Mar 21 2008
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized
Сопредседатели МГ ОБСЕ расставляют ловушки для Азербайджана
Сегодня поступило сообщение о заявлении сопредседателей Минской Группы ОБСЕ о признании ими территориальной целостности Азербайджана и непризнании независимости Нагорного Карабаха. Одновременно отмечается, что вопрос будущего статуса Нагорного Карабаха является пунктом переговоров между сторонами и любое мирное и справедливое решение конфликта потребует неизбежных компромиссов с обеих сторон. Аналогичную позицию примерно год назад озвучил американский сопредседатель Мэтью Брайза после разгоревшегося скандала по поводу ежегодного доклада Госдепартамента США по правам человека.

На мой взгляд, заявление сопредседателей – весьма двусмысленное и нет никаких оснований для ликования. В нём заложена одна еле заметная глазу ловушка. Последующая фраза “будущий статус Нагорного Карабаха должен быть выработан в ходе переговоров, которые невозможны без компромиссов с обеих сторон” фактически нейтрализует первую часть заявления, в которой говорится о признании целостности Азербайджана и непризнании Нагорного Карабаха.

Это очень тревожно. Если территориальная целостность Азербайджана признаётся однозначно и её изменение не является темой переговоров, то зачем, в таком случае, превращать вопрос о будущем статусе Нагорного Карабаха в один из пунктов переговоров? Ведь если отделение Нагорного Карабаха в той или иной форме – будь-то независимость или объединение с Арменией, будь-то немедленное отделение или поэтапное в течение долгих декад путём различных ухищрений – в принципе не исключается, a остаётся одним из вариантов его будущего статуса, то как в таком случае данный сценарий состыковывается с первой частью заявления о признании посредниками территориальной целостности Азербайджана? Не получается ли, что Минская Группа признаёт целостность Азербайджана только на данный момент, на сегодня, но, возможно, не в будущем, не ограничивая абсолютно никакими рамками будущий статус Нагорного Карабаха и не исключая даже его отделение?

Выходит, территориальная целостность Азербайджана наделяется лимитами (в данном случае, временными), в то время как не устанавливаются никакие лимиты будущего статуса Нагорного Карабаха! Не территориальная целостность ограничивает будущий статус региона, а переговоры по статусу очертят в будущем модифицированные контуры Азербайджана. Если это так (а из сегодняшнего заявления так и выходит), то фраза о признании территориальной целостности Азербайджана – это всего лишь контрольная доза успокоительного больному, обречённому на ампутацию одной из конечностей, причём в ситуации, когда врачами не сделано абсолютно всё, чтобы спасти эту конечность. Извините, но таких эскулапов нам не надо!

Азербайджан сегодня предлагает любую форму самоуправления (или “самоопределения” – назовите, как угодно) двухобщинного Нагорного Карабаха при одном единственном условии – неизменение государственных границ Азербайджана. Всё, больше ему ничего не надо. Т.е., делайте, что хотите, при условии хождения в регионе азербайджанского маната, единой в стране таможенной и пограничной системы и наличия в карманах жителей региона азербайджанского паспорта. В остальном живите, как хотите. Одним словом, любой статус Нагорного Карабаха при условии неизменения карты Азербайджана.

Это самый большой компромисс, особенно если учесть, что Баку сегодня не требует от Еревана возвращения в Армению изгнанных оттуда 212 тысяч азербайджанцев и предоставления им аналогичных прав. И если сопредседатели называют недавнюю резолюцию ООН по Нагорному Карабаху “несбалансированной”, то отчасти они правы, так как не может быть сбалансированной ситуация, когда Армения полностью изгоняет со своей территории всё азербайджанское меньшинство, а Азербайджан в ответ благодушно предоставляет своим гражданам армянского происхождения самую высокую в мире автономию!

И если после этого сопредседатели продолжают рассчитывать на какие-то дополнительные компромиссы и уступки со стороны Азербайджана, то это неминуемо начинает затрагивать вопрос территориальной целостности страны – основу основ международного права и сердцевину претензий Армении – той самой целостности, которая вроде как и признаётся посредниками, но при этом как-то по-особенному, оставляя возможность для такого будущего статуса Нагорного Карабаха, который, в итоге, и подрывает ту самую целостность.

Территориальную целостность надо либо признавать, либо нет. Она либо есть, либо её нет, как невозможно быть “немножко” беременной. Если целостность государства признаётся, то признаваться она должна не на определённый промежуток времени, а однозначно, на всё время и без условий.

На самом деле, недовольство Азербайджана работой Минской Группы сводится к отказу сопредседателей признавать основополагающий постулат: статус Нагорного Карабаха может быть решён только в рамках территориальной целостности, которая не должна иметь никаких временных ограничений. А сопредседатели хотят навязать Баку другое: мол, вашу территориальную целостность мы “пока” признаём, а после того, как вы пойдёте на компромисс и определится будущий статус Нагорного Карабаха, тогда мы опять признаем вашу теперь уже видоизменённую целостность, то есть, возможно, и без Карабаха. Т.е. говоря математическим языком, территориальную целостность Азербайджана сопредседатели рассматривают не как постоянную величину, а как переменную.

В этом заключается весь этот трюк с сегодняшним заявлениeм. В планах сопредседателей – выведение обсуждения статуса Нагорного Карабаха НАД вопросом территориальной целостности (сперва статус, потом ваша целостность), а в планах азербайджанской дипломатии – обсуждение статуса исключительно в РАМКАХ территориальной целостности (сперва целостность, потом обсуждение всего остального, в том числе и статуса Нагорного Карабаха). Сопредседатели ограничивают целостность территории Азербайджана временными рамками, а Баку огранчивает статус Нагорного Карабаха рамками целостности Азербайджана.

Если же сопредседатели до конца последовательны в своих заявлениях, а самое главное, честны в своих намерениях, то к своему заявлению они должны добавить следующее:

Франция, Россия и США поддерживают территориальную целостность Азербайджана и не признают независимости Нагорного Карабаха, отмечая при этом, что вопрос будущего статуса Нагорного Карабаха как части Азербайджана является пунктом переговоров между сторонами.”

или же

“Франция, Россия и США поддерживают территориальную целостность Азербайджана и не признают независимости Нагорного Карабаха, отмечая при этом, что вопрос будущего статуса Нагорного Карабаха является пунктом переговоров между сторонами, при условии сохранения территориальной целостности Азербайджана.”

Если же отделение Нагорного Карабаха в принципе не исключается сопредседателями, то пора Азербайджану ставить крест на имеющемся сегодня на столе переговоров документе и начинать всё с чистого листа. Но это уже будет последним шансом Минской Группы проявить, наконец, свою дееспособность, особенно учитывая, что мировое сообщество в другой части света приняло резолюцию, которая не так расплывчатa и двусмысленна, как заявления сопредседателей МГ.

Вугар Сеидов, к.и.н.
Будапешт
http://www.regnum.ru/news/974646.html
http://www.day.az/news/politics/112243.html

Mar 21 2008
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized
Вугар Сеидов: «В азербайджанском обществе растёт вполне оправданное недовольство недееспособностью МГ ОБСЕ»

Интервью Day.Az с азербайджанским политическим обозревателем, проживающим в Венгрии, Вугаром Сеидовым.

Вугар муаллим, как известно, принятая недавно резолюция ООН по Нагорному Карабаху вызвала ажиотаж среди стран-сопредседателей МГ ОБСЕ и в самих странах-сторонах конфликта. Президент Армении Роберт Кочарян назвал её «попыткой Азербайджана уравновесить принятую резолюцию о независимости Косово и подчеркнуть, что Косово не может стать прецедентом для Нагорного Карабаха». Как Вы прокомментируете данную оценку?

– Действительно, после провозглашения косовскими властями независимости края и признания её целым рядом стран резолюция ООН по Нагорному Карабаху стала первым событием из разряда breaking news. Приняв резолюцию, международное сообщество направило ясный сигнал центробежным силам в государствах мира, что им не следует расчитывать на повторение косовского сценария в других частях света. На этом связь карабахской резолюции с Косово заканчивается.

Дальше начинаются спекуляции. К примеру, попыткa Еревана объяснить своё дипломатическое фиаско наспех выпеченным тезисом о том, что, мол, данной резолюцией Азербайджан пытался после признания независимости Косово уравновесить чаши весов, является самообманом. Впервые подобную интерпретацию усилий Азербайджана высказал министр иностранных дел Армении Вардан Осканян, который, поспекулировав сперва перед своей внутренней аудиторией о том, что «принятие резолюции с помощью 20-25 исламских стран это на самом деле поражение, а не победа», подвёл своих армянских слушателей к идее, что азербайджанцы «взвесили обстоятельство косовского прецедента и подобное поражение и решили, что даже таким образом стоит провести резолюцию, дабы компенсировать воодушевление Армении или Нагорного Карабаха в связи с прецедентом Косово».

Оказывается, если верить Осканяну, Азербайджан давно мог провести эту резолюцию с таким же результатом, но, дескать, мы сами понимали, что это означает поражение. А после Косово мы настолько запаниковали, что решили, перефразируя армянского министра, «обломать кайф» армянам даже ценой собственного «поражения».

Ну ответьте мне, можно ли воспринимать такую трактовку всерьёз? Если бы Азербайджан мог добиться голосования по резолюции ещё в прошлом году даже с перевесом в один голос, он не медлил бы ни дня! И при выборе даты голосования ни Азербайджан, ни секретариат ООН не руководствуются временем «ловли кайфа» в Ереване, чтобы поскорее иx «обломать». Так что попытка увязывания резолюции с вопросом Косово настолько же провальна, как и дипломатические усилия Армении за последние годы. Спрашивается, если Армения знала, что подобный результат означает на самом деле поражение, а не победу, то почему тогда она всячески препятствовала Азербайджану самостоятельно и добровольно достичь этого «позора»? Наверное, от большой любви к Азербайджану.

И сегодня эту идею повторяет Роберт Кочарян.

– Совершенно верно. Видимо, эта мысль, за неимением других, настолько понравилась в Ереване, что там решили взять её на вооружение. Ну и Бог с ними!

Чем же тогда в действительности мотивировался Азербайджан, внoся на повестку дня Генеральной Ассамблеи проект резолюции?

– Для меня кажется очевидным другое объяснение, более реалистичное. Данной резолюцией Баку хотел расшатать Минскую Группу ОБСЕ, которая не продвинулась ни на йоту в своей дееспособности. В азербайджанском обществе растёт вполне оправданное недовольство позицией МГ, которая и сама не решает вопрос, и, с другой стороны, всячески отговаривает Азербайджан самостоятельно выяснить отношения с агрессором, отхватившим у него часть территории. А это путь к замораживанию оккупации на долгие годы, что делает формат так называемых «переговоров» весьма неэффективным. Азербайджанская делегация идёт на переговоры только для того, чтобы пожимать руки официальным представителям государства-агрессора и слышать каждый раз одно и то же: «ваши территории мы освободим не полностью, а частично». При этом сопредседатели улыбаются нам в лицо и пытаются убедить нас в том, что это и есть компромисс, за который мы должны быть премного благодарны и ответить взаимностью, желательно в виде оставшейся части территории. Можно не сразу, а частями и в течение многих лет и путём различных ухищрений, но всё же отдайте им то, что они хотят и хотели с самого начала.

Так, извините, зачем нам такие переговоры, зачем нам такое посредничество?

Ведь позиция Армении, прикрывающейся Минской Группой, мало отличается от поведения террористов, захвативших в заложники людей и требующих выполнения своих условий в обмен на освобождение заложников. Армения, захватив территории соседа, пытается выторговать у него часть его территории, заплатив при этом его же товаром. При этом сопредседатели даже не заикаются насчёт противозаконности захвата как самого Нагорного Карабаха, так и прилегающих к нему районов. Где же тут компромисс? Компромисс, это когда Армения получает, допустим, Нагорный Карабах, а отдаёт взамен что-то своё, а не чужое. А армяне хотят платить Агдамом, Джебраилом, Физули, Зангеланом, Губадлы, и даже Лачин с Кельбаджаром хотят оставить себе. С каких это пор захваченные незаконно земли превращаются в разменную монету? И все эти разговоры ведутся на глазах у МГ, которая изображает продуктивность переговорного процесса.

Может, причина в нежелании МГ оказать давление на одну из сторон?

Разумеется. Начнём с состава МГ. Очень хочется поинтересоваться, что делает среди них Франция? С каких пор эта страна считается нейтральной, когда она не стыдясь принимает закон об уголовной ответственности за отрицание того, что не произошло? Таких стран в мире – единицы. Надо быть до такой степени фанатом Армении, чтобы принять такой закон, которого, кстати, даже в самой Армении нет! Поэтому, совсем непонятно, откуда среди стран-сопредседателей взялась Франция. К Франции у меня даже больше претензий, чем к России, которая, фактически, владеет Арменией, не говоря уже о военной помощи. И как может считаться нейтральным государство, которoe до сих пор не отменилo полностью позорную 907-ую поправку? И, наконец, все три страны дружно голосуют против резолюции по Нагорному Карабаху.

Выходит, правы Кочарян и Осканян, когда говорят, что Баку намерен распустить МГ?

– Этот вопрос лучше будет переадресовать внешнеполитическому ведомству, так как ответ на него входит в компетенцию МИД АР, а не независимых политологов. Однако со своей стороны позволю себе предположить, что подобное решение вызвало бы полную поддержку в азербайджанском обществе, которое начинaет уже испытывать раздражение неэффективностью формата МГ.


А как же насчёт угроз Кочаряна, что ответственность за срыв будет лежать на Баку? Напомню, что он также сказал, что «если Баку не устраивает формат переговоров, то это не значит, что мы должны от него отказаться. Если они не хотят вести переговоры, пусть не ведут».

– Вообще-то Кочарян занимается плагиатом, столь характерным для его соплеменников. Впервые подобная фраза была высказана вообще-то руководителем пресс-службы МИД Азербайджана Хазаром Ибрагимом, который, если Вы помните, комментируя слова Осканяна о том, что «если Азербайджан на переговорах будет брать за основу резолюцию ООН, то Армения выйдет из переговоров», заявил, что «Азербайджан не заставляет Армению вести переговоры и, вообще, никто силой не удерживает её в этом процессе». Как видим, плагиат в области фольклора и искусства перерос теперь уже в плагиат мыслей и внешнеполитических заявлений.

Как бы то ни было, если Азербайджан выразит недоверие МГ, что будет означать его роспуск (иначе, как можно вести переговоры в формате, которому не доверяешь), то никто не позволит Еревану обвинять Баку в срыве переговоров. Чтобы переговоры не срывались, нельзя ставить на стол переговоров проекты документов, которые заведомо неприемлимы для Азербайджана. Поэтому у Армении, как собственно и у самих сопредседателей, не будет никакого морального права в чём-то обвинять Азербайджан. Мы – жертва агрессии, а не агрессоры. И согласившись на мирный путь решения конфликта, мы хотим не всё, а только своё. Чужого нам не надо. Если формат МГ не предполагает возвращение нам нашего же, то тогда нам придётся возвращать своё без МГ. Благо, за нами стоит международное право, и недавняя резолюция – тому подтверждение.


Но ведь и Армения не дремлет. В частности, в сегодняшнем же заявлении президент Кочарян пригрозил, что «если Баку будет и дальше продолжать свою нынешнюю политику, то Ереван в ответ признает Нагорный Карабах и заключит с ним договоры, в частности, в военной сфере». Не означают ли эти угрозы дальнейшую эскалацию напряжённости?

– Вовсе нет. Вообще-то я не совсем понимаю, чем, собственно, грозится Кочарян. Армения давно должна была признать независимость Нагорного Карабаха и заключить с ним всякие договоры, в том числе и в военной сфере. Это намного облегчило бы работу азербайджанской дипломатии. Впрочем, и военных. Всем и так ясно, что никакой независимости Нагорного Карабаха нет, как нет и никогда не было в этой части Азербайджана никакой республики, тем более независимой. Регион контролировался сперва Азербайджаном, теперь контролируется Арменией и фактически полностью включён в её состав с некоторыми намёками на самоуправление в вопросах местного значения.

Признание независимости Нагорного Карабаха поставило бы всё на свои места, а так называемая «военная помощь» со стороны Еревана сделала бы формальной то, что сегодня является только фактической – агрессию Армении против Азербайджана и её прямое участие в оккупации части территории Азербайджана. И тогда пусть Армения не удивляется, если удар нанесётся и по её территории. И тут уже никакие союзнические обязательства по ОДКБ не спасут Армению, так как не станет Россия вмешиваться в конфликт, в котором её форпост выступает не просто в роли фактического агрессора, но и вполне формального.

Если Армения пытается сознательно спровоцировать развитие событий по подобному сценарию, то, думаю, ей следует сперва проконсультироваться со своими хозяевами в Кремле и получить от них хорошую оплеуху за попытку втянуть Москву в чужой конфликт. Как известно, «подстав» Россия не терпит.

Так что пусть Кочарян не грозится, а поскорее делает то, чего мы от него давно уже ждём.


Не является ли сегодняшнее заявление Вардана Осканяна в интервью бейрутской газете «Аздак», что «в случае необходимости Армения возьмёт курс на новую политику для обеспечения самоопределения и безопасности самопровозглашенного Нагорного Карабаха», продолжением шантажа Азербайджанa признанием Нагорного Карабаха?

– Опять же не совсем понятна суть шантажа. Шантажировать можно тем, чего другая сторона панически боится и всячески опасается. Признания Арменией несуществующей независимости несуществующего государства Азербайджан никогда не опасался, более того, относился к этому с некоторым юмором, так как забавно будет наблюдать за незавидным одиночеством Армении, которая сама поставит себя в глупое положение в мире.

В политическом руководстве Армении правая рука совершенно не ведает, чем занята левая. С одной стороны Кочарян грозится признанием независимости Нагорного Карабаха, а с другой стороны его земляк и будущий преемник на посту президента Серж Саркисян в статье «Двигаясь дальше в Армении», опубликованной в газете «Вашингтон Пост», пишет буквально следующее: «Перед Арменией стоит ряд внешнеполитических задач, которые мы надеемся решить. Одной из них является давнишний конфликт между нашей страной и Азербайджаном по поводу того, кем должен контролироваться Нагорный Карабах» (выделено респондентом – Day.Az).

Открыто признав, что конфликт идёт между Арменией и Азербайджаном, Серж Саркисян неосторожно использует термин «контролировать». Хотелось бы знать, как понятие «контроля» соотносится с «самоопределением»? Ни слова про независимость, ни слова про «НКР». В конфликте только две стороны – Армения и Азербайджан. И весь сыр-бор вокруг того, кем Нагорный Карабах должен «контролироваться». Так что, прежде чем грозиться признанием несуществующей независимости несуществующего государства, Кочаряну следует сперва поработать над устранением подобных «ляпов» со стороны его коллег, особенно когда выходят на международную аудиторию.

Своим «шантажом» Кочарян и Осканян, по всей видимости, полагают, что «триумфальное шествие» признаний независимости Косово повторится и в случае с Нагорным Карабахом. Ну что же, у них есть шанс это проверить. Я вообще не сомневаюсь, что вопрос солидарности в мире Армения зондировала неоднократно и, получив разочаровывающие результаты, сама не решалась признать того, чего нет. Сочувствующих Армении в этом вопросе в мире не нашлось. А теперь Кочарян и Осканян хотят выдать Азербайджану их воздержание от признания Нагорного Карабаха в качестве некоего одолжения.

Не знаю, есть ли такая благодарность, которой азербайджанцы смогли бы когда-нибудь расплатиться за такое «великодушие» Кочарянa и Осканянa. Иначе мы иx вечные «должники».
http://www.day.az/news/politics/112193.html

Mar 15 2008
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized
Вугар Сеидов: «Заявление Вардана Осканяна попытка сохранить лицо»



Комментируя принятие Генеральной Ассамблеей ООН резолюции по Нагорному Карабаху, министр иностранных дел Армении Вардан Осканян заявил, что итоги голосования «стали своеобразным барометром настроений международного сообщества» и «сигналом Азербайджану со стороны международного сообщества», добавив, что подавляющее большинство стран ООН «отверглo односторонний подход к этому вопросу».

Напомним, что резолюция была принята 39-ю голосами «за» против семи «против» при 100 воздержавшихся и 46-ти отсутствующих.

Комментируя заявление главы внешнеполитического ведомства Армении, азербайджанский политолог Вугар Сеидов отметил следующее:

«Сегодняшнее заявление главы МИД Армении Вардана Осканяна представляет собой ничто иное, как попытку «спасти лицо» после позора в связи с принятием Генеральной Ассамблеей ООН резолюции по Карабаху. Спекуляции В.Осканяна по поводу «отвергания» мировым сообществом резолюции напоминают оптимистические заявления Саддама Хусейна о «сокрушительной победе над США», каждый раз после разрушительных авианалётов союзников на Ирак. Вывод сербской армии из Косово летом 1999-го года Слободан Милошевич также называл «победой».

Понятно, что, выдавая провал за успех, армянский министр пытается не падать духом и поддержать своих коллег и соотечественников. Тем не менее, то, как он легко причисляет воздержавшиеся страны к числу тех, кто отвергнул резолюцию, проголосовав «против», вызывает по меньшей мере снисходительную улыбку. Оказывается, для армянского министра важен не сам факт принятия Генеральной Ассамблеей резолюции, а количество воздержавшихся от голосования и не принимавших в нём участия государств. Если количество воздержавшихся и не принимавших участие в голосовании можно с такой лёгкостью причислять к голосующим «против», то чем тогда, интересно, было вызвано ликование в армянском обществе, когда 18 июня 1987 Европарламент принял резолюции о признании т.н. «армянского геноцида» 68 голосами «за», 60 – «против» из 518 членов?»

В.Сеидов отметил, что несмотря на то, что резолюции Генеральной Ассамбели ООН являются, скорее, декларативными, сам факт принятия резолюции по Нагорному Карабаху является вкладом в копилку моральных побед молодой азербайджанской дипломатии на международной арене.

http://www.regnum.ru/news/971823.html
http://www.day.az/news/politics/111631.html

Mar 15 2008
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized
Вугар Сеидов: “Самоуправление народов возможно и без переставления флажков, и в качестве карманного платка недопустимо рассматривать не только население непризнанных республик, но и территории государств.”


Российский политолог Сергей Маркедонов, выступая 14 марта на “круглом столе” по итогам слушаний в Госдуме по проблеме непризнанных республик, отметил, что “в вопросе замороженных конфликтов необходимо делать акцент не на флажки, а на интересы проживающих на этих территориях людей”. По мнению С.Маркедонова, нельзя не учитывать мнение населения этих территорий и тем более рассматривать их в качестве платка, который можно перекладывать из одного кармана в другой – из московского в тбилисский или американский.

Аналогичную позицию 14 июня 2006-го года озвучил бывший министр иностранных дел Армении Раффи Ованнисян в статье “Целостность и определение – всё дело в нации”, вышедшей в газете “The Moscow Times“, на которую автор этих строк ответил статьёй “Всё дело в территории”, не опубликованной, впрочем, редакцией той же газеты (прим.: редакция “The Moscow Times“, тем не менее, опубликовала в тот же день статью Талеха Зиядова “Целостность и определение – всё дело в территории”; см. также статью Вугара Сеидова в Day.Az «В основе армяно-азербайджанского конфликта лежит сугубо территориальный фактор, и принцип «права нации на самоопределение» в отношении Нагорного Карабаха абсолютно неприменим» и Фуада Ахундова “Кто виноват в карабахском тупике?”).

Позволю себе не согласиться с позицией С.Маркедонова. Очевидно, под “флажком” российский политолог подразумевает принцип территориальной целостности государств – основу основ и святая святых международного права, закреплённую в Уставе ООН. А под интересами людей – вильсоновский принцип права нации на самоопределение или, в случае с непризнанными псевдо-республиками, скорее даже стремление национальных меньшинств и этнических общин добиться для себя права пользоваться этим правом, причём в условиях неколониальных национальных государств (nationstates).

Налицо попытка путём использования различных фразеологических оборотов и сравнений (платок, флажок, паспорт и т.д.) надавить на противоположную принципу территориальной целостности чашу весов и 1) наделить некоторые нац.меньшинства и общины вильсоновским правом, причём там, где оно неуместно и неприменимо, и 2) поставить это право выше принципа территориальной целостности – опять же, избирательно, не принимая в расчёт тот факт, что российское государство само является одной из самых полиэтнических стран мира.

Между тем, ни Азербайджан, ни Молдова, ни Грузия никогда не были и не являются колониальными империями, как, впрочем, и не могут считаться колониями их исторические провинции, расположенные географически, порой, в самом центре государства и представлявшие собой (до недавних этнических чисток) этнически смешанное население. Помимо этого, нет и никогда не было таких наций, как нагорно-карабахцы, косовары или приднестровцы, а есть и всегдa были армяне, албанцы, украинцы, русские, молдоване – нации, которые давно и вполне успешно самоопределились в форме создания независимых государств в определённых политических границах. Вводя в оборот термин самоопределения наций, Вудро Вильсон имел в виду колониальные народы, у которых не было государственности, и, очевидно, не включал в их число многочисленные национальные меньшинства в самих метрополиях, проживающие в силу тех или иных исторических, демографических и миграционных обстоятельств за пределами родственных им национальных государств (напр., немцы Трансильвании, датчане Швеции, украинцы Канады и др.)

Совершенно очевидно и то, что самоопределение – это не космический шатл многоразового использования. Многократное применение этого принципа в условиях глобализации, интеграции и нескончаемой миграции человечества, граничащее со злоупотреблением, приведёт мир к катастрофе, о которой федеративное российское государство точно не должно мечтать.

И всё же, если исходить из логики С. Маркедонова, что, дескать, воля национальных меньшинств превыше установленных государственных границ, то опять же не вполне понятно, почему этот принцип применяется выборочно и, учитывая мнение одной группы людей, пренебрегаются предпочтения другой? Как известно, население горных областей Карабаха на протяжении веков было смешанным. Таким же двухобщинным оно станет после неизбежного возвращения в регион изгнанных оттуда азербайджанских внутренних переселенцев (IDP). В Абхазии до депортации грузины вообще составляли большинство, а Южная Осетия и по сей день представляет собой смешанное население. С.Маркедонов выражает сомнение в восстановлении в будущем лояльности населения столичным властям: “Давайте уберём российских миротворцев из региона – разве завтра жители Абхазии и Южной Осетии пойдут получать грузинские паспорта, записываться в грузинскую армию, открывать бизнес в Тбилиси? Нет. То же касается и Карабаха; его также нужно рассматривать в этом контексте – идентичности и лояльности.”

Предположим. А разве пойдут и должны будут идти в абхазскую или юго-осетинскую (или, чего ещё лучше, российскую) армию грузины, проживающие в течение веков в Гальском районе или в грузинских сёлах Самочабло? Разве захотят получaть некие “нагорно-карабахские” (или, чего ещё лучше, армянские) паспорта шушинцы или жители многочисленных азербайджанских сёл, проживавшие в течение веков в самом сердце Азербайджана? Чем мнение и воля армян, абхазцев, осетин выше и весомее мнения азербайджанцев и грузин из тех же регионов? Если интересы людей, по Маркедонову, заслуживают большего акцента, нежели “флажки”, то как поступить с азербайджанцами Дербента, исторически связанными с родственниками в Азербайджане и не всегда горящими желанием служить в российской армии? Даёт ли данный тезис право армянам Самцхе-Джавахети, азербайджанцам Квемо-Картли, Мосула, Ирана, грузинам Азербайджана, туркам Болгарии, болгарам Молдовы, русским Нарвы, казахам Астрахани, корейцам Казахстана и многим другим считать себя отдельной национальной единицей, к которой применим принцип самоопределения в масштабах, которые гнут на своём пути все “флажки” и пограничные столбы? Если да, то готова ли сама Россия к потенциальным “карабахам” на своей территории, и не являются ли путиновские укрупнения регионов разминированием своей территории от рассыпанных по всему федеративному государству мин замедленного действия?

Наконец, вполне резонный вопрос: почему мнением населения непризнанных псевдо-республик внезапно заинтересовались и возвели до уровня гласа Божьего именно сейчас, т.е. после изгнания оттуда грузин и азербайджанцев, и почему вопрос статуса регионов спешат решить и закрепить на бумаге до их возвращения в свои дома? Не потому ли, что вопрос “флажков” на самом деле является КЛЮЧЕВЫМ и его следует поскорее решить в отсутствии тех, мнением которых сегодня пока ещё вполне можно пренебречь? А ведь к началу армяно-азербайджанского конфликта азербайджанцы составляли примерно 25% населения НКАО. Сегодня депопуляция армянских населённых пунктов и рост азербайджанского населения области в изгнании (самих IDP и их потомков) довели удельных вес азербайджанцев до 40%. А если принять формулировку армянских радикалов относительно оккупированных азербайджанских районов вне Нагорного Карабаха и считать их на самом деле “освобождёнными” и частью так называемого “НКР”, то тогда сегодняшние 130.000 армян региона не дотянут даже до 30% населения! Хотелось бы знать, где должны быть расставлены “флажки”, если перемещение их не входит в интересы 70% населения, ожидающего своего возвращения в регион и не горящего особым желанием менять свои паспорта?

На самом деле, природа армяно-азербайджанского конфликта – сугубо территориальная. Тезис о праве нации на самоопределение используется лишь в качестве красивой терминологической ширмы (и то неуместно), за которой стоят банальные территориальные устремления Армении. Суть конфликта не имеет ничего общего с волей народа (иначе, как можно добиться счастья одного народа за счёт счастья другого?), а сводится к обычному желанию Армении и мирового армянства расширить своё жизненное пространство. Учитывая, что земля – это, примерно, как пирог – чем больше отхватишь у соседа, тем меньше у того останется, посягательство Армении на территорию Азербайджана может спровоцировать последнего либо на возвращение того, что у него отобрали, либо на аналогичный захват части территории обидчика. Сердцевина конфликта – территория, земля, почва, песок – всё то, что образует термин ГЕО-политика! Фактор “гео” понимают в обеих столицах, его понимают со-председатели, на подсознательном уровне это понимают и крестьяне с обеих сторон, фермеры, чабаны, пасущие скот на пастбищах, рыбаки, расставляющие сети в реках. Различные мифы – начиная от принадлежности региона тому или иному народу со времён бегающих там динозавров до так называемой экономической отсталости региона и дискриминации населения в советское время – созданы и направлены на службу одной единственной цели – изменения границ! Флажков! Тех самых флажков, на которые сегодня предлагают не обращать внимание и сконцентрироваться вместо этого на интересах населяющего регион народа. На тех самых интересах, которые в конечном итоге сводятся всё к тем же флажкам.

Интересы населяющих непризнанные “республики” народов могут вполне быть соблюдены и без переставления пограничных столбов и перекрашивания карт в другие цвета. Исходя, опять же, из логики моего оппонента, если вопрос территории сегодня не так важен, как вопрос населения (с чем я категорически на согласен), то зачем тогда вообще ставить вопрос о статусе? Ведь интеграция их в мировое сообщество, о чём С.Маркедонов говорит почти открытым текстом, непосредственно соприкасается с вопросом об их статусе. Социокультурные связи можно вполне развивать, не затрагивая наиболее чувствительный нерв конфликта – территориальную ассоционированность этих четырёх регионов, их политическую принадлежность (хотя бы на формальном уровне) Кишинёву, Тбилиси и Баку. Широкое самоуправление сецессионных регионов при формальном сохранении их в составе трёх государств позволяет добиться как желанного самоопределения, так и территориальной целостности. И волки сыты, и овцы целы.

Условием же достижения этой цели является в первую очередь политическая воля и взаимное доверие сторон, включая Москву и Ереван. Развивая приведённый С.Маркедоновым пример, если двое последних будут продолжать выдавать российские и армянские паспорта жителям соответствующих регионов и поощрять сепаратизм, то процесс примирения и ре-интеграции только затянется. Если же жителям этих регионов поступит из двух столиц ясный сигнал, что им следует постепенно свыкнуться с идеей принадлежности иx к другому обществу и начать чувствовать себя гражданами, соответственно, Молдовы, Грузии и Азербайджана, то, возможно, они и пойдут получать новые паспорта и записываться в новые армии. Поэтому, многое зависит и от поведения России и Армении, которые могут и должны повлиять на подконтрольные им общины в соседних странах.

Вугар Сеидов, к.и.н.
Будапешт (Венгрия)

http://www.regnum.ru/news/fd-abroad/issues/971839.html

Mar 05 2008
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized
Вугар Сеидов: «Тот факт, что режим Кочаряна для отвлечения внимания от внутренних проблем решил устроить провокацию на карабахском направлении, является доказательством того, что Армения напрямую вовлечена в конфликт».

В связи со вчерашним нарушением режима прекращения огня на линии фронта, Day.Az попросил известного политического обозревателя Вугара Сеидова вкраце прокомментировать ситуацию. В своём комментарии В. Сеидов подчеркнул следующее:

«Так называемой армии обороны Нагорного Карабаха нет в природе. Есть вооружённые силы Республики Армения, которые дислоцированы как в самой Армении, так и её экспедиционный корпус на оккупированных территориях Азербайджана, включая Нагорный Карабах. Это единый и неделимый организм с общим командованием и общим бюджетом. На оккупированных территориях проходят службу призывники из Армении, и здесь же власти Армении припрятывают «излишки» тяжёлой техники, выходящие за рамки установленных для неё лимитов. Министерство обороны так называемой «НКР» существует только на бумаге, и это сделано для того, чтобы подчеркнуть «независимость» этой территории, которой на самом деле нет. В действительности же, оккупированная азербайджанская область административно полностью инкорпорирована в Армению, что доказывает наличие у официального Еревана прямых территориальных претензий к Азербайджану и полностью отвергает миф о независимости Нагорного Карабаха.

Ещё одним доказательством прямого вовлечения Армении в конфликт с Азербайджаном является зеркальное отражение разгоревшегося после выборов внутреннего конфликта в Армении на ситуации на линии соприкосновения войск в Карабахе. Тот факт, что режим Кочаряна для отвлечения внимания от внутренних проблем решил устроить провокацию на карабахском направлении, является великолепным доказательством того, что Ереван прекрасно контролирует ситуацию в Карабахе и никакой самостоятельности Нагорного Карабаха нет. Республика Армения напрямую вовлечена в конфликт, и нет никакой «карабахской стороны». Это ещё раз свидетельствует о том, что армяно-азербайджанский конфликт носит сугубо территориальный характер и он не имеет ничего общего с набившим оскомину «самоопределением» так называемого «народа Нагорного Карабаха». Всё обнажилось.

При выработке путей разрешения конфликта МГ ОБСЕ должна исходить из этих очевидных фактов и отвергнуть попытки Армении ввести мировое сообщество в заблуждение о существовании некоего «права» некоего «народа» на некое «самоопределение». Это самый банальный территориальный конфликт, не имеющим ничего общего с правами человека или правами национальных меньшинств. Всё сводится к территории».

http://www.day.az/news/politics/110588.html