговорах с автономиями по тем же вопросам опять же ничего в постановлениях Госсовета СССР не говорилось.

Ряд юристов считаeт, что постановления внеочередного съезда народных депутатов СССР от 5-6 сентября лишили Закон СССР от 3 апреля 1990 года не только актуальности, но и юридической силы. Как отмечалось выше, республики, которые не желали входить в состав нового Союза, должны были урегулировать с СССР все необходимые вопросы не в рамках предписаний этого Закона, а посредством переговоров. Исходя из этого, многие считают последним днём действия Закона СССР не 26 декабря, когда был распущен СССР, а 6 сентября. Однако и в том, и в другом случае принятие Азербайджаном Декларации 30 августа и провозглашение 2 сентября на её основе «НКР» произошли ещё в дни действия Закона, а следовательно не имели юридической силы.

Принятие же Верховным Советом Азербайджанской Республики Конституционного Акта «О государственной независимости Азербайджанской Республики» от 18 октября было основано именно на постановлениях внеочередного съезда народных депутатов СССР, положившего, по мнению ряда юристов, конец действию Закона СССР от 3 апреля 1990 года. К тому моменту НКАО продолжала de jure считаться частью Азербайджана, и до её конституционного упразднения оставалось чуть больше месяца. Окончательная точка в оформлении государственной независимости Азербайджанской Республики была поставлена уже после официального прекращения существования СССР: 29 декабря 1991 года на территории Азербайджана состоялся референдум, по результатам которого была выражена всенародная поддержка Конституционного Акта «О государственной независимости Азербайджанской Республики».

Таким образом, не имеющими юридической силы и не соответсвующими союзному законодательству были как одностороннее провозглашение в НКАО «Нагорно-Карабахской Республики», так и проведение на территории упразднённой автономии самовольного референдума. Такова «правовая безупречность» армянского сепаратизма в Нагорном Карабахе, исходящего и подогреваемого, впрочем, напрямую из Еревана.

Вугар Сеидов
АзерТАдж, Берлин
http://1news.az/analytics/20090427091357738.html
http://day.az/news/politics/155080.html

Apr 26 2009
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized
Не Нахчыван и Гянджу, а «от мертвого осла уши»

Ничем иным, как очередным приступом мозговой изжоги, назвать сегодняшнее заявление Аркадия Карапетяна, разыскиваемого правохранительными органами Азербайджана за участие в незаконных вооружённых формированиях, нельзя». Так прокомментировал REGNUM заявление находящегося в розыске боевика А.Карапетяна о том, что у Армении имеются территориальные претензии к Азербайджану, в частности на Нахчыван, Гянджу и другие, как выразился преступник, «оккупированные с помощью советской России территории».

«Палач, который не раскаялся в содеянном, более того, уверенный в своей правоте – навязывает нам свои условия», – утверждает Карапетян, говоря о требовании Турции освободить оккупированные Арменией азербайджанские территории как предусловия для открытия армяно-турецкой границы. «Нашим дипломатам не надо изобретать велосипед: немцы извинились, заплатили евреям, и если бы в географическом плане Германия находилась бы рядом с Израилем, то как минимум половину своей территории она отдала бы Израилю».

Комментируя армянские претензии на Нахчыван и Гянджу, неназванный источник в правохранительных органах Азербайджана сказал, что «Армения получит от Азербайджана то, что пообещал Путин Латвии». Напомним, в ответ на территориальные претензии латвийских властей к части Псковской области России президент тогда пообещал отдать им «не Пыталовский район, а от мертвого осла уши».

«Пусть Армения благодарит Бога за то, что вообще появилась на свет, создав государственность на землях, никогда ей не принадлежавших. Если кто и должен кому, то это Армения Турции за предательство в первой мировой войне, массовое дезертирство и типичный для армян удар в спину, в то время как государству, гражданами которого являлись бандитствующие и мародёрствующие в Восточной Анатолии дашнаки, приходилось воевать с большими потерями на нескольких фронтах. Это армянские дипломаты должны пасть на колени перед турецкой границой, бесконечно просить прощения за измену и предложить финансовую компенсацию за уничтоженные жизни сотен тысяч невинных турчанок, стариков и детей, оставшихся в деревнях одни, пока их мужья, отцы и братья клали за родину свои кости на полях Чанахгала», – сказал источник.

По его словам, «это ничтожество Карапетян, говоря о том, что Турция якобы требует от армян капитуляции, преподнося открытие границ как акт доброй воли, путает местами Армению и Турцию. В одном он прав – в случае начала операции по изгнанию оккупанта из территории Нагорного Карабаха, никакая ОДКБ его стране не поможет. И никто в Москве не продаёт Армению за газ – столько она не стоит»

ИА Регнум
http://regnum.ru/news/1156149.html
http://1news.az/analytics/20090427093636233.html

Apr 26 2009
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized
Семь ошибок Мелик-Шахназаряна

Берлин, 25 апреля (АзерТАдж). На днях ереванский политолог Левон Мелик-Шахназарян опубликовал в армянской прессе статью «Сербское Косово – это армянский Нахиджеван» (авторская топонимизация сохранена). В ней речь идёт об истечении 17 апреля срока представления государставами письменных заявлений в Международный суд ООН (International Court of Justice – ICJ) в Гааге по вопросу законности провозглашения косовского государства. Напомним, Сербия обратилась в ICJ с запросом рассмотреть легитимность провозглашения государства в Косово. Белград и Приштина представили в суд доказательства своих аргументаций. В течение последующих трёх месяцев – с 17 апреля по 17 июля – страны, представившие свои заявления, смогут также направлять свои комментарии по другим таким же заявлениям. Затем начнутся судебные дебаты, после чего суд вынесет окончательное решение.

«В лагере сторонников Косово находятся такие локомотивы международного «дышла», каковыми являются США, Англия, Германия, Франция, Австрия, Швейцария. Правда, не менее внушителен и список противников нового государственного образования: Китай, Россия, Боливия, Словакия», – пишет в начале статьи Мелик-Шахназарян. Грузию и Азербайджан, также не признавших Косово, автор с иронией называет, соответственно, «маяком демократии» и «идеалом толерантности», обделив почему-то сарказмом свое родное армянское государство (невероятно «демократическое» и до невозможности «толерантное»), также оказавшеeся по иронии судьбы в одном лагере с государствами, не признавшими Косово. По его мнению, «в Баку и Тбилиси право народов на самоопределение воспринимают как личное оскорбление», хотя в данном случае, как и во многих других, автор лукавит: азербайджанское правительство не раз отмечало, что право на самоопределение – это не право на одностороннее отделение. И внутреннее самоопределение двухобщинного де-оккупированного и демилитаризированного Нагорного Карабаха в рамках Азербайджана позволяет совместить оба принципа международного права, успешно апробированные в странах ЕС.

Казалось бы, Еревану сам Бог велел признать Косово и подтвердить свою почти религиозную приверженность праву народов на самоопределение. Однако, как признаётся сам Мелик-Шахназарян, «в вопросе о праве косоваров на провозглашение собственного государства Армения оказалась в весьма щекотливом положении». Щекотливость положения Армении очевидна. С неизбежным возвращением азербайджанской общины в места прежнего и доселе постоянного проживания в Нагорном Карабахе армянские апологеты концепции самоопределения рискуют получить удар возвратившегося бумеранга: ведь если принять аргументы армянской стороны, то после репатриации жители Шушинского района будут иметь такое же право воспользоваться «правом нации на самоопределение» и провозгласить независимую Шушинскую Республику, не говоря уже о независимых Ходжалинской, Малыбейлинской, Куропаткинской, Муганлинской, Ходжавендской, Умудлинской, Джамиллинской, Мешалинской и других республик с обязательным наземным сообщением с Азербайджаном и международными гарантиями безопасности, чего добивается для своих армянских сородичей в Карабахе официальный Ереван. И действительно, чем, допустим, те же муганлинцы или малыбейлинцы – не отдельная нация? Такая же «отдельная нация», как и карабахские армяне. Если позволено одним, то почему не должно быть позволено другим? Если армяне в Нагорном Карабахе могут проводить референдум по самовольному отделению от Азербайджана, то почему такой же референдум по созданию независимого государства не могут проводить те же жители Кяркиджахана? Как известно, и Сан-Марино является отдельным государством, как и ватиканские кварталы Рима. Не станут ли армянские идеологи с таким же рвением защищать на этот раз преваляцию принципа «территориальной целостности «НКР» над «правом малыбейлинского народа на самоопределение»?

Мелик-Шахназарян даёт своё собственное обоснование причин щекотливости положения Армении в вопросе признания Косово: «Казалось бы, Армения, имея в виду наличие на карте Южного Кавказа (громко сказано, однако – В.С.) «Нагорно-Карабахской Республики», должна поддержать Косово. С другой стороны, незаконность провозглашения Косово и Метохии очевидна, и проголосовать за нее означает проголосовать против истины. Косово является исконно сербским краем, и этот факт не вызывает сомнений даже у самых яростных сторонников нового образования. Албанское большинство Косово стало таковым в результате турецкой военной (и религиозной!) экспансии, антисербской политики бывшего лидера Югославии хорвата И.Б.Тито и, наконец, проведенных войсками НАТО этнических чисток, выразившихся в жесточайшем изгнании сербов из края».

Как видим, под «истиной», против которой в вопросе признания независимости Косово Ереван, по мнению Мелик-Шахназаряна, не может позволить себе пойти, подразумевается не международное право, исключающее двоякую интерпретацию предельно чётких положений, а… история. В силу своей доступности, в отличие от других наук, к пониманию многими слоями населения, история давно превратилась в несчастную лошадку, на которой пытаются проехаться все. Особой повышенностью концентрации количества «историков» на квадратный километр отличается соседняя страна, где «историками» являются практически все! Поэтому неудивительно, что зачастую при выражении позиции по сложнейшим международным вопросам и вызовам современности там исходят не из основополагающих документов международного права, а из учебников истории, причём собственного написания.

Между тем, подлинная причина непризнания Арменией независимости Косово вовсе не та «истина», на которую ссылается Мелик-Шахназарян. Если Баку и Тбилиси не признали Косово, основываясь на последовательности их позиции по нерушимости международных границ и верховенству принципа территориальной целостности и суверенитета государств, то воздержаться от признания Косово «форпост» заставили другие обстоятельства. Сказка об исторических мотивах, не позволяющих якобы Армении признать второе албанское государство, придумана для того, чтобы спасти лицо после позорной демонстрации армянской дипломатией неспособности занять принципиальную позицию по последовательному отстаиванию рекламируемого ею же на каждом углу права народов на самоопределение.

Впрочем, если принять на веру то, о чём пишет Мелик-Шахназарян, то напрашивается справедливый вопрос: а, собственно, причём тут история? Кто сегодня в международном праве оперирует такими неюридическими категориями, как «исконные земли», «автохтонные» и «пришлые народы»? В международном праве экскурсы в глубокую историю никого не волнуют, будь спорная территория хоть 500-кратно исконной землёй того или иного народа. Ни в ООН, ни в ОБСЕ, ни в Совете Европы, ни тем более в Гаагском суде никто при вынесении резолюции не опирается на «исторические справки», тем более тенденциозные. Понятно, что при отсутствии убедительных аргументов из области международного права, кое у кого порой возникает искушение завести при каждом удобном случае разговор в те далекие дебри в надежде запутать там и посредников, и дипломатов, и мировую общественность. Но кто будет это слушать? Вряд ли при вынесении решения в Гааге судьи будут исходить из того, кто первым ступил на косовскую землю – серб, албанец, древний римлянин или неандерталец! В конце концов, все народы являются потомками единого продукта антропогенеза – первого человека, появившегося в районе Великих Озёр в Африке, после чего человечество пребывало и продолжает пребывать в состоянии перманентной миграции. Те народы, которых в исторической науке считают коренными на той или иной земле, тоже когда-то сюда прибыли, и ещё неизвестно в каком виде. В любом случае никакие свидетельства историков к разрешению региональных конфликтов наших дней отношения не имеют, и никому, кроме самой науке, интерес подобные вопросы не представляют. Поэтому пора кончать с этими бессмысленными ссылками на «исконность» той или иной территории и «автохтонность» того или иного народа. ICJ, ООН и МГ ОБСЕ – это нe институт древней истории aкадемии наук, а трибуна дипломатов и юристов-международников, опирающихся на международные документы, а не на цитаты из Геродота, Страбона или Месропа Маштоца.

«Сербское Косово – это армянский Нахиджеван, – пишет Мелик-Шахназарян. – И в том, и в другом случае сильные мира сего собрались, чтобы отсечь от одного государства его исконные земли и передать государству другому». Ну, во-первых, Нахчыван – не армянский. Ни сегодня, ни вчера, ни, надеемся, завтра! А во-вторых, если вести разговор на подобном языке, то Косово – это, скорее, азербайджанские Зангезур, Восточная Гёйча и прочие земли в сегодняшней Армении, переданные последней «сильными мира сего», не спросив мнения населяющих эти земли людей.

«Ибо вряд ли кто сомневается в том, что уже в обозримом будущем Косово сольётся с Албанией», – продолжает автор. Совсем недавно приходилось где-то слышать нечто очень схожее. Уж не Серж ли Саргсян говорил пару надель назад, что самым счастливым для него будет день, когда Нагорный Карабах станет либо независимым государством, либо частью Армении? «Более того, уже сегодня явственно видно стремление албанцев нарастить свою территорию также и за счет Македонии и Черногории», – продолжает наводить на нас дежавю армянский политолог. Действительно, ведь где-то мы такое уже встречали! Уж не в Самцхе-Джавахетии ли?

«Поданный против Косово голос Армении противоречит интересам «НКР» лишь на первый, поверхностный, взгляд, – пишет Мелик-Шахназарян. – Ожидаемое решение суда, безусловно, создаст право прецедента для «НКР» и укрепит позиции «Степанакерта» и Еревана в будущих дебатах по законности провозглашения «НКР». Армянским государствам тем легче будет говорить о правовых обоснованиях провозглашения НКР, чем с большими нарушениями закона будет признано право косоваров на собственное государство». Признавая факт нарушения международного права при провозглашении незaвисимости Косово и, одновременно, проводя параллель между Косово и Нагорным Карабахом, Мелик-Шахназарян, хоть и косвенно, но всё же признаёт незаконность провозглашения карабахскими армянами псевдогосударства. Позиции армянской стороны будущее решение ICJ по Косово никак не укрепит. Мадридские принципы, на которых строится нынешний переговорный процесс, предполагают восстановление территориальной целостности, освобождение оккупированных районов, возвращение вынужденных переселенцев и совместную выработку обеими общинами будущего статуса Нагорного Карабаха на основе норм и принципов международного права, а также решений и документов, принятых в этих рамках. Что это за документы, Мелик-Шахназаряну, надеюсь, нет необходимости напоминать. Исходить всё же надо из реальности, а не из мечты, и пора бы уже кое-кому научиться, наконец, читать дипломатические тексты между строк.

По мнению Мелик-Шахназаряна, «реализованное карабахскими армянами право на самоопределение имеет несравненно больше правовых оснований, чем Косово». Одностороннее отделение части суверенного государства противоречит Уставу ООН и Хельсинкскому Заключительному Акту. Однако известно, что как независимое государство Косово было создано с целью преoдоления последствий гуманитарной катастрофы, обеспечения безопасности вернувшихся албанских беженцев и предoтвращения повторного их изгнания режимом Слободана Милошевича. Создавая косовское государство, мировое сообщество тем самым наказывало Белград за совершение им военных преступлений и проведение массовых этнических чисток. В Нагорном Карабахе военные преступления совершала и этнические чистки проводила Армения. Так за что же её награждать? Применение косовского прецедента в Нагорном Карабахе предполагало бы возвращение азербайджанских беженцев, ограждение их от попыток повторного изгнания со стороны Армении и передачу в международный уголовный суд в Гааге военных преступников, виновных в проведении этнических чисток и совершении геноцида в Азербайджанской «Сребренице». А в случае сопротивления Армении возвращению беженцев в свои места – применение по отношению к ней мер, применённых авиацией НАТО по отношению к Югославии. Вот это и есть повторение косовского прецедента в нашем регионе, если того желает Ереван. В любом случае, в мире однозначно высказались против рассмотрения косовского сценария в качестве модели для копирования в других местах.

«Более того, и это можно доказать на любом беспристрастном экспертном уровне, независимость «НКР», в отличие от независимости Азербайджана, была провозглашена с полным соблюдением международного права и законодательства СССР», – убеждён Мелик-Шахназарян.

Можно, конечно, проигнорировать это предложение и просто вспомнить, что «незаконнорожденный» Азербайджан признан всеми государствами мира, в то время как «легитимный» режим в Нагорном Карабахе не признан даже Арменией, но любопытна сама аргументация армянского политолога. «17 марта 1991 года в СССР, в том числе и в Азербайджане, состоялся референдум «по сохранению» СССР. В референдуме приняли участие 75,1% от имеющих право голоса жителей Азербайджана. Подавляющее большинство – 93,3% – проголосовавших высказались за сохранение Союза ССР и пребывание там Аз.ССР. Однако через пять с небольшим месяцев группа депутатов Азербайджана провозгласила независимость Азербайджана. Решение это в корне противоречило итогам недавнего референдума и не было обосновано хотя бы формальным учетом мнения населения. Таким образом, провозглашение независимости Азербайджана в августе 1991 года явилось преступлением против населения этой советской республики и должно быть классифицировано исключительно как акт узурпации власти. Карабах и Нахиджеван были переданы в состав советского Азербайджана – в 1921 году, что, согласно Закону СССР «О порядке выхода союзной республики из состава СССР», предполагало отказ Азербайджана от претензий на эти территории. Кроме того, являясь национально-государственным образованием в составе СССР, они обладали неотъемлемым правом на проведение отдельного референдума по вопросу определения своего политико-государственного устройства. Вряд ли кто, кроме узколобых бакинских политиков, сможет оспорить тот факт, что состоявшийся в НКР 10 декабря 1991 года референдум явился реализацией права населения края на определение своего политико-государственного статуса».

Объясним по порядку нашему «широколобому» ереванскому политологу несостоятельность всех его постулатов, изложенных в столь насыщенной концентрации в одном небольшом абзаце. Во-первых, Карабах и Нахчыван (и не нужно арменизировать это название – не поможет) не были «переданы» Азербайджану, они в нём остались, где и пребывали до этого во все времена. Пора Мелик-Шахназаряну перестать притворяться, что будто он не знаком с текстами резолюции пленума Кавбюро ЦК РКП(б) от 5 июля 1921 года, Московского договора между Россией и Турцией от 16 марта 1921 года и «Договора о дружбе между Армянской ССР, Азербайджанской ССР и Грузинской ССР, с одной стороны, и Турцией – с другой, заключённого при участии РСФСР» (Карсского договора) от 13 октября 1921 года. Он великолепно знаком с ними и, не сомневаемся, не преминул бы воспользоваться возможностью привести цитаты из них, если бы в них содержалoсь хоть малейшeе упоминаниe о «передаче» Карабаха и Нахчывана от Армении к Азербайджану. Решением Кавбюро Карабах был именно оставлен в составе Азербайджана, а не «передан» ему, а в Верхней его части было решено создать автономию с центром в Шуше. Отсюда и произошло название «Нагорный Карабах», не существовавшее до того времени. Не Карабах был «отторгнут от Армении и передан Азербайджану», а нагорная часть была отторгнута от единого Карабаха и выделена в отдельную автономию.

Во-вторых, Армения в лице народного комиссара по иностранным делам Асканаза Мравяна и народного комиссара по внутренним делам Погоса Макинзяна сама поставила свою подпись под Карсским договором, а А.М.Назаретян на пленуме Кавбюро голосовал за оставление Карабаха в пределах Азербайджана. Кроме того, решение Кавбюро было поддержано самими армянами Нагорного Карабаха – в августе 1923 года в НКАО прошёл референдум, в ходе которого армянские крестьяне одобрили образование НКАО в составе Азербайджана. Докладывая о его итогах, секретарь Карабахского обкома партии Серо Мануцян сообщил 13 октября 1923 года в ЦК АКП(б): «Акт автономии в составе Азербайджана со стороны армянскиx крестьян встречен полным единодушием… Крестьяне в своих массовых резолюциях приветствовали автономию и Советскую власть».

В-третьих, не мешало бы политологу вспомнить, что в результате всех этих раннесоветских процессов Армении всё же удалось заполучить себе часть азербайджанских земель – Зангезур (ныне Сюник), западную часть Газахского уезда (ныне Тавуш) и Даралагёз (ныне Вайотдзор), – и впоследствии планомерно изгнать оттуда всё азербайджанское население. В отличие от НКАО, мнение местного населения, в большинстве своём азербайджанского, здесь никто не спрашивал и референдумы не проводил, не говоря уже о предоставлении автономии.

В-четвёртых, никогда за всю свою историю НКАО не представляла собой «национально-государственную автономию», как ошибочно считает Мелик-Шахназарян, а была национально-территориальным образованием, что существенно отличало её от автономных республик. О различиях в статусе национально-государственных (АССР) и национально-территориальных (АО) образований говорилось, соответственно, в главах 10 (статьи 82-85) и 11 (статьи 86-88) Конституции СССР 1977 года. Понимая желание Мелик-Шахназаряна приподнять «под шумок» статус НКАО до уровня национально-государственного образования, вынуждены всё же напомнить ему пределы полномочий национально-территориальной автономии в Нагорном Карабахе, созданной декретом Азербайджанской ССР от 7 июля 1923 года и упразднённой принятым Верховным Советом Азербайджана 26 ноября 1991 года соответствующим законом в полном соответствии с Конституцией СССР и Конституцией Азербайджанской Республики.

В-пятых, Закон СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР» от 3 апреля 1990 года, не предполагал, как пишет Мелик-Шахназарян, «отказ Азербайджана от претензий на эти [НахАССР и НКАО – В.С.] территории», а предписывал совершенно другое – проведение референдума по всей республике и отдельный учёт при подсчёте общереспубликанских голосов результатов голосования вo входящих в состав союзной республики автономных образованиях, что совсем не одно и то же.

В-шестых, просто из любопытства: а в чью пользу должен был «отказаться» от Нахчывана Азербайджан?.. Уж не в пользу ли Армении, и если да, то причём тут она? Впрочем, Азербайджан «рад бы» отказаться, да вот беда – статья III Московского договора 1921 года не позволяет, так сказать, сковывает по рукам и ногам: «Oбе Договаривающиеся Стороны согласны, что Нахичеванская область в границах, указанных в приложении (С) настоящего договора, образует автономную территорию под покровительством Азербайджана, при условии, что Азербайджан не уступит сего протектората никакому третьему Государству». A международно-правовая сила Московского договора, «увы», подтверждена статьёй 1 действующего по сей день Карсского Договора, подписанного, кстати, правительством Армении. Вот и получается замкнутый круг – подпись Армении под Карсским договором не позволяет Азербайджану даже при большом желании (?) уступить ей Нахчыван.

В-седьмых, после публикации азербайджанским дипломатом Тофиком Мусаевым всеобъемлющей статьи «Правовые рамки регулирования конфликов на примере территориальных притязаний Армении к Азербайджану» нет дополнительной необходимости в аргументации недействительности провозглашения 2 сентября 1991 года так называемой «Нагорно-Карабахской Республики» и в дальнейшем анализе «беспристрастной экспертной оценки» от Мелик-Шахназаряна. А что касается бытующего в Ереване мнения о «правовой безупречности» отделения Нагорного Карабаха от Азербайджанской ССР и том, что он, якобы, никогда не входил в состав независимого Азербайджана, то оно, скорее, основано на данной «беспристрастной экспертной оценке», а потому не заслуживает дальнейшего внимания и комментариев.

Вугар Сеидов
АзерТАдж, Берлин
http://day.az/news/armenia/154961.html
http://1news.az/analytics/20090425013526688.html

Apr 21 2009
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized
Не скрепка, а тупик!

Выступая 20 апреля на пресс-конференции в Ереване, депутат Национального собрания Армении от партии АРФ «Дашнакцутюн», член комиссии по экономическим вопросам Ара Нранян заявил, что «Армения является единственной страной, способной обеспечить баланс сил в регионе Южного Кавказа». По его словам, «Армения представляет собой уникальное государство», – отметил он, объясняя это тем, что, во-первых, она одновременно поддерживает дружественные отношения как с Россией, так и с США, строит тесные экономические и политические отношения с Ираном, проводит курс на европейскую интеграцию. Во-вторых, по мнению депутата, у Армении есть рычаги воздействия на страны в регионе. В отношении Азербайджана таким рычагом служит на данный момент армяно-азербайджанский, нагорно-карабахский конфликт, а впоследствии, возможно, и вопрос Нахчывана (!!!); в отношении Грузии – вопрос Самцхе-Джавахетии, Турции – вопрос о признании «геноцида армян»; для Ирана же Армения – это «единственный выход в христианский мир и Европу».

Одновременно с вышесказанным, Нранян считает, что «армяно-турецкие отношения строятся вокруг признания «геноцида» и преодоления его последствий». Причем, под «преодолением последствий «геноцида» Нранян подразумевает возмещение материального, культурного и морального ущерба, нанесенного, по его мнению, армянскому народу. При этом депутат убежден, что Турция сегодня четко осознает, независимо от заявлений армянских политиков, что этот вопрос рано или поздно должен быть решен.

Нранян применил в отношении Армении термин «государство-скрепка», используемый в американской политической риторике. Таким образом, как считает политик, «сегодняшний статус Армении в регионе представляется существенным и с точки зрения великих держав, которым также нужен действенный рычаг для влияния на государства региона». По мнению депутата, вопрос лишь в том, «осознаем ли мы уникальную роль нашего государства и как используем свои возможности».

Обращает на себя внимание примитивность аргументации армянским депутатом значимости своего государства. Оказывается, уникальной страна становится, когда начинает поддерживать дружественные отношения одновременно с Россией, США, ЕС и Ираном. В этом отношении не совсем понятно, чем Армения «уникальнее» того же Азербайджана, у которого с ними сложились, как минимум, не худшие отношения. Да и Турцию сегодня, мягко говоря, трудно обвинить в плохих отношениях с Москвой, Вашингтоном, Брюсселем и Тегераном. На их фоне Армения как-то не очень выделяется своей особенностью.

Кроме того, бросается в глаза то, какими методами воздействия на своих соседей хвастается Нранян. Это открытые территориальные и материальные претензии к Грузии, Азербайджану, Турции. В то же время в случае с Ираном депутат не смог «выжать» ничего более интересного, чем средневековый постулат о прорубленном «окне в христианский мир». Сомнительно, что в выстраивании отношений с Европой иранские дипломаты будут пользоваться «мегринским транзитом» или посредническими услугами соотечественников Нраняна.

Наконец, если, по мнению депутата-дашнака, его страна является местом, где перекрещиваются интересы мировых держав, не мешало бы ему на досуге задуматься над простейшим вопросом, почему все крупнейшие региональные проекты прошли мимо этого «государства-скрепки», оставив его на задворках истории с сокращающимся населением и разваливающейся (судя по последним данным национальной статистической службы Армении) экономикой. Скорее, не «государство-скрепка», а «государство-тупик»! И чем раньше Ереван осознает пагубность территориальных претензий к соседям, тем раньше он, возможно, выйдет из этого тупика! Впрочем, насильно вытаскивать его оттуда никто не собирается. Дело это добровольное.

Вугар Сеидов,
АзерТАдж, Берлин
http://day.az/news/politics/154259.html
http://1news.az/analytics/20090421085845871.html

Apr 17 2009
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized
Нельзя путать причину со следствием
или
предусловия необходимы!

В Государственном департаменте США считают, что «нормализация турецко-армянских отношений может помочь достижению прогресса в урегулировании нагорно-карабахского конфликта». Об этом, как передают СМИ, сообщил заместитель помощника госсекретаря США Мэтью Брайза.

Не подвергая сомнению искреннее желание администрации США содействовать скорейшему урегулированию армяно-азербайджанского, нагорно-карабахского конфликта и установлению мира и стабильности в регионе, необходимо, тем не менее, подчеркнуть, что не нормализация турецко-армянских отношений может способствовать прогрессу в урегулировании армяно-азербайджанского конфликта, а наоборот – урегулирование конфликта между Армений и Азербайджаном в рамках международного права может помочь нормализации турецко-армянских отношений. Нельзя путать причину со следствием. Как известно, причиной закрытия границы между Турцией и Арменией в 1993 году стала агрессия последней против Азербайджана и оккупация ею 20% территории aзербайджанского государства. С устранением причины ухудшения армяно-турецких отношений само собой отпадёт и его следствие – висящий сегодня на границе замок.

Армения является государством-агрессором, оккупирующим территорию Азербайджана и выдвигающим территориальные и исторические претензии к своим соседям – Турции, Азербайджану и, в более скрытой форме, также к Грузии. Отказ от столь пагубной в наше время политики устранит необходимость держать армяно-турецкую границу закрытой.

Со своей стороны ни Турция, ни Азербайджан не предъявляют территориальных претензий к Армении, не оккупируют часть её международно признанной территории и не выдвигают против неё исторических обвинений, несмотря на наличие достаточных для этого оснований, и открыто признают её территориальную целостность. Причина сегодняшнего положения вещей в регионе – в Армении, а не в Турции или Азербайджане. Поэтому в Государственном департаменте США должны понимать, что поиск выхода из ситуации следует начинать из Армении. Шаг – за Арменией.

Нормализация армяно-турецких отношений без урегулирования армяно-азербайджанского, нагорно-карабахского конфликта будет воспринята в Армении не как жест доброй воли (с пониманием которой в Армении традиционно имелись сложности), а как смирение мирового сообщества с её агрессивной политикой и сигнал к занятию ею ещё более бескомпромиссной позиции в переговорном процессе. После вывода Армении из региональной изоляции у неё более не останется причин для освобождения оккупированного Нагорного Карабаха и семи прилегающих районов, и сохранение статуса-кво на восточном направлении станет для неё задачей на долгосрочную перспективу. А это означает, что шушинцы, кяркиджаханцы, мешалинцы, джамиллинцы, умудлинцы, муганлинцы, куропаткинцы, азербайджанцы из других населённых пунктов Нагорного Карабаха ещё не скоро вернутся в свои родные места. В этом смысле совершенно непонятно, каким образом урегулирование армяно-турецких отношений и, как очевидное его следствие, дальнейшее вдохновение Еревана на продолжениe политики цементирования статуса-кво на карабахском направлении могут помочь урегулированию армяно-азербайджанского конфликта, в чём пытается нас убедить Мэтью Брайза.

С другой стороны, практические шаги Армении по прекращению оккупации Нагорного Карабаха и семи прилегающих районов, признание территориальной целостности своих соседей в границах, признанных международным сообществом, и согласие на создание совместной комиссии беспристрастных историков для расследования событий 1915 года (чего бояться-то, если «геноцид» был!) устранят причину закрытия армяно-турецкой границы и создадут условия для её открытия хоть на следующий день.

Предусловия нужны, они необходимы в качестве инструмента политического воздействия на государство-агрессор, государство-первопричину сегодняшнего положения в регионе. Снятие предусловий невозможно, так как подобный шаг будет воспринят в Армении как сигнал к ужесточению ею своей позиции и создаст у неё ложное впечатление в том, что все эти годы дело её было правое. А дело её – далеко не правое!

Данный материал отражает сугубо личное мнение автора и не является выражением официальной позиции правительства или какой-либо организации.

Вугар Сеидов

Apr 17 2009
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized
Раздел бывших советских владений на Каспии – дело четырёх прикаспийских государств

По сообщению агентства Trend со ссылкой на ИТАР-ТАСС, глава иранской делегации в рабочей группe по Каспию Мехди Сафари заявил после встречи в Москве, что позиция Тегерана относительно разграничения Каспия остаётся неизменной. Иран по-прежнему настаивает на разделении водоёма на пять равных частей по числу прикаспийских государств, то есть Ирану, России, Казахстану, Туркменистану и Азербайджану должно достаться по 20 процентов.

Логика Тегерана не совсем понятна. Ведь до роспуска СССР в 1991 году существовала советско-иранская граница, причём не только на суше, но и на море. Распад союзного государства не имеет никакого отношения к Ирану, и от этого иранская граница меняться не должна. Раздел внутренних владений СССР – это дело республик, некогда входивших в него. Бывшая советская часть Каспия – это пирог, который могут делить между собой только четыре бывшие советские республики. Увеличение доли Ирана означает уменьшение суммарной доли всех 4 бывших советских республик, а на практике – потерю доли одного лишь Азербайджана. Спрашивается, с какой стати Иран, не имеющий никакого отношения к территории бывшего советского государства, должен выигрывать от факта распада СССР и расширять свои владения, причём за счёт Азербайджана? Не равносильно ли это тому, что наутро какое-нибудь другое приграничное с бывшим СССР государство потребует от своего соседа – бывшей советской республики – часть её территории под предлогом того, что СССР уже нет на карте мира?

Если возможно одно, то почему не должно быть возможно обратное, допустим, использование бывшими союзными республиками, в том числе Азербайджаном, той же «иранской» логики, но в свою пользу, например, требование части Каспия, выходящего за рамки бывших советских владений под тем же самым предлогом, что, дескать, Союза-то ведь уже нет! И действительно, почему с роспуском союзного государства советско-иранская граница на Каспии должна меняться только в одну сторону, но не в другую?!

Кроме того, как известно, с развалом СССР сухопутная граница Ирана с Арменией, Азербайджаном и Туркменией (т.е. та же советско-иранская граница) не изменилась. Почему же, в таком случае, обсуждению должна подлежать водная граница и шельф Каспия? А если бы в претендуемой Тегераном дополнительной части Каспия не было больших запасов углеводородов, стал бы он вообще поднимать вопрос раздела моря на пять равных частей? Или же можно задать вопрос в ином ракурсе: а если в Астаре или, скажем, Джульфе геологи внезапно обнаружат богатейшие залежи нефти и газа, станет ли Иран требовать также раздела Кавказа на пять равных частей по причине прекращения существования СССР?

Безусловно, вопрос раздела Каспия должен быть предметом беспокойства только 4 бывших советских прикаспийских республик, а владения Ирана на Каспии должны остаться в том виде, в каком они были в бытность его соседства с Советским Союзом. Ведь не требуют же омываемые общими водоёмами государства-соседи бывшего СССР в других частях Евразии (например, на Балтике, в Чёрном, Охотском морях, на Арктике и т.д.) увеличения своих территориальных вод под предлогом прекращения существования союза 15 республик! И не требуeт же Италия увеличения своих территориальных вод по причине распада Югославии и за счёт одной из республик бывшего союзного государства на Балканах! Чем же, в таком случае, Иран привилегированнее остальных соседей бывшего СССР, требуя себе 20% Каспия, которых у него до 1991 года не было?

Данный материал отражает сугубо личное мнение автора и не является выражением официальной позиции правительства или какой-либо организации.

Вугар Сеидов
http://www.regnum.ru/news/fd-abroad/turkmenia/1153052.html

Apr 15 2009
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized
Посол Армении перешёл на «халтуру»

По сообщению украинского новостного сайта «Подробности», назначенный недавно послом Армении в Швейцарии французский шансонье армянского происхождения Шарль Азнавур подписал контракт с анимационной студией Pixar на озвучивание персонажа… мультфильма. Анимационный фильм студии Pixar «Вверх» выбран фильмом открытия Каннского кинофестиваля, и его называют главным мультфильмом этого лета.

Певец Азнавур, призванный на помощь режимом Сержа Саргсяна с целью спасения плачевного положения армянской дипломатии, имеет определённый опыт в кинематографе. Ранее он снимался в нескольких фильмах, но в основном писал музыку для полнометражных проектов. Однако совмещение дипломатической службы с работой в мультипликационных проектах – это действительно что-то новое не только в биографии самого Азнавура, но и в истории мировой дипломатии. Заняться халтурой на стороне армянского государственного чиновника заставила, видимо, недостаточная оплата его труда, связанная с мировым кризисом и драмой с драмом. Остаётся только надеяться, что мультик не про «геноцид» и «миацум».

Вугар Сеидов
АзерТАдж, Берлин
http://www.1news.az/analytics/20090415095422964.html

Apr 13 2009
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized
Взялся за гуж – не говори, что не дюж

Очередное лицемерное заявление сделал в пятницу президент Армении Серж Саргсян. Как передаёт агентство PanARMENIAN.Net, выступая перед журналистами, С.Саргсян заявил, что у его страны, дескать, «нет территориальных претензий к Азербайджану». По его словам, «проблема Нагорного Карабаха лежит исключительно в плоскости права нации на самоопределение и, исходя именно из этого принципа и надо ее решать».

Президент Армении лжёт, когда говорит, что его страна не имеет территориальных претензий к Азербайджану. У Армении в той или иной степени латентности имеются претензии на территории всех своих соседей и, судя по карте мифической «великой Армении от моря до моря», помещённой в школьный учебник «История армянского народа», – даже на территории государств, с которыми она не граничит – северо-восточные регионы Сирии и часть Краснодарского края России. Доказательством имеющихся территорильных претензий к Азербайджану является тот факт, что национальное собрание Армении до сих пор не отменило антиконституционное решение о присоединении бывшей НКАО Азербайджанской ССР. Ещё одним доказательством существующих территориальных претензий является неосторожное признание Саргсяна в том, что «самым счастливым [для меня] будет день, когда Азербайджан признает Нагорный Карабах и он станет либо независимым государством, либо частью Армении». Государство, не имеющее территориальных претензий к Азербайджану, немедленно отменило бы незаконное решение о присоединении НКАО, и его президент не стал бы сообщать всему миру о заветной мечте видеть часть территории другого государства в составе своей страны. Это государство не держало бы на территории соседнего государства оккупационные войска и не включало бы в бюджет страны ежегодную программу экономического развития территории другого государства. Если у Армении нет к Азербайджану территориальных претензий, то что делают её войска на оккупированных 20% территории Азербайджана, признанных таковыми всем международным сообществом? Что делает её валюта в оккупированной области, и почему её жители выезжают за границу по паспортам Армении?

Раз у Армении имеются территориальные претензии, то не стоит их скрывать и отрицать. Взялся за гуж – не говори, что не дюж.

Лицемерным является также заявление Саргсяна о том, что «проблема Нагорного Карабаха лежит в плоскости права нации на самоопределение». Характер армяно-азербайджанского, нагорно-карабахского конфликта является исключительно территориальным, и именно таковым он начинался в конце 80-х гг. Тезис о «праве нации на самоопределение» был привлечён на помощь к «миацумщикам» позднее, когда их ленинградские и московские советники Г.Старовойтова, Е.Алиханян-Боннэр и введённый двумя дамами в заблуждение академик А.Сахаров порекомендовали «крунковцам» сменить неприкрытые территориальные претензии на менее режущий слух тезис о самоопределении народов. Так называемое «право нации на самоопределение» – ширма, которой сторонники территориальной экспансии Армении прикрывают свои истинные и конечные цели – отторжение части территории Азербайджана в пользу Армении. Сам Саргсян прекрасно об этом знает, и не нужно изображать из себя невинного ангелочка.

Кстати, данному вопросу была посвящена статья «Миацум: эволюция в тупик», вышедшая на сайте АзерТАдж 5 марта этого года. Доказательством лицемерия С.Саргсяна является отказ его страны рассматривать вопрос Нагорного Карабаха в рамках внутреннего самоопределения, что выдаёт территориальную сущность конфликта и истинные намерения армянской политической элиты. Право на самоопределение – это ещё не право на односторонее отделение. Если кому-то не терпится жить в составе Армении, никто не запрещает эмигрировать в любимую страну и начать там новую жизнь. Если же не хочется покидать родные места, то, значит, надо предпринять над собой определённые усилия и научиться жить в составе хоть и не любимого, но всё же родного государства. Но переехать в другую страну и забрать с собой впридачу ещё и землю – не позволено никому. Иначе забрали бы с собой весь Зангезур, Восточную Гёйчу, Зангибасар и Ведибасар бывшие жители Армении азербайджанской национальности.

«Мы никогда не собирались и не собираемся связывать решение нагорно-карабахской проблемы с открытием армяно-турецкой границы», – сказал также Саргсян. Режим Саргсяна, возможно, и не связывает между собой эти два вопроса, но два братских государства – Турция и Азербайджан – увязывают и будут продолжать уязывать вопрос открытия армяно-турецкой границы с тем, какой прогресс Ереван будет демонстрировать в вопросе привыкания к осознанной необходимости соблюдения им норм международного права и цивилизованного сосуществования с другими государствами региона.

Вугар Сеидов
АзерТАдж, Берлин
http://1news.az/analytics/20090411085453110.html

Apr 13 2009
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized
Серж Саркисян делает Турции одолжение

Берлин, 10 апреля (АзерТАдж). В то время, как несколько дней назад глава МИД Армении осмелился заговорить с Турцией на языке ультиматума, пригрозив положить конец диалогу об открытии армяно-турецкой границы, президент Армении Серж Саргсян «примерил» сегодня для своей страны еще один совершенно несоответствующий сегодняшнему международному и экономическому положению Армении тон разговора – язык одолжений. «Я надеюсь, что до 7 октября, когда в Стамбуле состоится ответный матч между сборными Турции и Армении, границы между двумя государствами будут открыты. Мы согласились начать переговоры с Турцией без всяких предусловий. В мире не найдется ни одного армянина, отвергающего факт «геноцида». Но мы, однако, проявили добрую волю, и надеюсь, что турки поймут наши добрые намерения», – сказал Серж Саргсян интервью телеканалу «Вести».

Ну, во-первых, до 7 октября еще далеко, и за это время много воды успеет утечь (не в том смысле, что сборная Армения внезапно заиграет лучше и возьмет реванш за домашнее поражение от турок на глазах у десятков тысяч зрителей). А во-вторых, из слов Саргсяна выходит, что все эти годы Турция упорно ломилась в дверь, a согласие выслушать турок «неприступная» Армения соизволила, наконец, дать только сейчас. И, дескать, несмотря на то, что в мире не найдется ни одного армянина, отвергающего факт «геноцида», Ереван, мол, «проявил добрую волю» и «согласился» на обсуждение самогό вопроса об открытии границ.

Ну что ж, в этой ситуации, Турции не остается ничего, кроме как «покорнейше благодарить» Армению за жертвоприношение. А может не стоит туркам обременять себя тяжестью морального долга, и лучше им вежливо отказаться от столь щедрого жеста сейчас, чем пребывать потом в вечном и нерасплаченном долгу?

Впрочем, подождём до октября.

Вугар Сеидов
АзерТАдж, Берлин
http://day.az/news/armenia/153187.html
http://1news.az/analytics/20090411091421091.html

Apr 08 2009
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized
Азербайджан достиг своего предела компромисса

Берлин, 8 апреля (АзерТАдж). Находящаяся в Армении член Европарламента, руководитель делегации Европарламента по сотрудничеству с Арменией Мари-Анн Излер Бегин заявила 8 апреля на пресс-конференции в Ереване, что «Армения и Азербайджан должны на уровне своих обществ пойти на компромиссы для урегулирования конфликта». По словам М.Бегин, существующий статус-кво не может длиться вечно, и для разрешения конфликта стороны должны найти в себе силы пойти на компромиссы. «На протяжении последних десяти лет при посещении Армении и Азербайджана нам высказываются одни и те же позиции, однако сожалею, что за это время не удалось решить вопрос и продвинуться вперёд», – сказала М.Бегин, отметив, что Европейский Союз будет прилагать все усилия для урегулирования армяно-азербайджанского, нагорно-карабахского конфликта.

Напомним, что все последние десять лет пребывания г-жи Бегин на нынешнем посту правительство Азербайджана также неоднократно призывало Армению отказаться от политики территориальных претензий и занять конструктивную позицию в урегулировании конфликта. Баку заявлял и продолжает оставаться на той позиции, что при условии ненарушения территориальной целостности государства и возвращения вынужденных переселенцев к своим очагам возможно рассмотрение различных вариантов решения конфликта. Азербайджан по-прежнему видит урегулирование конфликта на основе основополагающих документов международного права – Устава ООН и Хельсинкского Заключительного Акта 1975 года – и призывает Армению также уважать международное право. Предоставление двухобщинному населению Нагорного Карабаха самого высокого в мире уровня автономии на фоне полной деазербайджанизации современной Армении и есть предел компромисса, на который идёт азербайджанский народ. Предпочтение, отданное мирному решению конфликта, при условии добровольного освобождения всех оккупированных территорий Азербайджана, в том числе и Нагорного Карабаха, также составляeт компромисс с азербайджанской стороны.

Вугар Сеидов
АзерТАдж , Берлин

Apr 08 2009
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized
Несбыточная мечта Сержа Саргсяна

По сообщению армянского агентства Арминфо, в интервью немецкому социологу Тилману Алерту президент Армении Серж Саргсян заявил, что «самым счастливым для него будет день, когда Азербайджан признает Нагорный Карабах и он станет либо независимым государством, либо частью Армении». По словам президента, он «ещё в конце 70-х годов понял, что Нагорный Карабах не имеет будущего в составе Азербайджана».

В том, какое «процветающее» будущее Нагорный Карабах обрёл, самовольно «выйдя» из состава Азербайджана, мировое сообщество за годы конфликта и оккупации убедилось без посторонней помощи. Опустошённые деревни, отсутствие собственной экономики, зависимость от и без того нищей и полуколониальной Армении, соседство с минами, высокая безработица, отток населения, сведéние концов с концами за счёт демонтажа и продажи иранцам вторичных стройматериалов из пустующих соседних сёл – очевидно, это и есть та «счастливая альтернатива», которую в конце 70-х годов хотел видеть для своего родного края Серж Саргсян.

В свою очередь пресс-секретарь Министерства иностранных дел Азербайджана Эльхан Полухов, комментируя высказывание армянского президента, вынужден был разочаровать его, сообщив тому, что «ничем в данном вопросе господину Саргсяну азербайджанская сторона помочь не может, а, значит, в его жизни не будет самого счастливого дня».

Со своей стороны добавим, что в заявлении Саргсяна, если внимательно вчитаться, содержатся два неосторожных признания: во-первых, он сам признаёт, что в настоящее время Нагорный Карабах не является независимым государством, так как его не признал Азербайджан, а во-вторых, надежда армянского президента увидеть эту область частью возглавляемого им государства ещё раз подчёркивает территориальную сущность конфликта и наличие у Армении открытых территориальных претензий к Азербайджану, не имеющих ничего общего с красивым термином «самоопределение народoв». Армяно-азербайджанский, нагорно-карабахский конфликт – это конфликт сугубо территориальный, а не некие чаяния несчастного угнетённого народа. И в основе его лежат территориальные претензии Армении к Азербайджану, на службу которым после этническхи чисток и из тактических соображений привлечён тезис о «праве нации на самоопределение», абсолютно непримeнимый в данном случае. Мечта Саргсяна видеть часть международно-признанной территории Азербайджана в составе своей страны и тот факт, что парламент Армении до сих пор не отменил незаконное постановление о присоединении бывшей НКАО к Армении, доказывают наличие у последней именно территориальных претензий, а не лицемерной заботы о моноэтнизированном населении области.

В своём интервью Саргсян также сказал, что «Нагорный Карабах был присоединен к Азербайджану незаконным решением Советской власти и против воли его народа». Данным предложением армянский президент попытался ввести аудиторию в заблуждение, намеренно искажая исторические факты, с которыми он, по всей видимости, не знаком. По имеющемуся архивному документу, Нагорный Карабах не был «присоединён» к Азербайджану, а «оставлен» в его пределах, в пользу чего, кстати, голосовал соплеменник соплеменник армянского президента А.Назаретян. В резолюции пленума Кавбюро говорится дословно следующее: «Исходя из необходимости мира между мусульманами и армянами и экономической связи верхнего и нижнего Карабаха, его постоянной связи с Азербайджаном, Нагорный Карабах оставить в пределах А.С.С.Р., предоставив ему широкую областную автономию с административным центром в городе Шуше, входящей в состав автономной области». (Центральный партийный архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС – ЦПА ИМЛ, ф.461, оп.1, ед.хр.4525, л.1.)

Не имеют ничего общего с исторической действительностью также слова Саргсяна о том, что решение Кавбюро противоречило воле проживавшего в Нагорном Карабахе населения. О желании армян этого края продолжать жить в составе Азербайджана отмечал в письме В.И.Ленину от 22 мая 1919 года другой соплеменник С.Саргсяна Анастас Микоян: «Дашнаки, агенты армянского правительства, добиваются присоединения Карабаха к Армении. Но это для населения Карабаха значило бы лишиться источника своей жизни в Баку и связаться с Эриванью, с которой никогда и ни в чём не были связаны. Армянское крестьянство на пятом съезде решило присоединиться к Азербайджану». (Центральный партийный архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС – ЦПА ИМЛ, ф.461, оп.1, ед.хр.4525, л.1.)

Кроме того, в августе 1923 года в НКАО прошёл референдум, в ходе которого армянские крестьяне одобрили образование НКАО в составе Азербайджана. Докладывая о его итогах, секретарь Карабахского обкома партии Серо Мануцян сообщил 13 октября 1923 года в ЦК АКП(б): «Акт автономии в составе Азербайджана со стороны армянскиx крестьян встречен полным единодушием… Крестьяне в своих массовых резолюциях приветствовали автономию и Советскую власть». В отчетном докладе ЦК АКП(б) съезду компартии Азербайджана, сделанном 5 мая 1924 года, С. М. Киров, отметил: «Самым крупным, самым выпуклым достижением у нас… является то, что, может быть, не совсем полно, но во всяком случае в значительной степени разрешен так называемый карабахский вопрос… Не подлежит никакому сомнению, что перерешать этот вопрос нам не придётся».

Все эти факты свидетельствуют в пользу того, что население Нагорного Карабаха хотело остаться в составе Азербайджана, и их волю на пленуме Кавбюро выразил А.Назаретян, проголосовав за оставление Карабахa в Азербайджане.

Наконец, смущает в заявлении Саргсяна также слово «незаконный», относящийся к решению официальных властей страны, признанных, к слову сказать, к тому времени многими государствами мира. С чего вдруг решения властей должны считаться незаконными? Если решения Советской власти были незаконными, то сегодня незаконным должно считаться также само существование Республики Армения, возникшей на базе образованной той же Советской властью Армянской ССР. Кроме того, если абсолютно логичное решение пленума Кавбюро об оставлении Нагорного Карабаха в составе Азербайджана Саргсян считает «незаконным», то насколько законным, в таком случае, должно считаться решение той же Советской власти об отторжении в 1929 году ряда сёл из Ордубадского и Зангиланского округов и искусственного образовании на их основе никогда доселе не существовавшего Мегринского района с передачей его Армянской ССР? Насколько законной считалась передача Советской властью Армении остального Зангезура, всей Восточной Гёйчи, Зангибасара, обширных территорий Газахского уезда, и насколько эти решения учитывали мнение проживавшего в то время там азербайджанского большинства? Наконец, насколько решение НКАО о выходе из состава Азербайджана в 1988 году учитывало мнение азербайджанской общины, и чем карабахские армяне были привилeгированнее азербайджанцев Армении, которые в последние годы СССР также могли бы хотеть видеть обширную территорию, на которой они жили на протяжении веков, в составе Азербайджана?

Было бы правильнее, если бы армянский президент в своём интервью коснулся этих тем, вместо того, чтобы зачитывать журналисту очередной митинговый памфлет времён «миацума» с претензией на некую историчность. Не приходится сомневаться, что мечта дожить до самого счастливого дня окажется для него несбыточной. Мечтать тоже надо уметь в меру.

Вугар Сеидов
АзерТАдж, Берлин
http://day.az/news/armenia/152904.html
http://1news.az/analytics/20090409094537140.html

Apr 07 2009
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized
Скатертью дорога

Языком ультиматумов решил внезапно заговорить в Анкаре глава внешнеполитического ведомства Армении Эдвард Налбандян. Выступая сегодня в турецкой столице, глава МИД Армении заявил, что «если Турция будет продолжать выдвигать предусловия для нормализации отношений с Арменией, диалогу между нашими странами будет положен конец». Армянский министр, очевидно, забывает, что его страна находится не в той позиции и весовой категории, чтобы выдвигать какие-то ультиматумы. В открытии границы заинтересована в первую очередь крохотная, разорённая, истощённая и зажатая среди гор Армения, а не региональная держава Турция. Если бы замок с границы можно было снять без предусловий и устранения основных препятствий на пути её открытия, то она была бы открыта ещё в 1993 году, если не сказать, что закрывать её никогда не пришлось бы. Если официальному Еревану не по душе условия для нормализации двусторонних армяно-турецких отношений, то к месту будет вспомнить русскую поговорку про скатерть и дорогу.

Вугар Сеидов
АзерТАдж, Берлин
http://1news.az/world/20090408100737642.html

Apr 07 2009
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized
Армянское эхо венского форума

Четвёртого апреля армянская общественно-политическая онлайн-газета «Голос Армении» поместила статью члена-корреспондента НАН РА Бабкена Арутюняна «Мираж на горизонте». В ней речь идёт о результатах прошедшего 24-27 марта в Вене армяно-азербайджанского форума под эгидой британской организации International Alert. По мнению автора статьи, участниками «круглого стола» были представители гражданского общества и эксперты из Армении, Азербайджана и… «НКР», что не совсем соответствует истине, так как, помимо сопредседателей Минской группы ОБСЕ, на форум были официально приглашены представители двух существующих в природе и известных человечеству сторон армяно-азербайджанского, нагорно-карабахского конфликта – Армении и Азербайджана. Факт присутствия в составе армянской делегации участника, считающего себя и многозначительно представляющегося в качестве некоего «экс-замминистра иностранных дел» неизвестного никому в мире государства, да ещё и приехавшего в Вену, очевидно, по загранпаспорту Республики Армения, ещё не повод для объявления (тем более пост-фактум) трехстороннего характера встречи в австрийской столице. Самому автору статьи прекрасно известно, что подобные самоуспокаивающие заявления удаётся, обычно, делать лишь после завершения мероприятия (toydan sonra nağara), а не «до» и не «в ходе», поскольку в противном случае сам форум вряд ли мог вообще состояться по причине вполне предсказуемого и абсолютно понятного организаторам встречи отказа азербайджанской делегации ехать на такой «балаган». С таким же успехом и азербайджанская группа может включить в свой состав «дежурного» выходца из нагорно-карабахского региона и затем пропиарить в республиканских СМИ сенсацию об участии в форуме «четырёх» сторон. Однако самообман в цели азербайджанской делегации не входит. Если случится так, что в составе американской делегации на очередном саммите НАТО, G-8, Давосском экономическом форуме, Мюнхенской конференции по безопасности или ещё какой-нибудь международной встрече окажется выходец из индейского племени Лакота, объявившего недавно о своей независимости от США, то количество стран-участниц от этого, разумеется, не увеличится. Поэтому не советуем учёному из Армении портить хорошее начинание и пытаться использовать прекрасную миротворческую инициативу для реанимации мёртворожденного младенца, не признанного даже родителями.

А теперь – к сути статьи. Главной мишенью автор выбрал сопредседателей МГ ОБСЕ. «Если господа Фасье, Брайза и Мерзляков попросту не знакомы с проблемой карабахского конфликта, то они скорее всего не имеют морального права возглавлять подобную благородную миссию», – сходу обвиняет в некомпетентности сопредседателей весьма «компетентный», надо полагать, в вопросах конфликтологии и дипломатии автор статьи. К слову сказать, это тот самый Бабкен Арутюнян, который издал «Национальный атлас Армении», во вступительном очерке которогo писал, что «в I веке до н.э. на земном шаре были три великие державы: Рим, Армения и Китай» (оказывается, не было в то время никакой Парфии, вассалами которой, поочерёдно с Римом, были армянe!); «в 705 году арабы обманом завлекли в Нахиджеван под предлогом выплаты причитающихся им сумм большинство армянских нахараров и сожгли их в двух церквах: непоправимая потеря для государственности» (это каких же размеров должны были быть эти две церкви, чтобы смогли уместить в себя количество сожжённых людей, критическое для демографии и государственности некогда «третьей державы мира»!); «царь Давид IV Строитель построил для армян город Гора (Гори)» (кое-кому сильно повезло, что в 1937 году гориец И.Сталин не знал об этом); «город Маку – Персидская Армения» (стало быть, Глендэйл находится в Кордильерской Армении, а Иеруссалим – в Ближневосточной) и прочие перлы. Очевидно, автор «Национального глобу… атласа Армении», включивший в него также карты «НКР в зафиксированных в Конституции Арцаха границах», является более «компетентным» и «беспристрастным», чем сопредседатели МГ ОБСЕ. Впрочем, оставим в покое академические достижения армянского члена-корреспондента и вернёмся к его последней статье.

Сопредседателей МГ ОБСЕ Бабкен Арутюнян обвиняет в занятии «однобокой позиции по отношению к армянам Нагорного Карабаха». Ну, во-первых, на случай, если у Арутюняна случаются провалы в памяти, напомним ему, что кроме армян Нагорного Карабаха, есть ещё и азербайджанцы этого края с такими же правами. Никто не позволит осчастливить армян Карабаха за счёт азербайджанцев. И если исход последних из пылающего региона под свист пуль, взрывы снарядов и истерические вопли «миацум» он считает процессом необратимым, а самих азербайджанских жителей области – бывшими, то, боюсь, в недалёком будущем ему придётся разочароваться в своих надеждах. Возвращение азербайджанской общины в нагорно-карабахский регион так же неизбежно, как закат солнца после его восхода. Это такой же закон природы, который его академии наук никак не отменить. Во-вторых, упрекать в чём-то сопредседателей у Арутюняна вообще нет никакого морального права. Карабахскую «кашу», как известно, заварили не азербайджанцы и тем более не сопредседатели, да и первые акты насилия имели место в Гафане в конце 1987 года по милости представителей «многострадального народа». А разгребать эту «кучу» вынуждены сегодня сопредседатели, которых Арутюнян ещё в чём-то упрекает.

Охарактеризованные французским сопредседателем Б.Фасье в качестве реальных мер освобождение прилегающих к Нагорному Карабаху азербайджанских районов, возвращение в свои дома вынужденных переселенцев и выработку с учетом гарантий безопасности и приемлемого для Баку и Еревана временного статуса Нагорного Карабаха Арутюнян называет «явно проазербайджанским предложением», на которое армяне вряд ли когда-либо «поддадутся», и выражает сомнение, что эти шаги можно будет положить в основу армяно-азербайджанского урегулирования. Опять же, во-первых, мирные переговоры в рамках МГ ОБСЕ – это не игра в «поддавки». Есть международное право – его надо либо соблюдать самому, либо столкнуться с принуждением к соблюдению. Выбор – за Ереваном как инициатором конфликта. Во-вторых, эти меры – не проазербайджанское предложение, как выражется армянский учёный, а первые этапы мадридских принципов, вокруг которых уже несколько лет идут переговоры с участием, кстати говоря, двух последних президентов родного государства Арутюняна. Так что с «сигналом тревоги» он немного опоздал.

Мадридские принципы действительно не самые идеальные, но они предусматривают хоть какой-то сдвиг с мёртвой точки, что значительно снижает вероятность возобновления военных действий. И нет никакой необходимости в паковании, как не к месту иронизирует Арутюнян, карабахскими армянами своих чемоданов и отправлении на все четыре стороны. Азербайджанское государство неоднократно заявляло, что Нагорный Карабах, как и весь Азербайджан – это их родина. Но край этот – ещё и родина десятков тысяч азербайджанцев, которые также имеют право на безопасное проживание в родных местах.

Мадридские принципы действительно содержат в себе компромисс, так как, с одной стороны, обеспечивают дальнейшее безопасное проживание в области армянской общины, а с другой – не дают возможности некоторым «оптимистам» в армянском лагере установить монополию на Нагорный Карабах как родину и на понятие «население Нагорного Карабаха». Решать судьбу этого региона можно только совместно, а не изгоняя одну из общин и затем узурпируя «право на родину». Азербайджанское государство никогда не отказывало Нагорному Карабаху в праве на самоопределение, при условии, чтобы данное право реализовывалось в рамках основополагающих документов международного права, таких как Устав ООН и Заключительный Хельсинкский Акт 1975 года, и в процессе самоопределения участвовало всё население области, а не часть его, оставшаяся там после этнических чисток. И всё это возможно после освобождения незаконно оккупированных территорий, разминирования окрестностей и восстановления мирной жизни и доверительных отношений между армянами и вернувшимися в Нагорный Карабах вынужденными переселенцами. Это основанный на реалиях и международном праве компромисс, а не «проазербайджанская позиция» и, тем более, не «полная капитуляция для армян», как выражается Арутюнян. Невозможно выдавать за «уступку» (тем более, с каким-то одолжением) отказ от всего того, что было достигнуто незаконно, – оккупации семи прилегающих районов и провозглашения на фоне этнических чисток «государства» карабахского армянства. Доказательством незаконности является отказ мирового сообщества признать результат, и надо с этим фактом считаться, а не упрямствовать. Устранение же незаконности – это не уступка, а субстанция, данность, возвращение к точке отсчёта или, выражаясь терминологией Барака Обамы, «перезагрузка». Кому-то может не нравиться, что арбитр не засчитывает гол, забитый с положения вне игры. Но ведь существуют строгие правила, в которые не входят захват территорий, этнические чистки, односторонний выход из состава государства. С правилами надо считаться, а не атаковать арбитра и пытаться переписать правила в свою пользу. Иначе бумеранг вернётся, и без правил начнёт играть и другая команда – захватит половину Армении, установит там марионеточное правительство и заговорит о самоопределении потомков изгнанных в своё время оттуда беженцев. Соблюдение правил – не капитуляция и не уступка, а условие.

«Спрашивается, почему так заботящийся об азербайджанской общине господин Фасье совершенно забывает о сотнях тысяч армянских беженцев, насильственно депортированных азербайджанскими властями не только из Баку, Сумгаита, Шемахи, но и с исконно армянских земель, по иронии судьбы и по «прихоти» советских партийных органов оказавшихся в составе Азербайджанской ССР? Сколько армян в бывшем Гюлистанском меликстве или в недавнем Шаумянском районе? Нисколько. «Обезармянилась» территория как минимум в 5 тысяч квадратных километров, пролегающая между Гюлистаном и Тавушем, где армяне проживали с незапамятных времен. Почему господин Фасье так упорно игнорирует их проблему?», – негодует Арутюнян. Оставим в стороне тезис об «исконно армянских землях» на территории Азербайджана и «обезармяненных» 5 тысячах кв.км., особенно на фоне «обезазербайджаненных» в течение двух недель ноября-декабря 1988 года 10 тысячах кв.км. территории Армянской ССР (более трети всей территории Армении!). Не будем обсуждать также иронию судьбы и «прихоть» советских партийных органов, по воле которых в составе Армении оказались сперва Зангезур, затем вся Восточная Гёйча, Даралгёз, Зангибасар, обширные территории бывшего Газахского уезда. Не станем также дебатировать на тему, чтó означает понятие «с незапамятных времён», особенно в контексте совершенно недавнего в сравнительно-историческом измерении массового переселения армян из Персии и Османской Империи в Карабах, Нахчыван и Ираван по условиям ст.15 Туркменчайского договора 1828 года, по поводу которого, кстати, сами армяне к 150-летию этого события открыли в посёлке Ленинаван Мардакертского района НКАО памятник, который затем поспешно уничтожили, заметая следы этих «незапамятных времён». Наконец, проигнорируем не совсем древнеармянские топонимы «Гюлистан» и «Шаумян», как и исчезнувшие с карт Армении более 400 тюркских наименований, полагаем, не без помощи издателя «Национального атласа Армении». Обо всём этом писалось и говорилось немало. Остановимся лучше на другом.

Недопустимо ставить на одну ступень азербайджанцев Нагорного Карабаха и армян Шемахи, Гюлистана, Гянджи, Шамхора, Нахчывана и других регионов Азербайджана. В СМИ неоднократно подчёркивалось, что эквивалентом азербайджанцев Нагорного Карабаха являются армяне Нагорного Карабаха в границах бывшей НКАО, а на армяне из остальных регионов Азербайджана, у которых имеется свой эквивалент – азербайджанцы, проживавшие в Армянской ССР до 1988 года, и их потомки. Азербайджанская община Нагорного Карабаха должна вернуться в свои дома без предусловий хотя бы потому, что там проживает её армянский аналог – армянская община. В Нагорном Карабахе на равных правах должны жить либо обе общины, либо ни одна из них! Попытка армянских политологов связать между собой азербайджанцев Нагорного Карабаха и армян из других регионов Азербайджана, удобно оставив при этом как бы в стороне армян Нагорного Карабаха – хитрый ход, хоть и примитивный и рассчитанный на простачка. А таковых в Азербайджане нет. Считать мы, слава Богу, умеем. Если уж печётся Арутюнян о судьбе некарабахских армян, то в Азербайджане может и рассмотрят вопрос их возвращения в места прежнего проживания, если в Армении создадут условия для репатриации их истинного эквивалента – депортированных в 1948-51 и 1988 гг. азербайджанцев и их потомков, – и предоставят им зеркальную с Нагорным Карабахом автономию. Что станет при таком сценарии с демографией Армении, Арутюняну лучше не знать. В этой связи хотелось бы призвать сопредседателей быть предельно осторожными и пресекать на корню подобные спекуляции шибко умных товарищей из армянского лагеря.

«Армянский народ уже пошел на компромисс, отказавшись от воссоединения Республики Армения и НКР. Очередь за азербайджанской стороной!», – пишет Арутюнян. Ну, во-первых, армяне никогда не отказывались от конечного присоединения Нагорного Карабаха к Армении. Не для того они пытаются воссоздать воспетую в детище Арутюняна «Национальном атласе Армении» вымышленную державу «Великую Армению от моря до моря», чтобы потом своими же руками дробить её на мелкие кусочки. Не в этом дело. Важно другое. В качестве «компромисса» Арутюнян пытается продать нам то, что для Азербайджана не имеет абсолютно никакого значения. Какая разница для Баку, объединится Нагорный Карабах с Арменией или станет независимым государством, если и в том, и другом случае территориальная целостность Азербайджанского государства будет нарушена?! Для Азербайджана недопустим сам факт выхода из состава государства части его суверенной территории. А каковы дальнейшие намерения сепаратистов – войти в состав Армении, присоединиться к Африке или улететь на Луну – не является предметом истинного беспокойства азербайджанского народа. В ответ на такую «щедрость» Азербайджан может пойти на такой же «компромисс», артистично отказавшись от возвращения, допустим, Еревана или выплаты материального ущерба за захват в 1828 году пахотных земель будущих азербайджанских колхозов. То есть, всё это несерьёзно. В действительности же, Армения без азербайджанцев и Азербайджан с самой широкой армянской автономией – это и есть компромисс, на который сегодня идёт азербайджанский народ, хоть и, признаюсь, как рядового азербайджанца меня он не совсем устраивает. Как и не до конца устраивает согласие Баку вести переговоры с лицами, в отношении которых имеются серьёзные доказательства прямого участия в военных преступлениях в Ходжалы. Однако, на то он и есть компромисс, что требует от человека внутренних уступок ради восстановления мира в регионе.

В заключение Арутюнян предпринимает попытку ухватиться за косовский сценарий и перенести модель на разрешение армяно-азербайджанского конфликта. «И вообще, нельзя руководствоваться двумя стандартами. Армянство Карабаха имеет такое же право на государственное существование, как и албанцы Косово! С признания независимости Косово Запад положил начало переустройству современного мира. Вполне справедливо стремление армян воссоединиться. Это не сепаратизм», – поучает сопредседателей армянский учёный. Между тем, ему как армянину следовало бы, напротив, не упоминать о косовском прецеденте и активнее самих азербайджанцев отстаивать тезис о неприменимости данного сценария в Нагорном Карабахе. Ведь в Косово поголовной депортации подверглись албанцы, а в Нагорном Карабахе сами армяне провели этнические чистки. Мировое сообщество добилось для Косово независимости ПОСЛЕ той самой «перезагрузки» – то есть возвращения в край несчастных беженцев, – и с целью обеспечения дальнейшей физической безопасности вернувшихся беженцев. А за что же карабахскому армянству давать независимость? За удачные этнические чистки по примеру сербской полиции, за Ходжалы и сопротивление возвращению азербайджанской общины в свои дома? Тут явно напутаны роли. Если уж требуют некоторые «умники» использовать прецедент Косово, то тогда надо возвращать беженцев в Нагорный Карабах (как вернули албанцев в Косово), огородить их от тех, кто их изгонял, и отправить в Гаагу военных преступников. Ведь на практике Косово как независимое государство родилось на карте мира по той причине, что там (как и в Боснии) наказали сторону, виновную в проведении этнических чисток и депортаций – Сербию. А Арутюнян, наоборот, предлагаeт наградить карабахских армян за аналогичные преступления, депортации, мародёрства, ходжалинскую «Сребренницу», демонтаж и растаскивание по кирпичику целых городов и сёл на оккупированных территориях, не имеющих никакого отношения к Нагорному Карабаху. Использование косовского прецедента на Южном Кавказе означает натовскую бомбардировку Армении за её агрессию и проведённые этнические чистки, возвращение азербайджанцев в Зангезур и Восточную Гёйчу и создание там охраняемого мировым сообществом второго независимого азербайджанского государства. Вы этого хотите, г-н Арутюнян? Лично я – совершенно не против использования косовского прецедента.

Но даже несмотря на гуманитарный характер почвы, на которой возникло косовское государство, Азербайджан всё же не признал его независимость, исходя из основополагающего в международном праве принципа территориальной целостности. И чем раньше армянская интеллигенция в лице учёного Арутюняна также осознает невозможность урегулирования армяно-азербайджанского, нагорно-карабахского конфликта вне рамок территориальной целостности двух государств, тем раньше в регионе восстановится мир и благополучие. В противном случае кое-где люди будут вечно пребывать в чемоданном настроении и оглядываться на небо при каждом подозрительном звуке.

Вугар Сеидов
АзерТАдж, Берлин
http://day.az/news/politics/152706.html
http://1news.az/analytics/20090408093645386.html

Apr 05 2009
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized
Объедение беленой

Российское информационное агентство REGNUM опубликовало 25 марта заявление депутата национального собрания Армении от оппозиционной партии «Наследие» Ларисы Алавердян, обрушившейся с резкой критикой на французского сопредседателя Минской группы ОБСЕ Бернара Фасье. Напомним, в своем выступлении Б.Фасье заявил, что самоопределение Нагорного Карабаха возможно только лет через 10-15 после возвращения туда азербайджанского населения и освобождения оккупированных вооруженными силами Армении прилегающих к Нагорному Карабаху азербайджанских районов. Российский же коллега Б.Фасье Юрий Мерзляков добавил, что после реализации первого этапа мирного процесса, т.е. безусловного освобождения прилегающих районов и возвращения в Нагорный Карабах азербайджанской общины, можно будет начать диалог по выработке модальности и определения механизмов будущего голосования по статусу региона. По словам российского дипломата, пока преждевременно говорить о проведении референдума по определению статуса Нагорного Карабаха, пока не удалось выработать его модель. Ю.Мерзляков отметил, что проведение референдума определялось как принцип и он был предложен сопредседателями сторонам конфликта. «Это будет волеизъявление населения Нагорного Карабаха, после того, как стороны договорятся по модальностям этого голосования», – сказал Мерзляков.

Таким образом, составляющие элементы первого этапа мирного процесса можно считать решённым вопросом, не подлежащим принципиальному оспариванию и дальнейшему обсуждению, в то время как вопрос формата проведения голосования по определению окончательного статуса Нагорного Карабаха продолжает оставаться открытым, да и вообще отложенным до лучших времен. Будет ли это в соответствии с Конституцией Азербайджана референдум на всей территории государства или в одном только Нагорном Карабахе, будет ли это голосование в двух общинах в отдельности с правом вето или принятие решения простым большинством населения области, будет ли сформулирован вопрос по статусу в рамках территориальной целостности Азербайджана или с возможностью отделения – все эти детали будут обсуждены и согласованы между сторонами на самом последнем этапе мирного процесса, то есть после освобождения вооруженными силами Армении оккупированных прилегающих районов, возвращения азербайджанских беженцев в свои дома, разминирования территорий, восстановления экономической инфраструктуры региона, открытия коммуникаций, установления доверительных отношений между двумя общинами региона, a также между совместно сформированными органами местного самоуправления Нагорного Карабаха и центральным правительством в Баку. Именно эти моменты и составляют основы мадридских принципов, на базе которых стороны согласились продолжать переговоры и которые на днях частично озвучили сопредседатели.

«Что же мы, в таком случае, делали на протяжении 21 года?», – задалась вопросом Алавердян. Вопрос действительно хороший. Полагаю, все эти годы коллеги Алавердян по политической элите пребывали в дурмане тупиковой дашнакской идеологии «миацум», не понимая, что ни к чему хорошему (в первую очередь самих армян) она не приведет и захваченные территории соседа Армении возвращать все равно придётся, равно как и смириться с неизбежным возвращением азербайджанских вынужденных переселенцев (IDPs) в ту точку родного государства, в которой они до конфликта проживали, включая Нагорный Карабах. Это основа основ и святая святых международного права, признанные мировым сообществом в качестве тональности любых разговоров относительно армяно-азербайджанского, нагорно-карабахского конфликта. Как ни крути, сколько ни сопротивляйся, предотвратить эту абсолютную неизбежность армянской стороне не удастся, даже если они загипнотизируют всё население мира. Освобождать без предусловий прилегающие районы и готовиться к возвращению в Нагорный Карабах азербайджанцев им придётся в любом случае, какую бы удивительную внутриармянскую солидарность они ни проявили. Это просто факт, и к осознанию этой неизбежности в итоге пришёл даже сместивший на этой почве Левона Тер-Петросяна «ястреб» Роберт Кочарян. Даже если воскресить Андраника, Лалаяна, Нжде, Дро или еще какого-нибудь дашнака, питающего животную ненависть к туркам, и поставить его во главе сегодняшней Армении, то после определенной фазы внутреннего душевнего сопротивления он также неизбежно придёт к осознанию этой отрезвляющей реальности. Об этом армян предупреждали, это им пытались упорно вдолбить, но упрямство мешало им осознать элементарную истину и неизбежный исход. И вот вам закономерный результат – по прошествии 21 года депутат армянского парламента внезапно недоумевает, чтó же они все эти годы делали, раз, по признанию сопредседателей, им всё равно придётся возвращать захваченные территории и принимать обратно азербайджанскую общину Нагорного Карабаха. Внимательнее слушать надо было 21 год назад, когда взывали вас к разуму, и соображать надо было своим умом, а не балаяновским и капутикяновским. Вот и не прошли бы для вас зря все эти десятилетия упущенных возможностей.

По словам Алавердян, отложенный статус Нагорного Карабаха, предложенный французским сопредседателем в «асимметричной форме», означает, что «армяне Карабаха остаются во власти произвола Азербайджана». Аналогичное недовольство выразила также армянская делегация на прошедшей в конце марта в Вене встрече представителей общественности двух стран при участии сопредседателей. Члены делегации заявили, что мадридские принципы неприемлимы для армянской стороны, поскольку, освобождая семь районов и принимая обратно азербайджанских IDPs, армяне не получают взамен ничего. А, собственно, что они должны получить и на какую «компенсацию» они вообще рассчитывали, если сам факт оккупации семи районов был абсолютно незаконен и армян с самого начала предупреждали, что выполнять 4 резолюции Совета Безопасности ООН и освобождать прилегающие районы им придётся безоговорочно и безусловно, потому как не являются эти земли предметом торга, да и вообще частью общего контекста? Разумеется, ничего! Ну, разве что, снижение вероятности возобновления военных действий, поскольку отказ Армении освободить прилегающие семь районов сделал бы военный сценарий практически неизбежным. Компромиссы, соседи дорогие, начинаются внутри Нагорного Карабаха, а не за его пределами.

И вот тут-то Л.Алавердян буквально сразила всех своим сенсационным откровением. Обратившись к постулату Фасье, согласно которому «существует собственно Нагорный Карабах и территории вокруг него», армянский депутат внезапно выдала: «Это более чем странно для дипломата подобного ранга – ведь известно, что все территории, контролируемые Нагорным Карабахом, согласно международному статусу, являются спорными».

Вот ведь как! В этой ситуации Глеб Жеглов обязательно сказал бы: «Да ты что, Шарапов, белены объелся?» Кому известно??? Согласно какому международному статусу??? В больном мозгу какого политика эти территории внезапно стали «спорными», если даже сам Нагорный Карабах признаётся мировым сообществом не спорным, а именно оккупированным регионом и составной частью Азербайджана? Достаточно посмотреть на ежегодные отчёты Государственного департамента США, резолюции ПАСЕ, ОБСЕ, Генеральной ассамблеи и Совета безопасности ООН, документы других международных и региональных организаций, многочисленные заявления глав государств и правительств, сопредседателей МГ ОБСЕ, в которых прилегающие семь районов признаны оккупированными, а Нагорный Карабах частью Азербайджана. Так кому «известно» и согласно какому «международному статусу» стали эти семь районов внезапно «спорными», если не считать такиx «светил» мировой политики, как левон мелик-шахназарян, зорий балаян, игорь мурадян и инфицированныx ими андрея нуйкина, баронессу кокс, константина затулина, наталью нарочинскую и прочих поедателей халявых шашлыков?

Вот какие депутаты восседают сегодня в парламенте Армении. И пусть почаще читают сопредседатели подобные бредовые заявления, чтобы получше понять нас, с кем нам все эти годы приходилось иметь дело и кто их смеет сегодня критиковать.

«Азербайджан доказал, что он возник как геноцидогенное государство. Уже первые шаги Азербайджана, начиная с 1988 года, продолжили политику геноцида армян во всем Азербайджане и, в частности, в Нагорном Карабахе. Геноцид, впрочем, продолжается, даже при полном отсутствии армян», – продолжает Алавердян, трижды использовав слово «геноцид» в трёх предложениях. «И это – не вспышка экстремизма, а государственная политика Азербайджана. В подобной ситуации предложение Фасье – это предложение уничтожить народ Карабаха», – бьёт тревогу армянский депутат.

Ларисе Алавердян непонятно также и то, почему Б.Фасье акцентирует внимание на возвращении одних лишь азербайджанских беженцев – ведь, по её словам, в регионе проживали и армяне, которые были изгнаны. «Им что, будет запрещён въезд в эти семь районов? Почему такая асимметрия? Не означает ли это, что в лице Фасье осуществляется поддержка Минской группой или одним из его сопредседателей этнических чисток Восточного Закавказья от армян?» – недоумевает Алавердян.

Ну, во-первых, если речь идёт о Нагорном Карабахе, то армяне оттуда не изгнаны, а продолжают спокойно жить. Кроме того, в НКАО всегда было пять районов, а не семь. А во-вторых, если под семью районами Л.Алавердян имеет в виду прилегающие к Нагорному Карабаху оккупированные азербайджанские районы, то в Азербайджане не станут возражать против возвращения бывших жителей армянской национальности в эти районы при условии симметричного возвращения 212.000 азербайджанских беженцев и их потомков в Армению. Напомним депутату от партии «Наследие», что эквивалентом азербайджанцев Нагорного Карабаха являются армяне всё того же Нагорного Карабаха, а не за его пределами. Эквивалентом же армянских беженцев из остальной части Азербайджана являются азербайджанцы, прописанные в Армении до начала 1988 года, а также их потомки. Так что в словах Б.Фасье нет никакой асимметрии, мадам Л.Алавердян!

Вугар Сеидов
АзерТАдж, Берлин
http://day.az/news/armenia/152317.html

Apr 05 2009
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized
Должок возвращён

В интервью ARMENIA Today заместитель председателя Национального собрания Армении, член Армянской Революционной Федерации Дашнакцутюн Грайр Карапетян пожаловался на отсутствие взаимности со стороны Анкары в процессе улучшения армяно-турецких отношений. «С нашей стороны были сделаны какие-то шаги: президент Армении пригласил турецкого президента на футбольный матч, создав основу для диалога. Но с обратной стороны какого-либо шага мы так и не увидели. Границы не открыты, не действует железная дорога, экономическая и политическая блокада продолжается».

Очевидно, армянский депутат полагает, что можно выменять одноразовое приглашение турецкого президента на «решающий» футбольный матч на открытие границы и возобновление железнодорожного сообщения с этой страной. Как известно, в обмен на открытие границы Анкара на протяжении многих лет требовала от Еревана вывода вооружённых сил Армении из оккупированных 20% территории Азербайджана и снятия вопроса о «геноциде» 1915 года, а не бесплатный билет на футбольный матч переферийного значения. Не жалко ли весы, на чаши которых депутат кладёт с одной стороны приглашение на увеселительное мероприятие на стадионе Раздан, a с другой – столько всего интересного?! В действительности же Г.Карапетян глубоко ошибается, говоря об отсутствии ответного шага со стороны Анкары – президент Гюль вернул должок, пригласив своего армянского коллегу на просмотр такого же футбольного матча в Турции. Как говорится, неправильно поняли…

«Вновь армяно-турецкие отношения обусловлены отношением с третьей страной – Азербайджаном, что противоречит всем международным нормам», сетует дашнак, по-своему понимая значение фразы «международные нормы». При этом он вряд ли задаётся вопросом, как присутствие вооружённых сил его страны на территории другого государства соотносится с международными нормами. Напав 1 сентября 1939 года на «третью страну» – Польшу, гитлеровская Германия также, мягко говоря, подпортила свои отношения с Великобританией и Францией, получив от них в ответ объявление войны. Уж не считает ли Карапетян «противоречащим всем международным нормам» того времени ухудшение отношений между союзниками и нацистской Германией из-за какой-то там «третьей страны»? А ведь точно так же из-за «третьей страны» Кувейта, испортил в 1989 году отношения своей страны почти со всем мировым сообществом и Саддам Хусейн. И вроде ничего, никто в мире не стал упрекать мировое сообщество во вмешательстве в «сугубо двусторонние» ирако-кувейтские отношения и нарушении «всех международных норм». Экономические санкции – мощное и легальное средство давления на государство-агрессор, и Турция по праву воспользовалась им.

Между тем, точку в данном вопросе пoставил турецкий премьер Эрдоган, заявив сегодня на пресс-конференции по итогам саммита G-20, что «турецко-армянская граница не будет открыта, пока не будет урегулирован нагорно-карабахский конфликт». Это же сегодня подтвердил перед вылетом в Страсбург на юбилейный саммит НАТО и президент страны Абдулла Гюль, заявив в аэропорту «Эсенбога», что «сообщения в мировых СМИ об открытии в скором времени Турцией границы с Арменией, являются неправдой». «Мы не откроем границы с Арменией, пока не будет решен карабахский конфликт», – однозначно пообещал Гюль.

Вугар Сеидов
АзерТАдж, Берлин
http://day.az/news/armenia/152259.html