May 26 2008
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized
Послесловие к “Евровидению 2008”: стоит ли продолжать участвовать в этом конкур… фарсе?

Как сообщает Lenta.ru со ссылкой на британский The Time, английский комментатор сэр Тэрри Воган (Sir Terry Wogan) заявил, что победа российского певца Димы Билана на конкурсе Евровидение является несправедливой и политически ангажированной. Тэрри Воган заявил, что он и продюсер “Евровидения” на BBC Кэвин Бишоп (Kevin Bishop) еще подумают о том, участвовать ли в конкурсе 2009 года, который пройдет в Москве. “Я не хочу быть свидетелем очередного подобного фиаско”, – добавил он.

Lenta.ru со ссылкой на The Guardian пишет, что точку зрения Тэрри Вогана разделяют также многие представители британского шоу-бизнеса, а также политики. Депутат Палаты общин Ричард Янгер-Росс (Richard YoungerRoss) внёс резолюцию, призывающую депутатов официально признать итоги голосования на Евровидении шуткой. “Очевидно, что голосование проходит по странам, поддерживающим своих друзей или голосующим против своих противников. Корпорация BBC, которая является одним из главных спонсоров конкурса, должна приостановить финансирование, пока система голосования не будет изменена”, – отметил депутат.

Трудно не согласиться с мнением британских комментаторов. До тех пор, пока не изменится процедура определения победителей конкурса и не отменится эта глупая система SMS-голосования, Азербайджану нет смысла продолжать участвовать в дальнейших так называемых “конкурсах” Евровидения, а азербайджанцам – тратить свои деньги на отправление текстовых сообщений.

Евровидение интерестно до тех пор, пока поют исполнители. Как только они перестают петь и начинается подведение итогов, можно выключать телевизор. Далее наступает та часть программы, в которой нет ни грамма искусства, а присутствует одна только политика. Голосующие отдают свои голоса дружественным странам и родственным нациям, а не песням и мастерству исполнения. Поэтому это не конкурс песен, а слабый аналог Генеральной Ассамблеи ООН.

Многие голосуют, даже не послушав сами песни. Результаты голосования можно было легко предсказать (в моём случае я попал в десятку в 80% случаев). Нетрудно было догадаться, что Эстония и Латвия с почти 50% русским населением отдадут наивысший балл России (как, собственно, поступит и Украина, где вся восточная часть страны и весь Крым состоят из русскоязычного населения), а Армения – своему северному покровителю и анти-турецки настроенной Греции. Стоит ли удивляться, что Франция отдаст голоса Армении (точнее не сама Франция, а проживающие там армяне)! Это настолько же предсказуемо, как если бы, допустим, предоставить жителям Калифорнии возможность выбрать лучшего среди закавказских исполнителей. То, как балканские страны дружно голосовали друг за друга (точно так же поступили скандинавские страны), тоже смешно и одновременно предсказуемо, как не стоит особо удивляться тому, что Кипр голосовал за Грецию, Молдова – за Румынию, а Азербайджан – за Турцию. Поэтому, выражаясь словами Маргариты Павловны (покойной Инны Ульяновой), “Хоботов, всё это несерьёзно!”

Азербайджану следует подумать, есть ли смысл продолжать участвовать в этой гонке SMS. Это такой же фарс, как если бы, допустим, судьба Косово или Нагорного Карабаха была вынесена на суд SMS-марафона. Или же, допустим, определять чемпиона мира по футболу не по количеству побед, забитых голов и набранных очков, а путём отправления SMS. Смешно, ей богу!

Победителей должны выбирать не владельцы мобильных телефонов, а международное жюри из 15-20 человек. Каждый из судей выставлял бы 2 оценки (самой песне и мастерству исполнения) и в конце подсчитывалась бы средняя оценка, примерно как в фигурном катании. А теперь представим себе, что победителей в фигурном катании тоже выбирают на основе SMS-голосования.

Следует в то же время помнить, что вернутсья к традиционной системе определения победителей будет не так-то легко, так как в сохранении SMS-голосования очень сильно заинтересованы определённые бизнес-круги, которые, разумеется, будут активно лоббировать неприкосновенность этой прибыльной индустрии.

Если механизм определения победителей конкурса не изменится, то, думаю, наилучшим решением для Азербайджана будет участие в самой презентации музыкального номера на сцене Евровидения, но полный бойкот SMS-голосования и призыв к другим странам присоединиться к этой акции. Низкий доход провайдеров мобильной связи в следующем году и падение престижа конкурса вынудят организаторов вернуться к традиционному способу выявления лучших исполнителей.

Вугар Сеидов
http://www.day.az/news/showbiz/119261.html

May 16 2008
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized
МИД Азербайджана vs. МИД Армении: комментарий Вугара Сеидова

Day.Az попросил известного азербайджанского политического обозревателя, проживающего в Венгрии, Вугара Сеидова прокомментировать недавний обмен заявлениями между заместителем министра иностранных дел Азербайджана Аразом Азимовым и новым министром иностранных дел Армении Эдвардом Налбандяном относительно принципов урегулирования армяно-азербайджанского конфликта.

* * * * *

Пожалуй, трудно добавить что-либо ещё к сказанному заместителем министра иностранных дел Азербайджана Аразом Азимовым. Предельно чётко выражена как сама позиция Азербайджана по основным принципам урегулирования армяно-азербайджанского конфликта, так и сходу отправлен в нокаут поспешный ответ нового министра иностранных дел Армении Эдварда Налбандяна, появившийся в прессе сразу после первого выступления Араза Азимова в Day.Az

Тем не менее, хотелось бы немного развить изложенную азербайджанской стороной позицию. Начнём с того, что армянская дипломатия всё время ссылается на некий «документ», лежащий в настоящее время на столе переговоров. Честно говоря, эта фраза уже начинает немного набивать оскомину. Но, как говорится, не в оскомине дело – её мы как-нибудь перетерпим. Важно другое. Пока никто кроме армян не упоминал об этом так называемом «документе, лежащем на столе переговоров». Что это за документ и есть ли он вообще в природе? Под документом принято подразумевать юридическое соглашение, но котором стоят подписи сторон. Никто пока ни о чём не договаривался и ничего не подписывал. А есть только предложения сопредседателей МГ ОБСЕ, представленные сторонам и вокруг положений которых в настоящее время идут переговоры. Может армянским дипломатам, бесконечно ссылающимся на «лежащий на столе переговоров документ», пора уже, наконец, пояснить, что они имеют в виду под этим мистическим первоисточником?

Это во-первых.

Во-вторых, в своём дебютном выступлении на новом посту Эдвард Налбандян, реагируя на заявление Араза Азимова, сказал, что ключевым вопросом переговоров по мирному урегулированию конфликта является статус Нагорного Карабаха. Ну, допустим, мы и сами об этом знаем и особо не нуждаемся в подсказках армянского министра. Статус Нагорного Карабаха был ключевым с первого дня конфликта и останется таковым вплоть до его урегулирования.

Эдвард Налбандян также добавил, что плебисцит, посредством которого определится будущий статус региона, «даст возможность населению Нагорного Карабаха свободно выразить свою волю о будущем статусе республики». Ну с «республикой» министр, конечно, немного переборщил, а в остальном он опять ничего нового не сказал. А главное, его слова не особо противоречaт высказанным Аразом Азимовым принципам урегулирования конфликта. Хотите самоопределения населения? Пожалуйста. Хотите плебисцит? Кто же возражает!?

Вот чего армянский министр действительно не уточнил, так это то, что именно он подразумевает под термином «население Нагорного Карабаха» и какой формат плебисцита он имеет в виду.

Если в Ереване считают, что население Нагорного Карабаха это то, что осталось в области после этнических чисток, то мы вынуждены их сильно разочаровать. При всём желании армян считать насильственный исход азербайджанцев состоявшимся фактом, население региона продолжает оставаться двухобщинным, существенная часть которого (азербайджанская община) временно находится в изгнании. И это позиция не только Азербайджана, но и мирового сообщества. Если в Ереване придерживаются иного мнения и считают изгнание азербайджанской общины необратимым процессом, пусть назовут хотя бы одно государство, международную организацию или мало-мальски авторитетного в мире политика, полагающего, что демографическая ситуация в Нагорном Карабахе не должна быть восстановлена на момент начала конфликта в феврале 1988 года и возвращение внутренних переселенцев и их потомков в свои дома исключается. Собственно, как отметил Араз Азимов, сам экс-министр иностранных дел Армении Вардан Осканян признавал неизбежность возвращения азербайджанцев в Нагорный Карабах. Кроме того, хотелось бы спросить у г-на Налбандяна, что говорится на этот счёт в «лежащем на столе переговоров документе».

При двухобщинности Нагорного Карабаха невозможно самоопределение и участие в плебисците только одной общины. Азербайджанцы из Шуши, Ходжалы и других многочисленных сёл Нагорного Карабаха – это такие же жители региона, мнение которых не менее важно, чем мнение армян. Поэтому для окончательного самоопределения населения Нагорного Карабаха необходимо главное условие – равноправное участие в этом процессе всех жителей области, включая тех, кто в настоящее время находится вдали от своих домов, т.е. азербайджанцев. Без их участия легитимность самоопределения провинции будет мало отличаться от легитимности имевших в ней место этнических чисток, и результаты не будут признаны абсолютно никем.

Вопрос участия азербайджанской общины в определении будущего статуса своей родной области подводит нас к проблеме создания условий для их неизбежного возвращения. Разумеется, при продолжающейся оккупации вооружёнными силами Армении территории Азербайджана, включая территорию Нагорного Карабаха, возвращение азербайджанцев невозможно не только политически, но и технически. Возвращение внутренних переселенцев (IDP) в свои дома и прохождение через психологически сложный процесс реабилитации и реинтеграции возможно только в условиях обеспечения равной безопасности для всего гражданского населения – как армянского, так и возвращающегося азербайджанского.

Таким образом, вывод армянской армии из семи прилегающих районов и демилитаризация Нагорного Карабаха – главное условие для возвращения вынужденных переселенцев в свои дома, восстановления разрушенной инфраструктуры, коммуникаций, разминирования территорий, установления доверительных отношений между двумя равноправными общинами и будущего их совместного участия в определении статуса региона. Только в таком формате возможно свободное волеизъявление населения Нагорного Карабаха относительно его будущего статуса, о котором говорит Эдвард Налбандян. Плебисцит с участием только одной общины или же при продолжающейся оккупации его страной данной области и семи других районов Азербайджана ничем не будет отличаться от никем не признанного маскарада с «референдумом» начала 1990-х годов.

Относительно освобождения оккупированных территорий в армянском обществе существует стереотип, что после вывода вооружённых сил Армении из семи районов вокруг Нагорного Карабаха Армения лишится военно-стратегического преимущества, обеспечивающего благоприятные оборонительные возможности, чем неминуемо воспользуется Азербайджан, вновь окружив свою нагорно-карабахскую провинцию по всему периметру и расстянув линию фронта на многие километры. А сразу после вывода армянской армии из Нагорного Карабаха, туда немедленно войдут азербайджанские войска и начнут представлять угрозу безопасности армянской общины.

Ну, во-первых, шагнув в 21-ый век, Армении пора уже, наконец, перестать оперировать понятиями приобретённых территорий и насильственного изменения границ. Времена Петра Первого уже прошли, и в мире уже, вообще-то, действует международное право и Устав ООН. Пора очнуться и привыкнуть к новым реалиям. К тому же, Азербайджану нет никакого смысла решать проблему мирным путём, держа в уме планы по возобновлению войны. Договариваться так договариваться, а воевать так воевать. Не для того Азербайджан сегодня ведёт мирные переговоры, чтобы по их завершению вновь начинать воевать. Освободить свои территории военным путём Азербайджан в состоянии и сегодня без всяких мирных переговоров. Но весь смысл мирного процесса заключается в предпочтении, отданном решению межгосударственных конфликтов именно на основе международно-правовых механизмов. Поэтому выводить оккупациoнные войска из семи районов Азербайджана Еревану придётся в любом случае – и в случае мирных переговоров, и в случае отступления под натиском азербайджанской армии.

Во-вторых, беспокойствa Еревана относительно безопасности армянской общины Нагорного Карабаха после вывода оттуда вооружённых сил Армении также безосновательны. Азербайджану нет никакой необходимости (да и желания) немедленно вводить в регион свои войска. Баку больше заинтересован в демилитаризации области и восстановлении доверия между двумя общинами – равноправными гражданами Азербайджана. А обеспечением общественного спокойствия в регионе могут вполне заняться смешанные полицейские силы, укомплектованные из жителей области. В конце концов, не армия занимается охраной порядка в Баку, Ереване или в других городах двух стран.

Поэтому вывод своих вооружённых сил из семи районов Азербайджана Еревану следует рассматривать как неизбежную субстанцию, данность. А касательно его беспокойства по поводу безопасности армянской общины Нагорного Карабаха после вывода оттуда армянских войск, пора Еревану избавляться и от этой паранойи. Иначе до плебисцита, о котором говорит Налбандян, дело просто не дойдёт.

Остаётся также надеяться, что говоря о будущем статусе Нагорного Карабаха сотрудники внешнеполитических ведoмств Армении и Азербайджана вкладывают один и тот же смысл в термин «Нагорный Карабах». В армянской прессе и даже в заявлениях официальных лиц Армении часто звучат упоминания о видоизменённых контурах этой области, существенно отличающихся от прежних границ бывшего НКАО. Сперва заговорили о некоем «Шаумяновском районе Нагорного Карабаха» (понятное дело, «оккупированном» Азербайджаном), потом сюда же включили некий «Геташенский подрайон». Теперь уже заговорили о Лачинском и даже Кельбаджарском районах Азербайджана как неотъемлимых частях Нагорного Карабаха и даже придумали армянские названия этим посёлкам.

В этой связи следует особо подчеркнуть, что бывший Шаумяновский (сельский) район Азербайджана никогда не входил в состав НКАО, а дебаты на древнеисторические темы, в которые армяне упорно пытаются завлечь азербайджанцев, не являются задачей мирных переговоров под эгидой МГ ОБСЕ. Точно так же никогда в состав Нагорного Карабаха не входил Чайкенд, как не было никогда за всю историю региона такой административно-территориальной единицы, как «подрайон». Данное изобретение, как и включение Лачина и Кельбаджара в состав Нагорного Карабаха, можно оставить армянской прессе, но в процессе мирных переговоров между азербайджанской и армянской дипломатией должно существовать ясное понимание, что под термином «Нагорный Карабах» стороны подразумевают территорию бывшего НКАО Азербайджанской ССР. Если ведомство Эдварда Налбандяна действительно настроено на конструктивный диалог со своими азербайджанскими коллегами, то хочется надеяться, что со стороны Еревана не последуют неожиданные сюрпризы в этом вопросе.

Наконец, несколько слов относительно вопроса о плебисците как механизме совместного определения двумя примирившимися общинами демилитаризированного, разминированного и восстановленного Нагорного Карабаха будущего статуса этого региона в составе Азербайджана. В этом вопросе трудно добавить что-либо ещё к сказанному Аразом Азимовым. После завершения всех этапов мирного урегулирования и достижения заключительного этапа этого процесса (т.е. по достижении стадии определения статуса Нагорного Карабаха), Баку всецело поддержит самоопределение области на основе Заключительного Хельсинкского Акта 1975 года, предусматривающего территориальную целостность государств, нерушимость границ, а также равноправие и право народов самостоятельно распоряжаться своей судьбой. Последнее, впрочем, не предполагает право самовольного отделения, а, напротив, предоставляет национальным меньшинствам (коим является армянское население Нагорного Карабаха) широкую возможность для внутреннего самоопределения и демократического самоуправления.

В этом заключается позиция азербайджанской стороны. И если армянские дипломаты по-прежнему ссылаются на лежащий на столе переговоров некий документ, в основе которого лежит принцип самоопределения путём плебисцита, то изложенная заместителем министра иностранных дел Азербайджана Аразом Азимовым официальная позиция Баку ничуть не противоречит этому принципу, а, напротив, полностью соответствует ему и всецело основывается на нормах международного права.

Остаётся только надеяться, что армянская сторона перестанет манипулировать различными социологическими терминами с целью достижения, обоснования и юридического закрепления территориальных приобретений в стиле времён первой мировой войны, а вместо этого подключится, наконец, к цивилизованным процессам 21-го века во имя региональной стабильности, сотрудничества, поступательного развития и интеграции. Стремление вместо всего этого осуществить свою вековую идею фикс с расширением территории за счёт соседей ни к чему хорошему армянский народ не приведёт. Процветание возможно только в случае, если армяне сбросят с себя и навсегда избавятся от преследуемого их и впитываемого с молоком матери комплекса ущемлённости, обделённости, многострадальности и территориальной недостаточности. Армении следует понять, что для счастья совсем необязательно иметь большую территорию, тем более захваченную у соседа. И крохотные Люксембург и Монако могут счастливо существовать. Наличие добрых соседей вокруг малого государства гораздо важнее, чем небольшое увеличение своей территории и приобретение за счёт этого врагов на 80% своей государственной границы.

Гарантией безопасности и процветания армянского государства могут служить только дружественные отношения с Турцией, Азербайджаном, Ираном и Грузией. Никакая ОДКБ их никогда не заменит и не предоставит большей гарантии. Ни одно государство мира никогда не сможет нанести вреда или представить угрозу Армении, если у последней будут великолепные отношения с четырьмя своими соседями. Находясь же в состоянии замороженной войны с одним из соседей, имея скрытые территориальные претензии к двум другим и только лишь довольствуясь ровными отношениями с южным соседом, имеющим, впрочем, сомнительную репутацию в мире, невозможно обеспечить процветание своему народу. А исправить отношения с соседями, не отказавшись при этом от планов по расширению за их счёт своей территории, не удастся.

Поэтому новому руководству Армении предстоит выбрать между приоритетами, если, конечно, его извне, – из далёкого севера, – не лишат права самостоятельного выбора. Впрочем, этот конкретный вопрос армянам придётся решать самим.

Вугар Сеидов, к.и.н.
Будапешт (Венгрия)
http://www.day.az/news/politics/118208.html

May 13 2008
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized
Вугар Сеидов: “Нельзя допустить, чтобы в Храхобе и Урьянобе Москва повторила протестированный абхазо-осетинский сценарий”

Ситуацию вокруг двух сёл на северо-востоке Азербайджана (Храхоба и Урьяноба), населённых преимущественно российскими гражданами, для Day.Az комментирует политический обозреватель Вугар Сеидов.

Все разговоры Москвы о существовании некоих анклавов на территории Азербайджана, являются безосновательными. Анклав возникает там и тогда, где и когда две страны договариваются о передаче определённой территории, расположенной посреди одного государства, в собственность другого государства. Таковыми являются ныне оккупированное село Кярки (11 кв.км.) рядом с Садараком, селения Бархударлы (22 кв.км.) и Юхары Аскипара (37 кв.км.), относящиеся к Газахскому району, а также село Башкенд (армянское название – Арцвашен, 40 кв.км.) в самом центре Гядабяйского района. Де-факто никаких анклавов между Арменией и Азербайджаном сегодня уже нет, так как все они оккупированы той или иной стороной. Однако учитывая, что никаких межгосударственных соглашений между Ереваном и Баку подписано не было, с урегулированием армяно-азербайджанского конфликта территории эти придётся всё-таки возвращать и восстанавливать былую границу между двумя республиками времён СССР.

Аренда же части территории другого государства на лимитированный срок – это совсем другое. Даже Великобритании пришлось уйти из Гонконга по истечении 99-летнего срока и вернуть город Китаю, несмотря на её вековые инвестиции. Договор есть договор. Точно так же аренда это аренда, а не что-то другое. Процесс делимитации российско-азербайджанской границы протекает без проволочек, и она не предусматривает существование каких бы то ни было российских или азербайджанских анклавов или эксклавов.

Грубо говоря, по своему статусу селения Храхоба и Урьяноба мало отличаются от Габалинской РЛС. Москва арендует и радиолoкaционную станцию, и эти два сёла. И там, и здесь находятся российские граждане. Где-то живут, где-то работают. И точно так, как помещения Габалинской РЛС не могут считаться территорией России (или анклавом), точно так же Россия не является собственником этих двух селений.

Несмотря на подобную очевидность, не следует недооценивать потенциальную головную боль, которую пытаются сейчас развить у Азербайджана некоторые имперские круги в России, окрылённые их “успехом” в Абхазии и Южной Осетии. По большому счёту, эти две автономые области Грузии представляют собой театр апрабирования Москвой известной схемы по аннексии ею новых территорий на Южном Кавказе за счёт их оккупации под предлогом защиты в них прав российских граждан.

Известно, что Абхазия и Южная Осетия – это провинции, признанные международным сообществом в качестве неотъемлимой части Грузии, население которых решило (или так за них решили в Москве) принять гражданство России. На первый взгляд, ничего противозаконного в этом нет. Можно, живя в Грузии, принять гражданство хоть Вануату, давшего недавно о себе знать (кстати, когда, наконец, в Ереване откроют улицу с этим названием?) Можно это сделать даже в массовом порядке, переходя в новое гражданство целыми сёлами. Но для этого необходимо оформить свои отношения с Тбилиси на основе грузинского законодательства, регулирующего порядок пребывания в стране иностранных граждан. Учитывая, что между Россией и Грузией действует визовый режим, пребывание российских граждан на территории Грузии возможно либо на основе получения вида на жительство, либо же путём принятия грузинского гражданства. Население Абхазии и Южной Осетии не желает делать ни того, ни другого. Более того, прикрываясь так называемыми российскими “миротворцами”, жители этих провинций заявляют о переходе в российское подданство не только самих себя, но вместе с ними и территории, на которой они проживают. Россия же весьма удобно оккупирует эти области под предлогом защиты там своих граждан.

Российские граждане сегодня живут везде, даже в Африке. Но это ещё не повод для аннексии саванн и прерий, где пасут свой скот российские подданные. Сегодня и на Дальнем Востоке довольно много граждан Китая. Отнесётся ли Москва с “пониманием”, если вдруг Китай введёт свой “миротворческий контингент” в этот регион России под предлогом защиты прав китайских предпринимателей или же, что ещё хуже, обеспечения универсальности косовской модели? Это же глупо! Очевидно, что аргумент Кремля в отношении Абхазии и Южной Осетии слаб, хотя михаилы леонтьевы и константины затулины рассуждают о таких вещах с серьёзным выражением лица.

Если абхазы и осетины не желают жить в составе Грузии, они могут спокойно переехать в Россию. Никто их не задерживает. Если же они никуда не хотят переезжать, то тогда им придётся смириться с фактом проживания на территории Грузии. То же самое касается армян Нагорного Карабаха, которых никто насильно в составе Азербайджана не держит, однако и забрать с собой территорию никто им не позволит. Хотите жить на этой земле – пожалуйста, никто вас не гонит. Даже автономию вам предлагают. Но область эта может находиться только в составе Азербайджана – хотите вы этого или нет. В этом-то и вся суть автономии.

Ситуация в селениях Храхоба и Урьяноба, населённых такими же гражданами России, как и в Абхазии и Самочабло, довольно похожа. Разница только в численности населения и в факте существования договора об аренде (с Грузией у Кремля даже этого нет). Неизвестно, повторила бы Москва абхазо-осетинский сценарий в Азербайджане, если бы население этих двух сёл было бы таким же многочисленным.

В любом случае, учитывая, что договор об аренде Россией селений Храхоба и Урьяноба истёк 4 года назад, следует либо продлить срок аренды, либо предложить жителям этих деревень репатриироваться на родину, либо же, в случае нежелания их переезда в Россию, предложить им начать оформлять вид на жительство в Азербайджане с последующим переходом их в азербайджанское гражданство. Так или иначе, повторение Москвой абхазско-осетинского сценария на северо-востоке Азербайджана недопустимо. Иначе встанет вопрос о массовом переходе в азербайджанское гражданство десятков тысяч этнических азербайджанцев, компактно проживающих на протяжении многих веков в Дербенте. С последующим самоопределением…

http://www.day.az/news/politics/117921.html