May 31 2007
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized

Тога гражданина и рубище труса, или кое-что о тех, кто рвется в политэмигранты

Одним из самых моих любимых произведений является бессмертный роман «Мастер и Маргарита» великого Булгакова. Глядя на происходящее ныне, мне вспоминаются слова главного персонажа этого романа Иешуа Га Ноцри, поразившие нравственным укором могущественного, но струсившего прокуратора: «В числе человеческих пороков одним из самых главных он считает трусость».

Действительно, иначе как трусостью массовое бегство отечественных интеллектуалов и назвать трудно. Тем более, когда эта трусость пытаются облечь в форму патриотизма и когда трусы пытаются убедить собеседника в том, что они не бегут из страны, а стремятся создать условия для продолжения борьбы. Желательно, где-нибудь в благополучном зарубежье.

Они бегут, бегут, бегут…

Увы, но закрытие газет «Реальный Азербайджан» и «Гюнделик Азербайджан», вместо того, чтобы сплотить ряды тех немногих независимых журналистов, что еще остались в нашей стране, сыграло роль катализатора совсем иных процессов. Все большее число наших журналистов стали озираться на Запад, пытаясь использовать выгодный, с точки зрения всеобщего внимания к проблеме в области свободы слова, момент для личного обустройства на Западе. Нечто подобное мы уже наблюдали после президентских выборов 2003 года, когда статус политического эмигранта получило довольно большое число людей, имеющих к оппозиции весьма отдаленное отношение.

И сейчас, к моему глубочайшему удивлению, в числе тех, кто просит политического убежища, есть люди, доселе никак не замеченные в применении к ним реальных, масштабных репрессий, судебных процессов, похищений, избиений, в то время как те, кто действительно рискует стать если не вторым Эльмаром Гусейновым, то вторым Эйнуллой Фатуллаевым, остаются в стране. К примеру, как стало известно, в числе попросивших политическое убежище за рубежом есть экс-ведущие безобиднейшей в политическом плане передачи «Gece yarisi» на телеканале «Space» Ильхамийя Рзаева и ее супруг Гамид Хересчи, но нет среди таковых шеф-редактора «Гюнделик Азербайджан» Шахвеледа Чобаноглу и исполнявшего обязанности главного редактора «Реального Азербайджана» Чингиза Султансоя. Хотя, простая логика подсказывает, что редактор и шеф-редактор рискуют куда больше, нежели авторы безвредных культурно-театральных обзоров в этих изданиях.

А я вспоминаю главного редактора журнала «Монитор», моего учителя, Эльмара Гусейнова. Пройдя через тридцать с лишним судебных процессов, через огромные бытовые проблемы, непонимание, попытки подкупа и угрозы он продолжил свой бой и даже не подумывал об отъезде. Великий гражданин и патриот понимал всю необходимость своего присутствия в Азербайджане и отвергал любые разговоры о возможности отъезда отсюда. Хотя, возможности для этого были огромные. Не уехал из Азербайджана даже Эйнулла Фатуллаев, хотя также мог бы это сделать. Не уезжают из страны многие известные политологи, политики и экономисты, хотя многие из них могли бы это сделать и имеют полное право сказать: «Я сделал все, что мог». Но они молчат, ибо время всех расставит по своим местам. Оно справедливо оденет в тогу борца и патриота одних, и прикроет душевную наготу других жалким рубищем беглеца и труса.

«Разве я лежу на розах?!»

Сегодня на наших глазах происходят похороны совести тех, кто бежит с тонущего корабля борьбы за демократизацию Азербайджана, за свободу слова и мысли. Глядя на происходящее, невольно начинаешь задумываться о том, не для того ли те, кто околачивается у зданий посольств различных стран мира, приходили на разрешенные пикеты, и писали свои бессмысленные культурологические опусы, чтобы при первой пробоине в корабле получить политическое убежище?! Дай Бог, чтобы это было не так. А то я стал уж слишком разочаровываться в людях. Но в любом случае, с просьбой о предоставлении им политубежища выступают ныне большей частью те, кто не может найти себе применения в Азербайджане, те, кто предпочитает обезопаситься от возможных репрессий при том, что реальной угрозы их жизни НИКОГДА не было.

Настоящие же патриоты остаются и продолжают бой. Они вправе сказать тем, кто так рвется за кордон крылатую фразу последнего царя Мексики Гватемозина. Когда его, вместе с касиком Такубой пытали, касик не смог сдержать крик. Увидевший это Гватемозин воскликнул: «Разве я лежу на розах?!».

Действительно, разве мы лежим на розах, господа потенциальные политэмигранты? Увы, но этот вопрос виснет в воздухе. Слишком уж многие ныне лелеют возможность отъезда на Запад – в это общество всеобщего и полного благоденствия. Безусловно, одежда на Западе качественнее, чем в Азербайджане, а выбор продуктов, от которых ломятся полки супермаркетов, бесконечно разнообразнее. В эстетическом смысле глаз отдыхает: не жизнь, а страничка из гламурного журнала. С голода на Западе не умрешь, даже если захочешь. К примеру, что говорить о голоде, если в Швеции наркоманам здесь доставляют домой шприцы и наркотики, а алкоголикам – выпивку и закуску.

Там, у покинувших Азербайджан, и получивших политическое убежище на Западе, будут отдельные квартиры, деньги, возможность выучить язык, а если они пожелают, то и возможность интегрироваться в общество своей новой Родины. Так что в бытовом смысле у них всё хорошо. Так пройдут годы. У тех, кто покинет Азербайджан, вырастут дети, которые не захотят возвращаться домой, в Азербайджан. Они привыкнут к высокому уровню жизни, у них появятся здесь друзья, интересы, планы. Для них судьба Азербайджана будет понятием аморфным и далеким.

А что же наши господа беглецы, якобы подвергаемые политическим гонениям? Вполне возможно, что на закате своих лет они выйдут на веранды своих особняков и попытаются вздохнуть на чужбине запах Родины. Но у них этого не получится. Они выбрали иной воздух, иную жизнь, иную судьбу. Они бросили Родину в беде, предпочтя счастье личное, борьбе за счастье общественное. И, чувствуя всю тщетность своих усилий, на закате своей серой и никчемной жизни нынешние беглецы вполне возможно смахнут скупую слезу. Они готовы будут променять все свое благополучие на один день жизнь в борьбе за истинно демократический Азербайджан. Но будет уже поздно – выбор судьбы давно уже будет сделан…

Акпер Гасанов

http://www.day.az/news/politics/81355.html

—————————————————-

Не судите, да не судимы будете

Евангелиe от Матфея (7, 1-1)

 

В последнее время всё чаще звучит тема эмиграции и даются различные моральные оценки решениям граждан покинуть родину и переехать в другие страны. Кто-то уезжает в поисках лучшей доли, кто-то едет воссоединиться с роднёй, кто-то бежит от преследований (чего уж греха таить – есть и такое!), кого-то по работе переводят в головной офис за границей, кого-то командируют, кому-то инвестиционный климат за рубежом кажется более привлекательным для вложения честно заработанных или наворованных денег. Кто-то едет лечиться и, вылечившись, боится потерять восстановленное здоровье (особенно нервы) сразу же по прибытии на родину. Кто-то едет учиться и, не найдя для себя ничего подходящего из “полумиллиона” обещанных рабочих мест на родине, вынужден бывает подобрать одно-единственное оставшееся неразобранным рабочее место на чужбине. Причин для эмиграции – сотни.

Точно так же совершенно разными бывают суждения и аргументы дебатирующих на эту тему людей, как диаметрально противоположными бывают и моральные оценки, даваемые нелёгкому решению человека покинуть родину. Кто-то сходу называет эмигрантов предателями, а кто-то, наоборот, советует своим близким не губить себя и попытаться самореализоваться и найти применение своему таланту и знаниям там, где это востребовано и ценится. Сама по себе тема довольно чувствительная, а если учесть ещё и гиперэмоциональность нашего народа, то при дискуссиях на тему эмигрантов переход на личности, вешания ярлыков, обобщения и неспособность элементарного дифференцирования становятся уже традиционными. Битьё себя в грудь и клише “а что лично ты сделал для родины?” превращаются в характерный атрибут подобных дебатов. Один мой приятель на этот вопрос дал довольно философский ответ: “А я ничего для родины не сделал! Я сидел и не вредил!”

Уехавшие по сотням разных причин соотечественники вливаются в нашу растущую диаспору. Сегодня азербайджанская диаспора насчитывает миллионы соотечественников. Она подарила нашему народу и нашей культуре сотни ярких имён, личностей, которые, возможно, не стали бы таковыми в иной среде или оставшись на родине. Трудно сказать, стали бы Араз Агаларов, Тельман Исмаилов, Фарман Салманов, Сабит Оруджев, Вагит Алекперов, Мамедбагир Алиев, Чингиз Абдуллаев, Мубариз Мансимов, Адиль Багиров, Джавид Гусейнов, Томрис Азери, Эльдар Эфендиев, Тамила Абасова, Хиджран Алиева и сотни других известных соотечественников теми, кем они являются сегодня, останься они в своё время на родине. Верится с трудом. А ведь у каждого из них были свои причины оставить привычную атмосферу, среду, родственников, друзей и переехать на чужбину. И что теперь, назовём их всех трусами, предателями, бегущими с тонущего корабля крысами, а вместе с ними и всю нашу многомиллионную диаспору?

Трус не тот, кто покидает страну, а тот, кто независимо от своего местонахождения не делает ничего и остаётся безразличным ко всему происходящему на родине. Увы, таких на исторической родине – тысячи! Точно так же героями являются не все те поголовно, кто остались в стране, а те, кто, оставшись или эмигрировав, продолжают вносить посильную лепту в позитивное изменение на родине. Слава Богу, и таких тысячи – как за границей, так и в стране! Можно сидеть в министерском кресле и плевать на судьбу страны, а можно жить в далёком Чили и делать для родины больше, чем тысячи оставшихся в стране равнодушных ко всему граждан вместе взятых. Перед моими глазами – бесчисленное количество таких примеров, которыми можно только гордиться! Для ведения политической борьбы совсем необязательно физически сталкиваться лбами с оппонентами или видеть их воочию каждый день и тихо плеваться вслед, пройдя мимо и не поздоровавшись. Благо, существуют и интернет, и вэбкамеры, и телемосты, и мобильная телефонная связь. Осуждать человека за его желание обеспечить себе и своей семье безопасность или хотя бы минимум благосостояния (человеческое здравохранение, человеческое школьное образование своим детям, элементарную экологическую безопасность, цивильное отношение к себе как налогоплательщику со стороны гос.чиновников – т.е. всё то, что было разрушено отбывающими назаказние “эксами” и ныне действующими министрами), осуждать человека, принявшего драматическое решение переместиться физически из одной страны в другую, но оставшимся при этом азербайджанцем – ниже всякой этической нормы! Всё это напоминает детский спор: “У тебя жёлтая майка, а у меня оранжевая. Я выиграл!”

Oтносительно журналистов, попросивших недавно убежище в других странах, скажу только одно – опять же это их личное решение и никому до этого не должно быть дела. Если человек чувствует угрозу своей безопасности, у него есть полное право воспользоваться международным законодательством, а именно женевской конвенцией 1951 года. И если другой журналист, у которого гораздо больше оснований для поиска убежища, не ищет его и остаётся в стране – это тоже его право. Ни первый не становится “трусом”, ни второй не превращается в героя. Добавлю лишь, что иностранные государства статусом политэмигранта не разбрасываются. И если кому-то этот статус они дают, значит на это имеются все основания. Предоставление статуса политэмигранта или отказ является лучшим индикатором того, имелась ли реальная угроза безопасности того или иного человека. И если такой статус предоставлен, значит все разговоры на этот счёт должны быть закрыты.

Эмигрировать или остаться – свободный выбор каждого человека. Никто не имеет морального права осуждать своих соотечественников, решивших переехать в другую страну. Азербайджанцем человек перестаёт быть не с момента пересечения государственной границы на паспортном контроле, а с того момента, когда он перестаёт себя чувствовать таковым. А таких и в самом Азербайджане немало. Перед моими глазами – сотни примеров из числа тех, кто живёт в Азербайджане, но не может связать даже одного предложения на родном языке и не может назвать хотя бы одного азербайджанского писателя или композитора. В то же время, в Старом и Новом Свете мне посчастливилось быть в гостях у многих семей третьего (!!!) поколения эмиграции, где за чашкой душистого азербайджанского чая с ореховым и тутовым варением можно насладиться мелодией хрестоматийного азербайджанского языка, уже давно позабытого на родине, и в которых маленькие дети могут безостановочно читать бесценные строки из “Хамса”. Это семьи, которые отмечали дату 28 мая все 90 лет, и все эти годы трёхцветный флаг висел за окном. А ведь и они могли в своё время остаться и “продолжать борьбу” – бороться сперва с С.М.Кировым, потом М.Дж.Багировым, Н.И.Ежовым, Л.И.Берией, НКВД, КГБ, КПСС. Сгнили бы они в бесчисленных сталинских лагерях, зато стали бы “героями”. А так они уехали и превратились в “предателей”. Как и вся многомиллионная диаспора, которая выбрала “иной воздух”, “иную жизнь”, и которая всенепременно будет вытирать скупую слезу, понимая, что “настоящими” героями стать уже поздно, потому как выбор судьбы уже давно сделан…

Вугар Сеидов и миллионы таких же “предателей”

Будапешт (Венгрия)

http://www.day.az/news/politics/81481.html

May 28 2007
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized

Мирный план необходимо строить на паритетной основе, и вопрос о создании Лачинского коридора необходимо увязать с созданием аналогичного в Мегри

В прошедшую пятницу была ещё немного приоткрыта завеса над содержанием проходящих в условиях строгой конфиденциальности переговоров между Баку и Ереваном относительно мирного урегулирования армяно-азербайджанского конфликта. Поводом на этот раз послужил визит в Баку двух сопредседателей Минской группы ОБСЕ от России и Франции – Юрия Мерзлякова и Бернара Фасье. В тот же день заявление для прессы сделал также министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров. Учитывая, что в заявлениях сопредседателей и нашего министра речь шла, в основом, об одних и тех же вопросах, а именно о судьбе 7 оккупированных районов и будущего Лачинского коридора, приходится догадываться, что подача очередной дозы информации общественности вовлечённых в конфликт двух стран была заранее согласована между ведущими переговоры дипломатами. В пользу этого мнения говорит также отсутствие на этот раз взаимных обвинений в нарушении конфиденциальности переговоров.

Некоторые утечки имели место быть и в прошлом. Но на этот раз ситуация немного отличается от предыдущих. Если в прошлом каждая из сторон частично раскрывала содержание мирного плана, делая при этом полностью противоположные и взаимоисключающие заявления, ставя тем самым в недостаточно удобное положение, в первую очередь, самих сопредседателей, к которым в поисках истины обращались окончательно запутавшиеся представители общественности двух стран, то на этот раз суть заявлений сопредседателей и министра иностранных дел Азербайджана практически полностью совпадает, что ставит в глупое положение теперь уже Армению. Ведь не могут же сопредседатели и официальный Баку, сговорившись, одновременно врать и только один Осканян, наподобие одинокого глашатая в пустыне, говорить одну правду! Получается, когда армянский министр всё это время успокаивал своих граждан, что о возвращении Кельбаджара и Лачина речь на переговорах вообще не идёт и заявления Баку об освобождении всех семи оккупированных районов представляют собой лишь инсинуации, не до конца честен с общественностью своей страны был именно глава армянского МИДа. Впрочем, оставим это на его совести и сконцентрируемся на сути вопроса.

Глава внешнеполитического ведомства Азербайджана недвусмысленно отметил, что «территориальная целостность Азербайджана не может быть поставлена под сомнение. На данном этапе переговорного процесса обсуждаются вопросы вывода армянских войск с оккупированных азербайджанских территорий и возможности возвращения вынужденных переселенцев в свои дома. Все семь находящихся под оккупацией соседних с Нагорным Карабахом районов должны быть возвращены Азербайджану, и никто не может поставить это под сомнение».  

Примечательно, что эту же мысль повторили на пресс-конференции и сопредседатели. Так например, комментируя острую реакцию Еревана на заявление президента Алиева об имеющейся договоренности об освобождении всех семи оккупированных районов, российский сопредседатель Юрий Мерзляков, в частности, сказал: «когда каждая из сторон говорит о передислокации войск с оккупированных территорий, обе они имеют ввиду одно и то же, но выражают это разными словами. И сопредседатели имеют ввиду вывод войск именно из всех семи районов. Но понятно, что это займет много времени, это не может быть сделано разом». А его французский коллега Бернар Фасье однозначно подтвердил, что график освобождения оккупированных районов «будет зависеть от того, каким будет план действий международных миротворческих сил на этих территориях, но все 7 районов должны вернуться под контроль Азербайджана».

Такое же единодушие наблюдалось и в комментировании дипломатами будущего Лачинского коридора. В своих заявлениях и Мамедъяров, и сопредседатели сослались на сопротивление Еревана в вопросе освобождения Лачина, но тут же отметили, что район армянам освобождать всё же придётся. Речь может идти только об определении разумной ширины той дороги, которая связывает (исключительно в транспортном смысле) Армению с Верхним Карабахом. «Лачинская дорога проходит между гор, и в данном случае необходимо обеспечивать безопасность населения и прохождения грузов. Военные эксперты должны просчитать, с каких точек можно или нельзя обстреливать дорогу». Такого же мнения придeрживаются сопредседатели. Юрий Мерзляков заявил, что «на переговорах речь идет об освобождении всех семи районов, но обсуждается и вариант создания Лачинского транспортного коридора». А Фасье тут же добавил «в пределах разумной ширины, конечно же».

Как видим, и Баку, и сопредседатели говорят о безусловном освобождении всего Лачинского района, а возможность сохранения коридора с Арменией ограничивают нейтрализацией полосы вдоль автомобильного шоссе, модернизированного за счёт пожертвований армянской диаспоры (кстати, большое ей спасибо за такую инвестицию в нашу экономику!) О нейтрализации какой-либо полосы вдоль дороги, идущей в Карабах через Кельбаджар, речь, по-видимому, не идёт. Это большой плюс.

“Плюс” хотя бы потому, что благодаря откровениям сопредседателей мы, наконец-то, убедились, что всё это время в заблуждение свою общественность вводил Ереван, а не Баку. Но всё же это всего лишь плюс, а не полноценная дипломатическая победа. Что же в таком случае не достаёт до неё?

Большим упущением с нашей стороны является то, что с самого начала обсуждение конфликта и поиск путей выхода из него были ограничены только рамками Нагорного Карабаха. Армянам удалось закрепить в сознании мирового сообщества термин “нагорно-карабахский” конфликт. Тем самым создавалось впечатление, что убийства, этнические чистки и прочие нарушения прав человека происходили только на территории Азербайджана и в его нагорно-карабахской провинции. И “спорной” территорией был тоже один только Нагорный Карабах. Сама Армения была тут как бы ни при чём, а выполняла роль всего лишь стороннего наблюдателя и советника этнических армян в Азербайджане. Не было, разумеется, азербайджанского меньшинства в Армении, не было их депортации и убийств. Всё произошло очень быстро, а следовательно и ворошить прошлое незачем. А то, что около 70 “турков” было между делом зарезано, это издержки “добровольной миграции”. Как же без них!

Между тем, правильнее было бы назвать конфликт именно армяно-азербайджанским. Война шла не только внутри Нагорного Карабаха, но и вдоль всей линии армяно-азербайджанской государственной границы. Помимо внутренних переселенцев в Азербайджане (как азербайджанского происхождения, так и армянского, т.е. армян, переселившихся из разных регионов Азербайджана в его нагорно-карабахскую провинцию), были ещё и беженцы в классическом определении этого термина – т.е. граждане Армении и Азербайджана, нашедшие убежище за пределами государственных границ стран своего прежнего проживания. А это поголовно всё азербайджанское меньшинство Армении (в простонародии “еразы”), а также те армяне Азербайджана, которые в поисках убежища пересекли государственную границу Азербайджана. Я уже не говорю про участие вооружённых сил Армении в войне на территории Азербайджана и про то, как Кельбаджар был атакован с двух сторон. Следовательно, сторонним наблюдателем Армения никогда не являлась, и ограничивать конфликт рамками одного Нагорного Карабаха с самого начала переговорного процесса было недопустимо.

Тем самым армянской стороне удалось превратить судьбу азербайджанской провинции в единственный объект переговоров, удобно оставив в стороне азербайджанский аналог Карабаха, потенциально существовавший на территории Армении. А ведь на февраль 1988-го года азербайджанцев в Армении насчитывалось в 1.5 раза больше, чем армян в НКАО, и территорию они занимали в 1.5 больше, чем территория всей карабахской автономии в Азербайджане (даже вместе с Шушинским районом). Дисбаланс был создан ещё в 1921 году, когда большевики, создав автономию в Верхнем Карабахе, не создали аналогичную автономию для азербайджанцев в Армении. Окончательным закреплением этой потери стало согласие Баку обсуждать условия самой высокой автономии для армян Нагорного Карабаха, не подняв даже (хотя бы формально) вопрос о самой низшей автономии для азербайджанской общины Армении, находящейся сейчас в изгнании. Потеря паритета стала одним из наших серьёзных дипломатических упущений на макро-уровне.

Помимо этого было ещё немало упущений на микро-уровне, например обсуждение вопроса демилитаризации Лачина и нейтрализации разумной ширины вдоль автомобильного шоссе без увязывания этой темы с вопросом создания аналогичного нейтрального коридора в такую же разумную ширину вдоль железнодорожного полотна и шоссе в Мегринском районе. Определённые попытки поднять этот вопрос делал в своё время Г.Алиев, и даже в своё время удалось включить этот вопрос в повестку дня переговоров в Париже и Ки-Уэсте. Однако закрепить это в повестке дня сегодняшних переговоров Баку пока не удалось (по крайней мере, об этом ключевом вопросе пока ничего не слышно.). А может и удалось, но общественность об этом не знает, так как не входит эта тема пока в дозу утечки, позволенной сопредседателями. Если же это в действительности не удалось, то создание охраняемого миротворцами Лачинского транспортного коридора без создания Мегринского эквивалента будет для нашей дипломатии большим упущением и досадным голом в наши ворота. Будем ждать следующей дозы информации.

Вугар Сеидов, к.и.н., политолог

Будапешт (Венгрия)

http://www.day.az/news/politics/81216.html

May 24 2007
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized

Give a better try, Mr. Melikyan.
Эквивалентом армянских беженцев из Азербайджана могут быть только азербайджанские беженцы из Армении

Двадцать четвёртого мая агенство Новости-Армения распространило заявление так называемого “советника” так называемого “президента” ну уж совсем так называемой “нагорно-карабахской республики” Армана Меликяна, который попытался связать перспективу возвращения азербайджанских беженцев в Нагорный Карабах с вопросом возвращения армянских беженцев в Азербайджан. Сразу оговоримся, что под понятием “Азербайджан” г-н Меликян подразумевает, как вы все понимаете, международно-признанную территориию нашей страны с вычетом её нагорно-карабахской составляющей. Ну Бог с ним, не в этом суть. А-ля “советник” заметил, что, «раз уж никогда прежде не ставился вопрос возвращения армянских беженцев на свои прежние места проживания в Азербайджане (“Азербайджан” в армянском понимании этого термина), идеальным местом для их расселения, следовательно, может быть Карабах». Не будем заострять особого внимания на распространившейся тенденции неупоминания прилагательного “Нагорный” в устах армянских аналитиков и всё более частого использования гораздо более терраёмкого географического понятия “Карабах”. Проигнорируем этот очередной армянский каприз и сконцентрируемся лучше на другом.

Меликян намекает о возможности возвращения азербайджанских беженцев в Нагорный Карабах при условии возвращения армянских беженцев из Баку, Гянджи, Ханларa, Горанбоя и других районов Азербайджана в места их прежнего проживания на территории нашей страны либо же при условии расселения их на территории Нагорного Карабаха. Понятно, что “советник” держит весь азербайджанский народ за дураков и надеется протащить одно из двух: либо создать на оставшейся территории Азербайджана второй потенциальный “Нагорный Карабах” (т.е. пятую колонну), либо же добиться изменения демографической ситуации в самом нагорно-карабахском регионе за счёт спасительной статистики из числа армянских беженцев из азербайджанских регионов за пределами Нагорного Карабаха. И тут меня одолевает дилемма: а не согласиться ли нам с “гроссмейстером” Меликяном, заселив в Нагорном Карабахе также политического аналога тех самых армянских беженцев из Азербайджана – а именно азербайджанских беженцев из Армении (в простонародии “еразов”), коих ещё на 1988-ой год насчитывалось 212.000 человек (без учёта родившихся уже в изгнании потомков)?

Первый вариант – заведомо утопистский. Понятно, что армянские беженцы никогда не вернутся в регионы Азербайджана за пределами Нагорного Карабаха, и если всякие доморощенные “советники” будут продолжать настырничать и щеголять своим интеллектом, то Баку неминуемо поднимет вопрос о возвращении азербайджанских беженцев в свои родные сёла в Зангезуре, Амасии, Зангибасаре, Восточном Гёйче и т. д. Не приходится сомневаться, что даже сам Меликян прекрасно догадывается об этой утопии. Цель очевидна – предложить заведомо невозможный сценарий, дабы заставить всех всерьёз задуматься над вторым вариантом. А цель второго варианта – хоть кое-как спасти увядающую армянскую демографию его родного “НКР” перед лицом неминуемого голосования по статусу региона, который состоится лет через 15-20 ПОСЛЕ возвращения туда расплодившихся азербайджанских беженцев из Карабаха вместе с их потомками. Отсюда и политические конвульсии и “мозговая” активность армянских “аналитиков” в попытке хоть как-то спасти украденный товар.

Есть такое выражение – “шибко умный”. Синонимом может служить ещё одно русское слово “деловой”. Используют эти выражения, когда говорят о ком-то, кто держит тебя за дурака, а себя, разумеется, перехитрившего всех кругом. Так вот, в последнее время армянская сторона на переговорном процессе демонстрирует свою “шибкоумность”, полагая, что кругом одни “лохи” и “фраера”. Можно использовать, конечно, и другие достижения русского народного жаргона, но, надеемся, и так ясно, что имеется в виду.

За всё время переговорного процесса Ереван пытался упорно вовлечь в процесс так называемую “третью сторону конфликта” в лице никем не признанной самопровозглашённой “Нагорно-Карабаxской Республики”. Попытка, разумеется, неудачная, заранее обречённая на провал, хотя смысл понятен – лихорадочное желание хоть как-то легитимизировать непризнанное и нелегальное административное образование на части оккупированной азербайджанской территории.

Реакция Баку все эти годы была однозначной: политически Нагорный Карабах не является игроком в армяно-азербайджанском конфликте – будь хоть третьим, вторым, или даже первым, а является всего лишь географическим термином в пределах границ Азербайджанской Республики. И если речь идёт о населении региона как яблоки раздора, то на переговорах оно может быть представлено никак не иначе как двухобщинное, а не моноэтническое, как того желает армянская сторона, пытающаяся узаконить этнические чистки. Т.е., переговоры могут идти либо по формуле 1+1 (Баку и Ереван), либо же 2+2 (Баку, Ереван и две общины Нагорного Карабаха).

Осознавая, что лидеру карабахских сепаратистов Аркадию Гукасяну в одиночку без лидера азербайджанской общины в изгнании Низами Бахманова никак не сесть за стол переговоров, армянские политологи внезапно проявили “гибкость” и пошли на “уступку”, назвав это “компромиссом”. Они заявили, что допускают возможность участия Бахманова, наряду с Гукасяном, в переговорах, но только при условии сохранения “баланса” и участии в переговорах армянского “аналога” Бахманова. И как вы думаете, кто же этот недостающий “аналог” Бахманова с армянской стороны? Вроде ведь все в сборе – и Алиев, и Кочарян, и Гукасян с Бахмановым.

Вот тут-то внезапно и проявляется “шибкоумность” армянских дипломатов, полагающих, что вот им удалось перехитрить всех кругом… Под “армянским аналогом” Бахманова армяне подразумевают лидера недавно созданной организации армянских беженцев из Азербайджана, обосновавшихся в Армении. Смешно, правда? То есть, думая по-армянски, Нагорный Карабах уже добился независимости, это уже состоявшееся государство, разумеется, с исключительно армянским населением, член ОБСЕ, Совета Европы, ООН, если вообще не Совета Безопасности ООН, Евросоюза и G-9. A если кто-то хочет представлять на переговорах беженцев и общины в изгнании, то вот вам и армянский представитель в лице лидера беженцев из Азербайджана.

Ребята, шибкоумность можно проявлять в другом месте, а не на переговорах с усиливающимся Азербайджаном. Баланс означает баланс, а не дисбаланс. Формула переговоров в сумме своей останется только чётной: 1+1, 2+2 или же 3+3. Если кое-кому в Ереване в ответ на привлечение к переговорам азербайджанской общины Нагорного Карабаха очень хочется вовлечь в переговорный процесс также армянских беженцев из Азербайджана, то в ответ на такой “ответ” за стол переговоров сядет также представитель азербайджанской общины Армении в изгнании. Какая бы формула переговоров ни была, нынешний переговорный баланс нарушен не будет. Нагорный Карабах может быть представлен только двумя общинами: армянской и азербайджанской. А эквивалентом армянским беженцам из Азербайджана могут быть только азербайджанские беженцы из Армении. И пусть эти “шибко умные” в Ереване не думают, что в Баку не видят политической разницы между беженцами из Армении и внутренними переселенцами из Нагорного Карабаха, даже если все они по национальности азербайджанцы.

Вугар Сеидов, к.и.н., политолог
Будапешт
http://www.day.az/news/armenia/80959.html

May 20 2007
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized
ВУГАР СЕИДОВ – ЛАУРЕАТ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНОЙ ПРЕМИИ


Четырнадцатого мая в Москве в историческом здании МГУ им. М.В.Ломоносова на ул. Моховой состоялась торжественная церемония награждения лауреатов престижного международного научного конкурса “Общая история”. На суд предстaвительного жюри были представлены 88 монографий и исследований, 8 из которых вышли в финал. В номинациях могли участвовать учёные из стран СНГ и Балтии в возрасте до 40 лет, являющиеся авторами оригинальных исследований в области истории ХХ-ХХI веков. Эта первая международная профессиональная премия, присуждаемая ученым из постсоветского пространства, отличившимся выдающимися исследованиями в области истории.


Конкурс “Общая история” учрежден в 2006 году историческим журналом “Родина”, историческим альманахом “Русский сборник”, издательством “Европа”, Институтом стран Азии и Африки МГУ им. М.В.Ломоносова (ИСАА), Федеральным информационным центром “Регнум” при поддержке некоммерческой организации Фонд развития “Институт евразийских исследований”. В состав жюри под председательством директора Государственного Архива РФ профессора Сергея Мироненко вошли именитые учёные и общественные деятели России и других стран: директор ИСАА, профессор Михаил Мейер; ректор РГГУ, профессор Ефим Пивовар; профессор МГИМО Владимир Дегоев; член Совета по науке, технологиям и образованию при президенте РФ Симон Кордонский; профессор Центрально-Европейского университета Алексей Миллер; депутат парламента Эстонии Эльдар Эфендиев; профессор Славянского университета в Бишкеке Александр Князев.
Отрадно отметить, что лауреатами премии стали также двое наших соотечественников: кандидат исторических наук, политолог, учредитель Азербайджанской Национально-Культурной Ассоциации в Венгрии Вугар Сеидов (за работу “Бакинский нефтяной узел начала ХХ века: современное состояние архивной базы проблемы”) и сотрудник НАНА Назрин Шакирзаде (за исследование “Азербайджанская Республика во внешнеполитических и внешнеэкономических процессах (1991-2006)”).
В день церемонии награждения прошла научная конференция, на которой, помимо приглашённых высоких гостей, выступили с докладами по теме исследований лауреаты премии. По окончании конференции состоялась церемония вручения финалистам дипломов и денежных премий. В торжественной церемонии принял участие известный на пост-советском пространстве историк и политолог, учредитель информационного агентства “Регнум”, начальник управления администрации президента РФ по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами Модест Колеров. Поздравив победителй с победой, он особо отметил выделяющуюся среди всех остальных работу Вугара Сеидова и в торжественной обстановке предложил автору издать по теме исследования монографию в престижном московском издательстве. Под апплодисменты участников церемонии наш соотечественник с благодарностью принял это почётное предложение. Выступивший на последовавшем после церемонии награждения банкете Вугар Сеидов отметил, что несмотря на развал СССР, наши народы объединяет общая история, общее прошлое, общие невзгоды и победы. Не случайно конкурс называется не “Всеобщей историей”, а именно “Общей историей”. И от этой “общности” никуда не деться. Наш соотечественник подчеркнул, что ему особенно приятно, что конкурс учреждён именно в России, а торжественное мероприятие прошло именно в стенах родного alma mater МГУ, который дал ему образование, сыграл неоценимую роль в формировании его мировоззрения, профессиональных навыков и становлении как учёного.
Вугар Сеидов родился и вырос в Баку. Окончил исторический факультет МГУ, а в 1995 году там же защитил кандидатскую диссератацию по теме “Архивы бакинских нефтяных фирм (источниковедческое исследование)”. В дальнейшем наш соотечественник закончил ещё два европейских университета – Центрально-Европейский университет в Праге-Будапеште по специальности “европоведение” и Кембриджский университет по специальности “международные отношения”. Вугар Сеидов выступал с докладами на многих международных конференциях в Кембридже, Дерби, Колумбийском университете (Нью-Йорк), Новом Орлеане, Чикаго, Чарлтоне, Будапеште, Кракове; в составе международной делегации принимал участие в одной из самых первых образовательных проектов ООН в Северной Корее. В настоящее время В.Сеидов живёт с семьёй в Будапеште, предоставляет международным организациям консалтинговые услуги по правовым, гуманитарным и международным вопросам. Он единственный в азербайджанской диаспоре Венгрии обладатель учёной степени<!–[if !supportFootnotes]–>[1]<!–[endif]–>.
В беседе с корреспондентом АзерТадж Вугар Сеидов рассказал о жизни наших соотечественников в Венгрии, деятельности в стране азербайджанского посольства и диаспоры: “Азербайджанская община Венгрии внимательно следит за процессами на исторической родине. Хотя многие наши соотечественники выехали за рубеж, уже наверное, навсегда, тем не менее связь с родиной не прерывается. Благо, живём не в эпоху холодной войны и железного занавеса. Да и интернет и спутниковое телевидение делают расстояния весьма условными. Жизнь диаспоры заметно изменилась с открытием в Будапеште 2.5 года назад посольства Азербайджана. Хочу особо отметить деятельность нашего посла Гасана Азизовича Гасанова, которого я считаю настоящим патриотом Азербайджана. За 2.5 года работы посольства благодаря инициативам и проектам Г.Гасанова и профессиональной работе всех сотрудников нашего дипкорпуса в Будапеште, венгерская общественность узнала про нашу страну, пожалуй, больше, чем за все предыдущие десятилетия. Не случайно министр иностранных дел Венгрии Кинга Гёнц совершила недавно поездку в Баку. Это является свидетельством расширяющихся связей между двумя странами, которые, я уверен, и впредь будут развиваться динамично и поступательно. На этой неделе состоятся торжественные мероприятия, посвящённые нашему национальному дню 28 мая. Убеждён, что они пройдут на таком же высоком уровне, как и мероприятися прошлых лет.”
Коснувшись деятельности диаспоры, лауреат конкурса отметил: “Осенью этого года в Анталье пройдёт форум представителей диаспоры – учёных и журналистов – организованный Гос.комитетом по работе с азербайджанцами, проживающими за рубежом. Хотя перед мартовским форумом представителей азербайджанских и турецких диаспор, несмотря на наши неоднократные заявки, Комитет почему-то проигнорировал нашу ассоциацию, как, собственно, и позабыты мы были во время форума диаспоры в Анталье летом 2006 года, я надеюсь, что в работе форума учёных этой осенью мы участие всё-таки примем. Внимание со стороны Комитетa в Баку – это в первую очередь вдохновение для дальнейшей деятельности активистов диаспоры. Мы очень заинтересованы в сохранении этого внимания.”
В заключении азербайджанский учёный отметил, что для него высшее счастье означает быть Азербайджанцем. И высшая мечта для него – видеть процветающую родину!
<!–[if !supportFootnotes]–>

<!–[endif]–>
<!–[if !supportFootnotes]–>[1]<!–[endif]–> Сотрудники посольства не относятся к диаспоре.
May 01 2007
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized
Причина в нас самих

В канун годовщины ходжалинской трагедии партия ПЕА организовала посвящённое этому событию мероприятие и разослала приглашение всем дипломатическим миссиям, действующим у нас в стране. Приглашение было дружно проигнорировано большинством зарубежных дипломатов. Не так давно та же партия решила организовать ещё одно мероприятие, посвящённое, на этот раз, обнаруженным в Губе массовым захоронениям времён дашнакского террора. И вновь дипломатический корпус, за исключением представителей нескольких стран, оставил приглашение без внимания. Возмущению организаторов презентации и отечественных СМИ не было предела. Иностранцев обвиняли в двойных стандартах, предвзятости к нашей стране, равнодушии и т.д. Совсем недавно азербайджанские студенты Центрально-Европейского университета (ЦЕУ) в Будапеште и представители нашей диаспоры в Венгрии распространили в университете десятки экземпляров брошюры “Карабахские реалии”, изданной Фондом Гейдара Алиева на разных языках в канун годовщины ходжалинской резни. На следующий день руководство университета разослало всему профессорско-преподавательскому и студенческому составу циркулярное письмо, в котором заявлялось о формальном дистанцировании университета от содержания брошюры, отметив при этом, что “у университета совершенно иная миссия”, а именно “содействие демократии в регионе”.

Несмотря на то, что в университете чуть ли не каждую неделю проводятся мероприятия на аналогичные темы (Холокост, Голодомор, геноцид в Руанде, Сребренице, военные преступления и преступления против человечности в различных регионах мира, тот же самый “геноцид армян”), на которых присутствуют и выступают известные политики, академики и сотрудники именитых международных организаций, именно мы, азербайджанцы, удостоились такого “особого” внимания со стороны руководства университета. И именно наши мероприятия зарубежные дипломаты стараются не посещать, в то время как посещение холма Цицернакаберд в Ереване является чуть ли не обязательным элементом в программе визита каждого прибывающего в Армению иностранного гостя. Почему два года назад тот же ЦЕУ предоставил актовый зал для демонстрации скандально известного фильма “Арарат”, а заявка азербайджанских студентов на демонстрацию снятого Фондом Гейдара Алиева 12-минутного фильма про Ходжалы на английском языке была отклонена, и в итоге нашим студентам пришлось организовать просмотр в частном, чуть ли не в подпольном порядке?

Хочу особо отметить два ключевых момента: во-первых, обвинить ЦЕУ в анти-азербайджанских настроениях трудно, так как каждый год университет принимает и частично или полностью оплачивает обучение студентов из полусотни государств мира, в том числе более дюжины студентов из Азербайджана, и миссией университета действительно является распространение ценностей открытого общества по всему миру; во-вторых, приведённые факты представляют всего лишь единичный пример в длинной цепи аналогичных случаев по всему миру, и искать объяснение произошедшему в одном только отдельно взятом учебном заведении было бы ошибкой.

Листая брошюру, я задумался над причинами, по которой европейцы стараются устраняться от наших бед – кто-то в форме игнорирования приглашений, кто-то в форме открытого заявления о дистанцировании от наших бед. Вроде бы и фотографии в буклете не слишком графические, чтобы сослаться на ранимую психику европейцев (в документальных фильмах на другие темы, демонстрируемые в европейских организациях, кадры бывают порой более ужасные), и тон текста достаточно выдержан и не содержит откровенных ляпов, за которые пришлось бы потом краснеть перед иностранцами. В чём же тогда причина? Почему отношение к нам в мире совершенно иное?

На самом деле, произошедшее является ярким примером того, как хорошая, вроде бы, идея заканчивается провалом вследствие из рук вон плохого претворения в жизнь и непродуманности. Для меня и многих аналитиков совершенно очевидно, что в данном случае дипломаты проигнорировали не саму тематику Ходжалы, а организатора мероприятия, т.e. партию ПЕА, точно так, как они проигнорировали бы приглашение посетить партийные мероприятия или съезды Мусавата, ПННА или ПНФА. А ведь какое отношение имеет отдельно взятая партия к событиям в Ходжалы и захоронениям в Губе, когда во всем мире подобные мероприятия для зарубежных дипломатов проводятся внешнеполитическими ведомствами стран-хозяек, приглашения которых трудно проигнорировать? Ведь пришли же представители десятков посольств на мероприятие, организованное их коллегами из посольствa Азербайджанa в Венгрии по случаю годовщины Ходжалы, среди которых были и лично послы! Не слишком ли далеко замахнулась ПЕА, пригласив на своё сугубо партийное мероприятие не представителей общественности республики, а дипломатов? Такое не делают даже про-президентские партии “Единая Россия” и “Наша Украина”, у которых международный имидж совершенно иной. Может не следует удивляться, что приглашение ПЕА осталось незамеченным иностранными дипломатами? И не лучше ли было бы для общего дела, если бы брошюры про Ходжалы издал тоже МИД, а не Фонд Гейдара Алиева, у которого репутация за границей, как тут не крути, всё же не та, что дома? Сколько не объясняй иностранцам, что Фонд Гейдара Алиева это не какая-нибудь Аль-Каеда или мaсонское ложе, и сторониться её не надо, все равно издания фонда продолжают отпугивать иностранцев, о чём они открыто заявляют добровольным распространителям брошюр.

Даже если учесть эти технические недостатки и в следующий раз не повторить этиx ошибок, всё равно отношение к нам ещё долгое время будет не таким, как к другим нациям. И причина тому заключается не в том, что азербайджанцы – непопулярные в Европе мусульмане, потомки “тюрок-кочевников”, бывшие коммунисты, и в прочих подобных стереотипах. Причина даже не в происках “всесильного” армянского лобби, которым мы пугаем себя больше, чем оно этого заслуживает, и которое мы всё чаще призываем к себе на помощь в качестве дежурного и довольно удобного объяснения причин всеx нашиx собственныx неудач за границей. Причина заключается в другом – в том, как неправильно мы построили наше общество у себя в стране, в которой фальсификации во время выборов, потеря архитекторами культа личности элементарного чувства меры, невиданная в истории страны и безнаказанная коррупция на всём пути от родильного дома до кладбища, сращивание должностных лиц со своими креслами на долгие десятилетия без своевременной ротации и многое другое превратились почти в ДНК нашей национальной психологии и политической культуры, в визитную карточку нашего государства. Отсюда и имидж нашей нации за рубежом, который не поменять никакими гастролями поп-звёзд и победами спортсменов. Oтсюда и отчуждение иностранцев от нас и дистанцирование от наших бед. И менять этот имидж в иx глазах должны не мы, представители диаспоры, по заказу из Баку, а сами прорабы государственного строительства внутри страны, чтобы облегчить и нашу работу за границей. Иначе сегодняшнее отношение к нам европейцев, схожее с отношением круглых отличников к троечникам-прогульщикам, которых вполне устраивает их предпоследнее место в классе по успеваемости, не изменится никогда. Задуматься есть над чем.

Вугар Сеидов, к.и.н., политолог
Будапешт