Mar 16 2009
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized
Протягивать ноги по длине одеала

В последнее время в армянских СМИ все активнее муссируется тематика o смене формата мирных переговоров между сторонами армяно-азербайджанского, нагорно-карабахского конфликта. Толчком к развитию дискуссии послужилa серия заявлений сопредседателей Минской группы ОБСЕ в ходе их последней поездки по двум странам Южного Кавказа. О подробностях этих заявлений сообщалось в аналитической статье АзерТАдж «Муацум»: эволюция в тупик», опубликованной на сайте информационного агентства 5 марта и в других СМИ. И хотя в заявлениях сопредседателей речь вовсе не шла о смене формата переговоров как такового, участившееся упоминание ими азербайджанской общины Нагорного Карабаха воспринято в армянских политических кругах и медиа-пространстве с известным беспокойством и послужило поводом для спекуляций относительно изменений в составе участников переговорного процесса.

Собственно, расширить существующий формат Ереван стремился давно, пытаясь усадить за переговорный стол представителей сепаратистского режима в Ханкенди – рядом с собой или даже вместо себя. Эти попытки предпринимались армянской стороной без особой тревоги на душе и, даже напротив, довольно настойчиво. Но стоило только сопредседателям заговорить, наконец, о карабахских азербайджанцах как об институционализированной общине и необходимости вовлечения её в политический процесс наравне с самими армянами Нагорного Карабаха, оптимизм армянских политиков и наблюдателей внезапно куда-то исчез. О подобных изменениях стали теперь говорить с еле скрываемым раздражением. Армян начинает тревожить перспектива потери ими фактической монополии (формальной монополии и так никогда не было) на термин «население Нагорного Карабаха» и осознание возможности их подключения к переговорам наравне с азербайджанцами.

Тон дискуссий в армянских СМИ позволяет предположить, что карабахские армяне готовы, скорее, вообще отказаться от мечты стать стороной переговоров и оставить всё, как есть, чем разделить эту роль вместе со своими бывшими азербайджанскими соседями. Ведь подключение азербайджанцев к переговорному процессу в качестве общины, фактически, низводит на нет все многолетние усилия Армении и её единственный правовой аргумент – «реализованное право народа Нагорного Карабаха на самоопределение», поскольку само признание Минской группой фактора азербайджанской общины немедленно лишает сегодняшних фактических властей области легитимности и выдвигает в качестве условия достижения этой легитимности обязательное возвращение второй общины в область и включение её в демократический процесс совместного формирования новой, на этот раз уже представительной власти в виде органов самоуправления. Следовательно, и право жителей Нагорного Карабаха на самоопределение могло и должно было быть выражено и реализовано только совместно и в свободных условиях, чего, однако, не произошло, что делает «самоопределение карабахского народа» в 1991 году неполноценным и нелигитимным, не говоря уже о нарушении Kонституции Азербайджана.

Армянское издание «Лрагир» опубликовало статью «Новый процесс в карабахском урегулировании». Говоря о назначении Президентом Ильхамом Алиевым нового главы исполнительной власти Шушинского района, избрании руководителя Общественного объединения «Азербайджанская община Нагорного Карабаха» и намерений этой структуры активизировать свою деятельность, газета отмечает: «Эта информация не привлекла бы внимания, если бы буквально за несколько дней до этого французский сопредседатель Минской группы ОБСЕ Бернар Фасье не заявил в Ереване, что к переговорному процессу будут привлечены «и армянская, и азербайджанская» общины Карабаха. В Баку Фасье подтвердил, что не говорил «о привлечении Карабаха в качестве третьей стороны переговоров».

На самом деле, привлечение армянской и азербайджанской общин Нагорного Карабаха к переговорному процессу вовсе ещё не означает появление новой стороны переговоров как таковой. Сторона переговоров – это уже определённый статус, в то время как привлечение к переговорному процессу может включать определённые консультации, участие общин в том или ином качестве, но необязательно их upgrade до уровня «стороны переговорного процесса». Противоречий в двух заявлениях Б.Фасье, в действительности, нет. Напротив, в его бакинском заявлении содержится недвусмысленноe подтверждение того, что неопределённое понятие «Карабах» не может быть третьей стороной переговоров, по крайней мере без предварительного уточнения его сущности и этнического состава. В МИД Азербайджана, надо полагать, действительно были бы удивлены, если бы вдруг Б.Фасье упомянул о непонятном «Карабахe» как о стороне переговоров.

«После заявления Фасье стало очевидно, что в Баку начнут формировать «азербайджанскую общину». Шаги не заставили себя ждать. Следует ожидать, что на следующем этапе в Азербайджане будет создано правительство Карабаха в изгнании, которое проведёт выборы, изберёт президента и парламент, в общем, сделает всё, чтобы на чаше весов напротив Карабаха появилась другая сила – азербайджанская община. О том, что вот уже 15 лет об этой общинe никто не вспоминал, что после смерти её бессменного руководителя Низами Бахманова вот уже год никому и в голову не приходит назначить нового руководителя, все уже успели забыть», – пишет автор статьи, Нано Аргутян.

К сведению армянской газеты, все эти 15 лет азербайджанское правительство было занято строительством временных посёлков, размещением беженцев и вынужденных переселенцев, созданием для них человеческих условий жизни с целью ликвидации последствий этнических чисток – палаточных городков и проживания несчастных карабахцев в товарных вагонах, землянках и недостроенных заброшенных строениях. Все эти 15 лет вопрос конечного возвращения азербайджанцев в свои дома стоял на повестке дня, и никто об этом не забывал. И только недавно, когда благодаря экономическому буму был, наконец, ликвидирован последний палаточный городок, появились условия для активного подключения азербайджанской общины к обсуждению вопросов, прямо касающихся их дальнейшей судьбы. Долгожданный выход на первый план повестки дня вопроса более активного подключения азербайджанской общины к политическим процессам вокруг их родного края объясняется именно успешным завершением государственной программы по решению их неотложных бытовых проблем, а вовсе не неожиданным подкидыванием темы Бернаром Фасье или кем-то другим. Вопрос азербайджанской общины был поднят не сопредседателями, а самими карабахскими азербайджанцами, и об этом чрезвычайно важно помнить!

«Можно, конечно, оценить этот процесс с эмоциональной точки зрения и утверждать, что азербайджанцы – бывшие жители Карабаха – живут сейчас на своей родине, в домах, покинутых армянами, в общем, можно привести множество доводов против их приравнивания с Карабахом», – пишет Аргутян. Данное утверждение содержит ряд серьёзных недочётов. Во-первых, карабахские азербайджанцы жили на своей родине и тогда, и сейчас. Мировое сообщество потому и признало азербайджанскую общину Нагорного Карабаха «внутренними вынужденными переселенцами» (IDPs – internally displaced persons), а не «беженцами» (refugees), что в их случае отсутствует необходимое правовое условие для квалификации их беженцами по Женевской Конвенции 1951 года – пересечение ими государственной границы. Фразой «азербайджанцы – бывшие жители Карабаха – живут сейчас на своей родине» Аргутян, по-видимому, намекает на то, что на родине карабахские азербайджанцы оказались лишь после того, как покинули Нагорный Карабах, что является крайне ошибочным суждением как с политической, так и с международно-правовой точки зрения. С изгнанием азербайджанцев из Нагорного Карабаха родину они не сменили, в другое государство не перебрались, и после возвращения их в свои дома в Шуше, Ходжалы, Мешали, Джамилли, Кяркиджахан, Умудлу и другие населённые пункты государственную границу они опять же переходить не станут.

Такими же внутренними переселенцами являются та часть бакинских, гянджинских, шамахинских, чайкендских армян, которая перебралась не в Армению или в третьи страны, а в нагорно-карабахский регион Азербайджана. Они не беженцы, а внутренние переселенцы, так как государственную границу не переходили. Aрмяне же, которые в результате конфликта переехали в Армению или в третьи страны, действительно могут считаться беженцами (до натурализации их в одной из стран). До массового принятия гражданства Азербайджана на статус беженцев по Женевской Конвенции 1951 года по признаку prima facia могли претендовать и азербайджанские беженцы из Армении, однако с их натурализацией в Азербайджане они согласно статье 1-С-(3) данной конвенции утратили право на статус беженцев, хоть и, возможно, тяжёлые условия жизни многих из них с тех пор мало изменились.

Во-вторых, утверждение о том, что азербайджанская община Нагорного Карабаха не может быть приравнена по своему статусу с опять же непонятным «Карабахом» (видимо, имеется в виду армянскaя часть населения Нагорного Карабаха) по причине того, что она сейчас живет в квартирах бакинских армян, также крайне ошибочно. Более того, в данном утверждении чувствуется попытка приравнять карабахских азербайджанцев с армянскими беженцами из остальной части Азербайджана, а карабахских армян оставить как бы одних, без помех. В прошлом предпринимались аналогичные попытки армянских интеллектуалов увязать вопрос возвращения карабахских азербайджанцев в свои дома с возвращением армян в Баку, Гянджу, Гёранбой и другие районы за пределами Нагорного Карабаха. Так, например, 24 мая 2007 года советник тогдашнего лидера армянской общины Нагорного Карабаха Аркадия Гукасяна Арман Меликян заявил, что азербайджанцы Нагорного Карабаха, в приципе, могут вернуться в свои дома, но при условии возвращения армянских беженцев в Азербайджан или, на худой конец, заселения их в самом Нагорном Карабахе. Расчёт был на то, чтобы предложить заведомо нереальную формулу, которую не приняли бы в первую очередь сами армянские беженцы из Азербайджана. Ведь, как известно, только мизерная часть бакинских армян обосновалась в Армении, в то время как большинство после непродолжительного пребывания в Армении перебралoсь в третьи государства – в страны СНГ, ЕС, США, Канаду, Австралию. Вряд ли найдётся хотя бы десяток бывших бакинских армян, проживающих сегодня в Лос-Анджелесе, Торонто или Париже, которые готовы будут бросить всё и переехать даже не в Армению, а в Гадрут или Аскеран.

Но даже не это главное. Данное утопическое предложение имело скрытый подтекст и было нацелено, скорее, на приравнивание карабахских азербайджанцев к бакинским, гянджинским, шамахинским армянам (т.е. не к карабахским). В ответ в азербайджанской прессе вышла статья автора этих строк «Эквивалентом армянских беженцев из Азербайджана могут быть только азербайджанские беженцы из Армении», объясняющая молодому человеку из окружения Гукасяна, что аналогом карабахских азербайджанцев являются их бывшие армянские соседи по НКАО, а у армян из остальной части Азербайджана имеется свой эквивалент в лице азербайджанцев – бывших жителей Армении. В любом случае, соотношение может быть только чётное: 1 + 1 (официальный Баку и официальный Ереван), 2 + 2 (две официальные столицы и две общины Нагорного Карабаха). В случае же попыток Еревана вытащить припрятанный козырь в лице армян из остальной части Азербайджана (с вычетом армян Нагорного Карабаха), то формула будет 3 + 3, так как их аналогом являются азербайджанцы из Армении. И любые попытки приравнять к карабахским азербайджанцам бакинских армян, оставить карабахских армян одних и при этом удобно умолчать об азербайджанцах из Армении будут немедленно отвергнуты, так как, извините, дураков нет.

Это касается также намёка Нано Аргутян о квартирах бакинских армян, в которых, по её мнению, поселились карабахские азербайджанцы после иx «возвращения на родину», то есть в Азербайджан. Впрочем, 2-х и 3-х этажные дома, фермы, сельскохозяйственная техника, пахотные земли и пастбищные угодья азербайджанцев Армении сегодня тоже не пустуют, а успешно присвоены… Поэтому каждый раз, когда в Армении будут поднимать вопрос о потерянной собственности и трагической участи бакинских и других некарабахских армян, в Азербайджане немедленно будут напоминать о, как минимум, не менее трагической судьбе азербайджанцев Армении и захваченной их собственности.

Эхом статьи Нано Аргутян прозвучало заявление главы «карабахского общественного совета по вопросам безопасности и политики» Масиса Маиляна в интервью «Кавказскому узлу», в котором тот, в частности, сказал: «Бывшие жители Карабаха, являющиеся этническими азербайджанцами, являются сейчас гражданами Азербайджана, который и представляет их интересы на переговорах». Не побоимся повториться, люди, которых респондент называет «бывшими» жителями Карабаха, остаются таковыми и сегодня, несмотря на временное их проживание вне области по причине иностранной оккупации. К возвращению их в свои дома в Нагорном Карабахе Маиляну лучше начать психологически готовить себя и своих земляков уже сейчас, дабы избежать ненужного стресса в будущем. Гражданами Азербайджана они были и до этнических чисток, являются ими и сегодня, и останутся таковыми после возвращения в родные города и сёла в Карабахе. А что до того, кто должен представлять их интересы на переговорах – сами ли себя или центральное правительство Азербайджана, гораздо полезнее было бы Маиляну задуматься над вопросом, в качестве кого упорно пытаются сесть за стол переговоров лидеры армянской общины Нагорного Карабаха – в качестве граждан Азербайджана или Армении? И в том, и в другом случае особой надобности в их присутствии в зале переговоров не испытывается, так как на переговорах есть, кому представлять их интересы. Это либо (на выбор) Президент Азербайджана, либо же его армянский коллега. Tретьего варианта нет, особенно если учесть, что за границу сегодняшние жители Нагорного Карабаха выезжают по паспортам Республики Армения, а в магазинах они расплачиваются армянским драмом. Изобретение же и самовольное вывешивание над общественными зданиями в Нагорном Карабахе своеобразного флага – это ещё не повод для вхождения в ООН или в зал переговоров между азербайджанским и армянским президентами.

И всё же гораздо большее недоумение вызывает другая часть заявления Маиляна. По его мнению, предложение сопредседателей о вовлечении в политические процессы обеих общин Нагорного Карабаха говорит о том, что «либо посредники не в курсе об уже принятых по карабахской проблеме основополагающих документах, где очерчен трехсторонний формат переговоров, либо же, имея иные цели, сознательно меняют формат переговоров». Тут уже комментарии действительно излишни. Обвинить сопредседателей в некомпетентности и незнании предмета – это уже действительно что-то новое. Сопредседатели не в курсе, а вот Маилян – разумеется, в курсе. Если под основополагающими документами, определяющими «трёхсторонний» формат переговоров, считать Бишкекский протокол 1994 года, который Баку по тактическим соображениям просто вынужден был подписать наравне с Арменией и армянскими представителями Нагорного Карабаха с целью остановить бессмысленное кровопролитие, то на сей счёт вспоминается прошлогоднее предложение посла Ары Папяна подать в суд на членов Совета Безопасности ООН за невыполнение ими… Севрского Договора 1920 года. Дальше комментировать обвинения Маиляна в адрес сопредседателей нет смысла.

Впрочем, вернёмся к статье Н.Аргутян в издании «Лрагир». По мнению автора, вынося в информационное пространство новую идею, сопредседатели фактически уводят внимание сторон от сути предложений, переведя дискуссии в заведомо бесперспективное пространство. «Ведь очевидно, что Карабах заявит (рано или поздно), что не сядет с азербайджанской общиной за стол переговоров, Баку схватится за это и обвинит армян в бескомпромиссности, сопредседатели же скажут, что сделали все от них зависящее, и всё вернется на круги своя», – пишет Аргутян.

Надо полагать, под термином «Карабах» автор всё так же подразумевает группу людей, многозначительно именующих себя «правительством Нагорного Карабаха», но которых французский сопредседатель Б.Фасье открыто назвал своим именем – «режимом» (не на пустом же месте и не из-за плохого настроения или утомительного перелёта). И именнo эти господа, по убеждению газеты «Лрагир», не сядут за стол переговоров с азербайджанской общиной. А вот это уже и впрямь очень мило с их стороны!

Отметим, что насильно за стол переговоров с представителями азербайджанской общины лидеров карабахских армян никто сажать не собирается. Захотят быть допущенными в комнату переговоров – предпримут над собой неимоверные усилия и сядут, а не захотят – так дело хозяйское. Своим отказом сесть за один стол с лидерами абсолютно равной по значению азербайджанской общины они сами собственноручно похоронят вопрос их участия в переговорах, и тема будет закрыта раз и навсегда (официальному Баку, тем самым, будет оказана неоценимая услуга). Во-вторых, подобные демарши, вообще-то, могут устраивать те, кто сами хоть что-то представляют в этом мире, пользуются признанием или являются политическими тяжеловесами. Если лидеры карабахских армян станут капризничать и не захотят садиться за один стол со своими коллегами из равнозначной азербайджанской общины, то стоит ли вообще удивляться, почему им до сих пор не удалось сесть за один стол с центральным правительством Азербайджана?! Ноги надо протягивать по длине одеала. А длина ханкендинского одеала равна длине шушинского, а не бакинского.

Вугар Сеидов
АзерТАдж, Берлин
http://day.az/news/armenia/150432.html
http://1news.az/analytics/20090316095044598.html

Mar 05 2009
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized
«Миацум»: эволюция в тупик

Наблюдаемая в последнее время заметная активизация деятельности сопредседателей Минской группы ОБСЕ по армяно-азербайджанскому, нагорно-карабахскому конфликту породила ряд довольно обнадёживающих политических заявлений, сделанных посредниками в ходе их последних визитов в столицы двух южнокавказских государств – сторон конфликта, а также в административный центр оккупированного нагорно-карабахского региона Азербайджана. Тон этих заявлений позволяет предположить, что лёд в переговорном процессе начинает постепенно таять, причём события развиваются явно не по сценарию, задуманному основателями идеи «миацум».

Напомним, что сама идея «миацум» пережилa эволюцию от первоначального требования немедленного «исправления исторической ошибки Сталина» и прямого переподчинения НКАО Еревану к последующей смене тактики на поэтапное достижение той же цели посредством предварительного отделения этой области от Азербайджана и конечного присоединения её к Армении с промежуточным этапом так называемой «независимой республики», который, впрочем, мог продлиться неопределённый промежуток времени. Второй путь, то есть путь «НКР-транзитa», был принят в качестве новой тактической линии после полного разгрома первоначального плана «экспресс-миацума» на заседании Президиума Верховного Совета СССР в июле 1988 года под председательством А.Громыко и в присутствии М.Горбачёва, когда постановления облсовета НКАО о выходе из состава Азербайджанской ССР и Верховного Совета Армянской ССР о принятии этой области в состав Армении были признаны неконституционными в связи с отказом Азербайджанской ССР уступить Армении часть своей территории. Это заседание показало армянской политической элите очевидную бесперспективность планов по немедленному переподчинению области Армянской ССР.

Тогда московские и ленинградские советники армянских комитетов «Карабах» и «Крунк» академик А.Сахаров и Г.Старовойтовa рекомендовали своим армянским друзьям (а для кое-кого и спонсорам) отказаться от непопулярных в мире открытых территориальных претензий и двигаться к той же конечной цели окольным путём с использованием новых лозунгов – либерально-демократической терминологии «права наций на самоопределение» и «борьбы колониальных народов за независимость». На слух мировой аудитории, не особо вникающей в детали, истоки и суть армяно-азербайджанского территориального конфликта, эти лозунги звучали действительно красиво. A что до того, какое отношение они имели конкретно к Нагорному Карабаху и применимы ли они в данном случае вообще, было уже не столь важно. В конце концов, в дебатах всегда присутствует возможность измотать оппонента различными терминологическими ухищрениями, завести дискуссию в тупик или, на худой конец, вообще отвести её в сторону. А там уже СМИ и пиар-технологи сделают своё дело и представят в качестве победителя дебатов любую из сторон, по желанию заказчика. Главное – удачная терминологическая окраска, поддержка СМИ и парочка громких имён с цитатами.

С этой тактической целью было решено выдвинуть на первый план уже саму НКАО (то есть превратить её из объекта конфликта в субъект), а Армянская ССР на время отходила в сторонку и оказывалась как бы ни при чём. Армянские идеологи выдвинули также новый тезис, будто вопрос Нагорного Карабаха был впервые поднят самими жителями области, а в Армении их якобы просто поддержали (хотя это совершенно не так – вопрос был поднят в диаспоре [на съезде партии Дашнакцутюн в Афинах в 1985 году], занесён в Армению, а из Армении эмиссары отправились обрабатывать карабахских армян, у которых в то время не было никаких мыслей о переходе в подчинение Армянской ССР и которые, вопреки пропагандистскому мифу о запущенности экономики автономной области, жили гораздо лучше своих сородичей в самой Армении и азербайджанцев в остальной части Азербайджана).

Расчёт был прост: на фоне разваливающегося СССР территориальные претензии одной республики к другой сменялись борьбой (разумеется, мнимой) «порабощённого народа за независимость и свободу». Подобная тактика обещала некоторые симпатии и со стороны набирающих в те годы силы демократических кругов и республиканских народных фронтов, ищущих любого союзника для расшатывания союзного государства. Вспомним, как Г.Старовойтова и Г.Игитян сразу после первого съезда народных депутатов СССР летом 1989 года поспешили вступить в Межрегиональную депутатскую группу (МДГ) с целью вербовки части депутатов в поддержку армянских планов по Карабаху. Данный ход частично оправдал себя – армянам действительно удалось заручиться симпатиями многих известных в то время в стране депутатов, писателей и общественных деятелей, таких как А.Собчак, Ю.Афанасьев, Ю.Черниченко, В.Коротич, А.Шабад, В.Смирнов, В.Шейнис, А.Нуйкин, лидеров зарождающихся народных фронтов Прибалтики, не особо вникающих в суть армяно-азербайджанского конфликта. Их убеждали, что в Нагорном Карабахе имеют место не банальные и примитивные территориальные претензии одной республики к другой, а прогрессивное национально-освободительное движение, вроде борьбы Индии за независимость от Британской империи. Достаточно было того, что требования армян Нагорного Карабаха о «свободе» упоминались вкупе с именами А.Сахарова, его жены полуармянки Е.Алиханян-Боннэр, других диссидентов, что создавало ложное впечатление тождественности «борьбы карабахского народа» с понятиями «прогресс», «демократия», «обновление». А стало быть все, кто мешает карабахцам в их борьбе с коммунистической и шовинистской тиранией, являются противниками перестройки, гласности, Сахарова, Ельцина, одним словом консерваторами, лигачёвцами и сторонниками старой номенклатурной гвардии, противящимися отмене 6-ой статьи Конституции.

Автор этих строк, проведший с трёхцветным азербайджанским флагом в руках три дня и ночи перед Белым Домом в тревожные августовские дни 1991 года, вспоминает, как уже после ареста заговорщиков из ГКЧП, в день похорон троих погибших защитников Белого Дома москoвские армяне вышли, наконец, на улицу с армянскими флагами (проснулись после трёхдневной спячки!) и многозначительно присоединились к почти миллионной демонстрации со странным плакатом в руках идущего впереди их колонны: «То, что происходило в Москве 3 дня, продолжается в Карабахе 3 года». На подсознание рядового участника той московской демонстрации, всё ещё пребывающего под сильным эмоциональным впечатлением подавленного реакционного мятежа, данный транспарант действовал мгновенно: стало быть, дело карабахцев – правое. Мало кто уже анализировал на холодную голову, какое вообще отношение имеет Карабах к ГКЧП и где вообще прятались все эти три критических дня и ночи внезапно очнувшиеся на четвёртый день носители этого плаката, «герои»! Известна также телеграмма, направленная 21 августа 1991 года секретариатом Комитета российской интеллигенции «Карабах» («КРИК») Верховному Совету РСФСР, президенту и вице-президенту России с призывом «положить конец разгулу насилия в НКАО, предать суду военное руководство, виновное в убийствах, захвате заложников, пытках, издевательствах, нарушении прав армянского населения (выделено мной – В.С.)». Разумеется, в НКАО существовали только права армянского населения, а азербайджанского населения как бы не было вообще, как и не нарушались их права. Любопытно также, что в той же телеграмме говорилось, что «наступление сил реакции на демократию начиналось именно в НКАО, где проходили кровавые репетиции военного переворота в Москве». Одним словом, армянами в союзе с российскими демократами предпринимались все усилия, чтобы приравнять «чаяния Карабаха» к демократии и на этой волне добиться вывода области из состава Азербайджана.

Примитивнейшая формула «друг моего друга – мой друг, а враг моего друга – мой враг», пользующаяся определённой популярностью среди кухонных демократов в последние месяцы СССР, позволила армянам на некоторое время заручиться симпатиями демократического крыла политически активного советского общества. Вспоминается также сахаровский проект новой конституции союзного государства, предполагавший предоставление абсолютно всем автономиям (в том числе и автономным округам и областям) статуса союзной республики и на который армяне также широко ссылались в качестве дополнительного обоснования «прогрессивности» их требований о выводе Нагорного Карабаха из состава управляемого по-прежнему компартией Азербайджанa.

Таким образом, первоначальное требование о переподчинении НКАО напрямую Армянской ССР было заменено на тезис о «самоопределении угнетённого карабахского народа» с целью заручения сепаратистами поддержкой и сочувствием прогрессивных сил страны. Однако в полной мере использовать симпатии демократических сил СССР армянам помешал развал союзного государства, после которого политические элиты в независимых национальныx государствах сконцентрировались каждая на своих собственных проблемах, и новые правительства стали меньше волновать отдалённые армяно-азербайджанские взаимоотношения. Межрегиональной демократической солидарности времён СССР и межреспубликанскому сотрудничеству различных народных фронтов пришли на смену национальные интересы и государственный прагматизм. Многие связи просто оборвались, Прибалтика вообще устремилась в сторону евроинтеграции и не стала даже вступать в СНГ, а про свежевыпеченные для презентации всесоюзным демократическим силам «чаяния народа Нагорного Карабаха» вообще никто не стал вспоминать. Армения осталась одна с нерешённой проблемой и обратила свои взоры в зарубежную диаспору.

Переход конфликта в вооружённую фазу несколько скорректировал армянское видение путей окончательного решения вопроса. Незапланированная и непредвиденная в самом начале конфликта оккупация Ереваном семи прилегающих к Нагорному Карабаху азербайджанских районов неожиданно увеличила территориальные аппетиты армян, а вместе с ними и их требования. Впрочем, с момента установления перемирия и начала выполнения Минской группой ОБСЕ своей посреднической миссии аргументы армян в вопросе Нагорного Карабаха так и не претерпели изменений. Правда, остались «КРИК» и другие малочисленные общества и отдельные лица, высказывающие по старой дружбе (а может в порыве ностальгии по канувшим в Лету истории советским временам, когда к их голосу в обществе ещё прислушивались) симпатии к идее перехода Нагорного Карабаха от Азербайджана к Армении, но их мнение уже никак не могло сравниться с достаточно влиятельным лоббизмом последних месяцев существования СССР.

На сегодняшний день, как известно, армянское понимание путей решения конфликта базируется на «трёх китах» – невозможность нахождения Нагорного Карабаха в составе Азербайджана (армянские политики иногда озвучивают данный тезис в виде фразы «право народа (?!) Нагорного Карабаха на самоопределение»), наличие находящейся под юрисдикцией армянской стороны сухопутной границы между Арменией и Нагорным Карабахом (до оккупации Лачина и Кельбаджара армянам вообще не приходило в голову требовать подобное) и предоставление международных гарантий безопасности Нагорного Карабаха (а это требование появилось после начала укрепления Азербайджаном своей армии). Собственно, эти три требования Еревана по-прежнему «выдают» территориальную сущность армяно-азербайджанского конфликта и доказывают, что конфликт не имеет ничего общего с красивыми терминами «народовластие» и «свобода», в чём после осуществлённых в самой Армении и на оккупированных территориях беспощадных этнических чисток пытается теперь убедить мировое сообщество неожиданно склонная к демократической терминологии армянская сторона. Ведь невозможность нахождения Нагорного Карабаха в составе Азербайджана и переход под армянскую юрисдикцию бесспорно азербайджанского Лачина как предполагаемого сухопутного соединения между Арменией и Нагорным Карабахом несомненно относятся к территориальной категории и по определению предполагают изменение международно признанных государственных границ Азербайджана и уменьшение его территории в пользу армянского государства. Азербайджанская же формула предлагает любой вариант решения конфликта при условии неизменности политической карты государства.

Вообще, следует отметить, что в терминологических дебатах постсоветских лет армянские аргументы в последний момент всегда оказывались немного слабее азербайджанских, учитывая, что Баку проявлял удивительную гибкость и практически всегда демонстративно шёл навстречу желаниям армян, играя по иx правилам и доказывая тем самым фальшивость официальных формулировок Еревана. Хотите самоопределения? Пожалуйста – самоопределяйтесь в рамках Хельсинкского Заключительного Акта, то есть в пределах Азербайджана. Хотите учёта мнения народа Нагорного Карабаха и прямых контактов? Извольте – впустите обратно в свои дома азербайджанцев, часть того же «народа Нагорного Карабаха», проведите в регионе совместные демократические выборы, и Баку будет с вами разговаривать. Хотите сухопутную границу между Арменией и Нагорным Карабахом? Что ж, Баку, возможно, будет готов обсудить и этот вопрос, только вот как насчёт аналогичного коридора в Мегри?

Словом, азербайджанская дипломатия предпочитала не спорить впустую с упрямством и примитивностью постулатов армянских коллег, а напротив, принимала правила игры, предложенные Арменией, и наносила ей поражение её же методами. В Ереване же вместо того, чтобы формулировать новые убедительные аргументы, не могли придумать ничего лучше, кроме как возвращаться на исходные позиции и вновь повторять одни и те же старые заученные скучные фразы про «право нации на самоопределение». Такая бесконечность начинала всё больше напоминать «долгоиграющее» стихотворение «У попа была собака, поп её любил» с неизменным движением по кругу.

Следует также отметить, что именно неуклюжесть армянской аргументации в армяно-азербайджанских теоретических дебатах и неспособность Еревана вывести новую формулу обоснования необходимости отделения Нагорного Карабаха от Азербайджана позволили азербайджанским дипломатам и политологам, что называется, «собраться» после ощутимого перевеса армянской пропагандистской машины в первые годы конфликта, мобилизовать интеллектуальные ресурсы и доказать на теоретическом уровне несостоятельность армянской аргументации. Убедительность азербайджанских контрдоводов после продолжительного стороннего наблюдения стали замечать и международные посредники, которые в своих публичных заявлениях начинают всё чаще повторять высказанные азербайджанской стороной и наполненные логикой теоретические обоснования. И действительно, трудно ожидать от сопредседателей МГ ОБСЕ, представителей Совета Европы или ООН повторения армянских формулировок, таких как «так называемая территориальная целостность государства», «освобождённые территории», «агрессия Азербайджана против карабахского народа», «оккупация Азербайджаном Шаумяновского района НКР» и прочий бред! Геббельсовский метод тысячекратного повторения чудовищной лжи в надежде на превращение её на каком-то этапе в правду в данном случае не срабатывает – сколько ни повторяй фразы, типа «право народа Нагорного Карабаха на самоопределение», «победа карабахского народа в развязанной Азербайджаном войне», «освобождённые территории», «Шуша как колыбель армянской культуры», кроме самих армян никто другой их произносить не станет и в истину они не превратятся.

Вот и содержит ежегодный доклад Государственного департамента США формулировку «армянские сепаратисты при поддержке Армении продолжают контролировать большую часть нагорно-карабахского региона Азербайджана и семи прилегающих азербайджанских территорий». Вещи названы своими именами: армяне Нагорного Карабаха – сепаратистами, сам край – регионом Азербайджана, семь прилегающих районов – всё такими же азербайджанскими, а стало быть оккупированными, а вовсе не «освобождёнными». Вовлечённость Армении в конфликт обозначена чёрным по белому, а про существование в регионе других образований с претензиями на государственность в докладе не сказано ни слова. При этом, по словам сопредседателя МГ ОБСЕ от США Мэтью Брайзы, «доклад Госдепартамента относительно карабахского вопроса отражает официальную позицию США», и «в составе Минской группы нет стран, которые имеют иную позицию по этому вопросу». А коль скоро Белый Дом признаёт Нагорный Карабах регионом Азербайджана, контролируемым сепаратистами при поддержке третьего государства, следовательно и нормализация ситуации предполагает конец этой незаконной оккупации и возвращение региона под юрисдикцию Азербайджана. Стоит ли дальше разжёвывать для армянских дипломатов формулировку Госдепартамента США?

М.Брайза добавил также, что решение нагорно-карабахского вопроса должно быть основано на трёх основополагающих принципах Хельсинкского Заключительного Aкта 1975 года, а именно неприменении силы, праве наций на самоопределение и территориальной целостности государств. Само упоминание M.Брайзой данного документа международного права посылает ясный сигнал Еревану по поводу того, в каких рамках карабахские армяне могут расчитывать на реализацию своего желанного права на самоопределение. Чрезвычайно важно, что, говоря о праве наций на самоопределение, M.Брайза сослался на Хельсинкский Заключительный Акт, который, будучи единственным документом, упоминающим право на самоопределение, вполне мирно уживает в себе принципы территориальной целостности государств и права народов на самоопределение. «Государства-участники обязуются уважать равноправие и право народов самостоятельно распоряжаться своей судьбой при условии соблюдения Устава ООН и основополагающих принципов международного права, таких как территориальная целостность государств (жирным шрифтом выделено мной – В.С.)», – говорится в статье 1.VIII под названием «Равноправие и право народов распоряжаться своей судьбой».

Таким образом, упомянутый M.Брайзой документ 1975 года позволяет народам самостоятельно распоряжаться своей судьбой в рамках территориальной целостности государствa. Кроме этой статьи принцип самоопределения не упоминается больше ни в одном другом документе международного права. И ни слова в документе не сказано о возможности областей отделяться от государства или о праве национальных меньшинств в одностороннем порядке объявлять о своей независимости от государства. Между тем, в Заключительном Акте отдельное место уделено принципам нерушимости границ (ст 1.III) и территориальной целостности государств (ст 1.IV), и в этих двух статьях нет никакого упоминания о праве национальных меньшинств на самоопределение вплоть до отделения. Следовательно, согласно международному праву самоопределение народов возможно только с учётом соблюдения нерушимости границ и без нарушения территориальной целостности государства, то есть внутреннее самоопределение.

Посредники стали в последнее время всё чаще упоминать и про двухобщинный характер населения Нагорного Карабаха и неизбежность возвращения в регион азербайджанских беженцев, что рубит на корню один из главных армянских доводов о воле народа Нагорного Карабаха. Следовательно, нет никакого «народа Нагорного Карабаха», а есть население края, состоящее из двух общин, одна из которых временно находится в изгнании и тем самым лишена возможности выразить свою позицию. Отсюда и несостоятельность всяких ссылок на волеизъявление «народа Нагорного Карабаха». Очевидно, волю эту придётся изъявить ещё раз, но на этот раз не в одиночку, а совместно с азербайджанцами и после их возвращения в свои дома, что возможно опять же при безоговорочном освобождении всех оккупированных территорий. Как сообщает российское агентство «Регнум», выступая в Ереване, французский сопредседатель Бернар Фасье прямо заявил о существовании в составе населения Нагорного Карабаха нескольких общин: «на каком-то этапе возникнет необходимость в том, чтобы все общины, жившие в Нагорном Карабахе, рано или поздно были бы включены в переговорный процесс». Очень важно, что Фасье использовал слово «общины», что указывает на провал попыток армян добиться монополии и, так сказать, «авторских прав» на понятие «народ Нагорного Карабаха». Население Нагорного Карабаха – это не только армяне, не желающие жить в составе Азербайджана, но и азербайджанцы, не желающие жить вне состава родного государства и которые тоже имеют право на самоопределение!

Любопытно, что армянское онлайн издание Panarmenian.NET исказилo слова Бернарa Фасье (отрывок приводится без изменений; жирным шрифтом выделено мной – В.С.): «Говоря о возможности непосредственного участия НКР в переговорах, французский сопредседатель подчеркнул, что рано или поздно Степанакерт будет включен в переговорный процесс по урегулированию нагорно-карабахского конфликта. «После проведения встреч в Ереване и Баку, мы всегда посещаем Нагорный Карабах и информируем его о результатах этих встреч. Мы очень надеемся, что когда-нибудь Нагорный Карабах может стать непосредственным участником переговоров», – добавил Фасье».

Как видим, «Регнум» цитирует слова Б.Фасье о возможном привлечении на каком-то этапе к переговорному процессу «всех общин, живших в Нагорном Карабахе», в то время как армянское издание искажает слова сопредседателя и пишет о превращении непонятного «Степанакерта» в участника переговоров. Кроме того, российское агентство приводит слова Б.Фасье о том, что «посредники информируют о переговорном процессе как руководство Нагорного Карабаха, так и руководство азербайджанской общины (до того, как умер ее руководитель Низами Бахманов, – сейчас это временно не делается, пока не будет назначен новый лидер)», в то время как Panarmenian.NET просто опускает упоминание французским дипломатом азербайджанской общины. Впрочем, оставим подобные трюки на совести армянского издания.

Важно также и то, что Б.Фасье использовал слово «жившие» (а не «живущие»), что демонстрирует категорический отказ мирового сообщества признать необратимость исхода азербайджанцев из Нагорного Карабаха и свидетельствует о намерении посредников восстановить прежнюю этническую композицию края. В свою очередь, Мэтью Брайза заявил, что вопрос возвращения беженцев всегда является одним из главных при урегулировании любого конфликта, в том числе и нагорно-карабахского. «Независимо от национальности, эти люди имеют право», – подчеркнул он.

Уже в Баку 3 марта сопредседатели выступили на ещё одной пресс-конференции, в ходе которой были проставлены дополнительные акценты. В частности, Б.Фасье открыто назвал марионеточную власть в Ханкенди «режимом», что является мягким намёком на то, что представлять всё население края эти самозванцы не могут: «В Армении мы заявили, что не карабахский режим, а люди, проживавшие в Нагорном Карабахе до войны, должны участвовать в дебатах об их будущем», – цитирует азербайджанское агентство Trend французского сопредседателя, добавившего, что «в переговорах должны принимать участие представители и армянской, и азербайджанской общины Нагорного Карабаха».

Смысл неоднократного акцентирования Мэтью Брайзой и Бернаром Фасье фактa двухобщинности населения Нагорного Карабаха становится ясным, если вспомнить обращение азербайджанской общины края к двум сопредседателям через интернет-издание Day.Az от 18 ноября 2008 года с запросом о прояснении их позиции по поводу заявления, сделанного ими накануне. После того, как два сопредседателя оставили данное обращение без ответа, 16 февраля этого года азербайджанская община Нагорного Карабаха обратилась к ним через тот же Day.Az с повторным запросом. Надо полагать, заявления Б.Фасье и М.Брайзы от первых чисел марта следует воспринимать как их ответ на запросы азербайджанцев нагорно-карабахского региона, который по содержанию не может не считаться весьма удовлетворительным.

Наконец, обращает на себя внимание фраза М.Брайзы о том, что «и в Ханкенди, и в Ереване были очень сложные переговоры, однако армянская сторона и мы пришли к мнению о том, что переговоры нужно продолжать». Заметим, что по признанию самих сопредседателей, сложности испытывались ими только в армянском лагере, а не в Баку, из чего следует, что отчаянно сопротивляются как раз армяне. Если сопоставить максималистские требования Еревана («три кита», о которых говорилось выше) со ссылками сопредседателей на Хельсинкский Заключительный Акт, заявлениями о необходимости возвращения азербайджанской общины в Нагорный Карабах и опубликованным недавно ежегодным докладoм Госдепартамента США, то станет очевидно, что мечты армянской стороны о выводе Нагорного Карабаха из состава Азербайджана и оставлении под своим контролем Лачина выходят за рамки тех принципов, в пределах которых сегодня ведутся переговоры и с принятием которых у Ханкенди и Еревана имеются серьёзные сложности. А стало быть и тактика «НКР-транзита» на пути достижения конечной цели «миацум» оказывается всё такой же дефектной. Если армяне в скором времени не выведут третью, более эффективную и аргументированную формулу территориальных расширений за счёт соседей, то им придётся окончательно смириться с перспективой сохранения Нагорного Карабаха в составе Азербайджана, признать провал всей карабахской авантюры и серьёзно задуматься над ответом, который им придётся дать будущим поколениям армян: если всё осталось на прежнем месте, то в чём же тогда был смысл погубленных десятилетий, испорченных отношений с ближайшими соседями, упущенных возможностей? Ради чего нужны были все эти жертвы – миллионы беженцев, десятки тысяч погубленных и искалеченных жизней? Может быть тогда будущие поколения армян осознают то, что осознало в своё время послевоенное поколение немцев, и критически оценят тот курс, который в конце 1980-х выбрали их недальновидные предки. Время покажет.

Вугар Сеидов,
АзерТАдж, Берлин
http://day.az/news/politics/149585.html

Mar 05 2009
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized
«Испорченный телефон» агентства PanARMENIAN.net

Берлин, 3 марта (АзерТАдж). Второго марта армянское информационное агентство PanARMENIAN.net поместило на своём сайте сообщение, опровергающее якобы распространённую азербайджанскими СМИ информацию о проведении азербайджанской общиной Германии акции протеста перед посольством Армении в ФРГ по случаю 17-й годовщины кровавой резни в Ходжалы. Агентство приводит слова ответственного сотрудника посольства Армении Карена Мкртчяна, утверждающего также, что в армянской общине Германии опровергли факт провокационных действий отдельных жителей ФРГ армянской национальности, пытавшихся устроить потасовку в ходе пикета азербайджанцев. Тот же сотрудник армянского посольства «успокоил» армянскую аудиторию тем, что даже если азербайджанцы и провели какую-то акцию, немецкие СМИ об этом ничего не сообщили.

Очевидно агентство PanARMENIAN.net начинает страдать болезнью «испорченного телефона», когда пафосно опровергается то, о чём и так нигдe ничего не сообщалось. Эта болезнь проявляется, как правило, у жёлтой прессы, которая, порой, в погоне за сенсациями сперва создаёт дезинформацию, потом вкладывает её в уста противоположной стороны и затем радостно опровергает распространённую ею же ложь. Азербайджанская община Германии вовсе и не планировала устраивать какие бы то ни было акции перед зданием посольства Армении, тем более в такой безлюдной окраине Берлина. Ни одно азербайджанское СМИ не сообщало о намеченном или проведённом пикете перед армянской дипломатической миссией. Не понятно, откуда агентство PanARMENIAN.net вообще позаимствовало эту ложную информацию, которую оно поспешило немедленно опровергнуть (очевидно, в Армении начинают шарахаться уже от собственной тени).

Были запланированы, заранее объявлены в СМИ и успешно проведены совершенно другие массовые мероприятия, посвящённые преступлению армян в Ходжалы, и они были широко освещены в прессе. В частности, 26 февраля в 15:00 в самом центре немецкой столицы, на площади перед кирхой Кайзера Вильгельма на оживлённом проспекте Kurfürstendamm состоялся двухчасовой митинг по случаю годовщины резни в Ходжалы. Мероприятие было организовано Координационным центром азербайджанцев Германии, обществом Германо-Азербайджанской солидарности и «Домом Азербайджана в Германии». В митинге приняли участие представители азербайджанской диаспоры, гости немецкой столицы, а также обучающиеся в вузах Германии азербайджанские студенты. В целях доведения до сведения немецкой общественности информации о совершённом армянскими вооружёнными отрядами преступлении против человечности и нарушении Арменией Женевской конвенции 1949 года, собравшиеся представили вниманию горожан документальные доказательства – фотографии безжалостно расстрелянных детей, женщин и стариков. На столах были разложены многочисленные печатные материалы на разных языках, рассказывающие о преступлениях вдохновителей и исполнителей идеи «миацум». Выступившие на митинге рассказали о произошедшей 17 лет назад трагедии, агрессии Республики Армения против Азербайджана, оккупации вооружёнными силами армянского государства 20 процентов территории Азербайджана и изгнанном из своих родных очагов миллионе беженцев и вынужденных переселенцев. Активисты мероприятия раздавали прохожим лифлеты с информацией о сути армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта и агрессивной политики Еревана.

На митинге выступила исполнительный директор Координационного центра азербайджанцев Германии Самира Патцер-Исмаилова, которая отметила, что проведение таких мероприятий особенно важно в Германии, которая сама пережила драматическую эволюцию от времён нацизма к сегодняшней лидирующей роли этой страны в многонациональной семье народов Евросоюза. «Именно осознание немецким народом пагубности и преступности национал-социалистского режима и принесение новой Германией извинений еврейскому народу и другим народам мира за совершённые нацистами в годы Второй мировой войны преступления позволили новому поколению немцев освободиться от тяжёлого морального груза прошлого и реинтегрироваться в Европу нового типа – Европу без войн и ненависти на национальной и расовой почве. Поэтому очень важно, чтобы настал тот день, – а он обязательно настанет, – когда и армянский народ по примеру послевоенного поколения немцев осознает преступный характер доктрины территориальных расширений, найдёт в себе мужество осудить дашнакскую идеологию и принести извинения азербайджанскому народу за совершённые их предками кровавые преступления – резню в Баку, Сальяне, Лянкяране, Хачмазе, Губе, Шамахе в 1918 году, погромы в Спитаке и Гукарке в 1988 году и геноцид, устроенный армянским государством в Ходжалы в 1992 году. Этот шаг позволит армянам освободиться от тяжести преступного наследия и влиться в семью миролюбивых народов Южного Кавказа», – подчеркнула исполнительный директор Координационного центра азербайджанцев Германии.

В свою очередь руководитель организации «Дом Азербайджана в Германии» Тофиг Гараев отметил, что проведение мероприятий и массовых акций, осуждающих армянские преступления, позволяет европейцам отличить истину от лжи, виновника от жертвы. «Мы будем продолжать информировать немецкую общественность о происходящих в регионе политических процессах», – сказал Т.Гараев.

Жители Берлина останавливались перед пикетчиками, читали плакаты, рассматривали фотографии убитых ходжалинских женщин, стариков и детей, брали лифлеты и печатные материалы, задавали вопросы относительно сути армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта, геноцида в Ходжалы, более известного в Европе как «Азербайджанская Сребреница». Словом, рядовые немцы проявляли большой и нескрываемый интерес к теме. Интерес, правда весьма дистанционный (в прямом смысле этого слова), проявила и группа из трёх армян, стоявших на почтительном расстоянии от участников митинга и пытавшихся изображать из себя протестующих против протестующих, но выглядевших, скорее, как крохотная героиня из известной басни Крылова «Слон и моська».

Вечером того же дня в помещении Координационного центра азербайджанцев Германии прошло ещё одно мероприятие, посвящённое годовщине Ходжалинской трагедии. Организатором и ведущей вечера памяти была исполнительный директор Координационного центра Самира Патцер-Исмаилова. Вначале перед собравшимися был продемонстрирован документальный фильм «Ходжалинский геноцид», повествующий о зверствах армянских бандформирований в этом небольшом карабахском городке, а также по пути следования беженцев – мирных жителей Ходжалы. Перед аудиторией выступили посол Азербайджана в ФРГ Парвиз Шахбазов, депутат бундестага Эдуард Линтнер, первый заместитель председателя Государственного комитета Азербайджанской Республики по работе с диаспорой Валех Гаджиев. Председатель Общества Немецко-Азербайджанского Центра Вугар Барини-Гамбаров прочёл рассказ Гюнель Рзаевой «Отцу». Ведущая мероприятия С.Патцер-Исмаилова презентовала новый интернет-сайт информационной кампании «Справедливость для Ходжалы», инициатором которой является главный координатор по межкультурному диалогу Молодёжного Форума Исламской конференции за диалог и сотрудничество Лейла Алиева. Была подчёркнута важность данной акции, в поддержку которой были собраны многочисленные подписи неравнодушных к преступлениям против человечности людей. Самира Патцер-Исмаилова призвала всех принять участие в акциях этого движения. В фойе помещения были выставлены печатные материалы об армяно-азербайджанском нагорно-карабахском конфликте, среди которых особое место занимали брошюры, изданные Фондом Гейдара Алиева. Вниманию собравшихся были представлены также картины с выставки «Ходжалы глазами детей» Фонда Гейдара Алиева.

Ну и, наконец, несколько слов о том, как немецкие СМИ «оставили без внимания» мероприятия по случаю Ходжалы. Второго марта первый заместитель председателя Государственного комитета по работе с диаспорой Валех Гаджиев и президент Азербайджано-Германского форума Отто Хаузер выступили в прямом эфире по немецкому телеканалу «Канал Европа». В своём содержательном выступлении В.Гаджиев рассказал немецкой аудитории о совершённом армянскими вооружёнными формированиями кровавом преступлении против мирных жителей Ходжалы. Он отметил, что данное преступление напрямую подпадает под действие Женевской конвенции 1949 года о недопустимости применения в военное время насилия против гражданского населения, а следовательно, все виновные должны предстать перед международным правосудием. Он также напомнил, что, как и в случае с геноцидом, наказание за совершение военных преступлений и преступлений против человечности не имеет срока давности, и все государства-члены ООН, особенно страны-подписанты четырёх Женевских конвенций 1949 года, должны содействовать задержанию и передаче международной Фемиде ответственных за совершение резни мирных азербайджанцев виновных армянских военнослужащих.

В тот же день В.Гаджиев выступил в получасовой передаче популярного немецкого телеканала «FOX», в которой рассказал об армянской агрессии против Азербайджана и необходимости решения конфликта только путём немедленного освобождения государством-агрессором оккупированных территорий Азербайджана.

Вот, собственно, и всё, что азербайджанская диаспора в Германии планировала организовать в этом году и успешно провела по случаю годовщины армянского преступления в Ходжалы. С каждым годом количество и размах мероприятий будут ещё более впечатляющими. Стало быть и армянских опровержений дезинформаций собственного розлива должно быть побольше. Что ж тут поделаешь, раз уж крыть больше нечем!

Вугар Сеидов,
АзерТАдж, Берлин,
http://1news.az/analytics/20090304095453059.html