Mar 20 2007
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized
Есть ли шансы международного признания ходжалинского геноцида? Увы, никакие!

Недавно лидеры армянского комитета Конгресса США Джордж Раданович, Франк Палон, Адам Шиф и Джо Нолленберг, воодушевлённые избранием их про-армянски настроенной коллеги Нэнси Пелоси спикером Конгресса, представили законопроект, предусматривающий признание этой страной так называемого «армянского геноцида». Ожидается, что голосование по законопроекту состоится до 24 апреля, когда армяне широко отмечают день «геноцида». Примерно полгода назад парламент Франции принял закон, предусматривающий уголовную ответственность за отрицание «армянского геноцида». Резолюции и декларации по признанию «армянского геноцида» в разное время были приняты также парламентами Уругвая, Аргентины, России, Греции, Кипра, Ливана, Бельгии, Нидерландов, Швеции, Швейцарии, Италии, Литвы, Словакии и Канады. Соответствующую резолюцию в 1987 году принял и Европарламент. Несколько раз фразу «армянский геноцид» использовал также бывший глава римской католической церкви Иоанн Павел II.

Радости армян и раздражению турков не было предела. Армяне устраивали шествия благодарности, турки грозились бойкотом товаров из «недружественных» стран, устранением их фирм от участия в различных тендерах и закрытием стратегически важных военных баз НАТО на своей территории. И те и другие тратили миллионы – одни на лоббирование признаний в парламентах «геноцида», другие на их предотвращение. Разумеется, деньги выбрасывались не на ветер, а кто-то эти миллионы исправно получал и преспокойно клал себе в карман. Депутаты в парламентах с радостью разделили этот необычный рынок – одни согласились играть на армян, другие же договорились со своими коллегами из армянского лагеря, что будут принимать пожертвования от турецких «инвесторов».

Лихорадочная игра приняла заразительный характер, и эпидемия перекинулась теперь уже на нас. Армяне постепенно начинают осваивать «сумгаитский» рынок, мы – «ходжалинский». Соседи тратят огромные деньги на открытие каменных глыб и памятных досок памяти жертв «сумгаитского геноцида» в Калифорнии и делают огромные пожертвования в бюджет штата за одно только упоминание этого словосочетания губернатором Арнольдом Шварцнегером, мы же тратим миллионы на издание дорогих материалов и даже поговариваем о международном признании резни в Ходжалы в качестве геноцида. При этом, и в Армении и в Азербайджане дороги в районах пребывают в плачевном состоянии, из кранов идёт мутная «питьевая» вода, школы зимой не отапливаются и в обеих странах в бедственном положении продолжают жить беженцы, которым лишний доллар уж точно никак не помешал бы. Между тем, кто-то хорошенько зарабатывает, и не исключено, что по вечерам сидит в кафе вместе со своим коллегой-депутатом из «противоположного лагеря» и пьёт пиво, обсуждая совместные планы по увеличению этих необычных инвестиций. В глубине души и тем и другим чихать на чаяния армян, азербайджанцев и турок.

Никто при этом не задумывается, а что собственно даст принятие в Богом забытой Боливии или мерией какого-нибудь провинциального европейского города голословной резолюции, что события 1915, 1988 и 1992 года следует считать геноцидом? Известно ли им, что геноцид является одним из самых тяжёлых преступлений, и он по определению не может оставаться безнаказанным? Если имеются подозрения на наличие состава этого вида преступления, то создаётся суд или международный трибунал, который тщательно рассматривает дело, выслушивает доводы и доказательства сторон, устанавливает или отвергает факт осуществления политики геноцида, и, в случае его подтверждения, выносит вердикт против преступников. Особо подчёркиваю – вердикт выносит высококвалифицированный суд, а не поднятые руки голосующих депутатов, среди которых много композиторов, писателей, вольностранствующих художников, «зелёных», «оранжевых», «красно-коричневых» и «голубых». Какой же, в таком случае, практический смысл этих простых деклараций в парламентах (и самое главное многомиллионных расходов), если, протащив в Конгрессе США резолюцию по признанию «армянского геноцида», её авторы ничего, кроме морального удовлетворения за честно отработанные деньги, не получат? Ведь никто наказан за это преступление не будет по одной простой причине – резолюция парламента не будет иметь никакой силы, так как она сама по себе не может заменить вердикта трибунала. Получaeтся глупая ситуация – человечество узнаёт о новом случае геноцида, так вдруг решённом парламентом одной отдельно взятой страны, и при этом оно не может наказать преступников, потому что не имеет на то полномочий.

И вот тут наступает прозрение, что все эти долгожданные резолюции не более, чем филькина грамота, не имеющая никакой юридической силы. И деньги, оказывается, потрачены были зря, поскольку существует огромная разница между политическим признанием геноцида, имеющим всего лишь декларативное значение, и признанием судебным, прошедшим через тончайший фильтр международной фемиды и выдержавшим строжайшую правовую экспертизу.

И всё потому, что прежде чем решать, в каком зарубежном учреждении лучше всего искать лоббистов, армянские апологеты «ай-дата» не удосужились сперва внимательно изучить правовые аспекты понятия геноцид или хотя бы взглянуть в историю.

Когда в 1915 году стали поступать первые сведения о беспорядках в Восточной Анатолии и армяно-турецких столкновениях в Османской Империи, виновницей событий союзники из Антанты априори рассматривали воюющую против них Турцию. И это несмотря на то, что от рук не менее организованных и не хуже вооружённых армянских бандитов гибло мирного турецкого и курдского населения не меньше, чем армян, и в зверствах и жестокости армянская сторона, мягко говоря, ничуть не уступала. В мае 1915 года Англия, Франция и Россия направили османскому правительству заявление, в котором говорилось, что по окончании войны виновные в совершении преступлений против армян будут преданы суду. Именно суду, а не британскому парламенту или Конгрессу США. После окончания первой мировой войны британская армия, вошедшая в Стамбул, и капитулировавшее правительство султана арестовали и переправили на остров Мальта 144 высокопоставленных турецких должностных лицa, обвиняемых в совершении трёх видов преступления: а) неподчинению акту о капитуляции; б) жестоком обращении с британскими военопленными и в) участии в массовых убийствах мирного армянского населения.

В ходе скурпулёзного судебного расследования не было представлено ни одного доказательства совершения геноцида по отношению к армянам, как и не был установлен сам факт проведения политики геноцида. Из 144 обвиняемых только против восьми имелись свидетельства жестокого обращения с британскими военнопленными. Англия обратилась к США с просьбой представить имеющиеся у американцев доказательства, свидетельства или прочие документы в пользу обвинения, однако из Вашингтона пришёл отрицательный ответ. Даже Армянский Патриарх в Константинополе не смог представить доказательствa и свидетельствa. Доказательств не было ни у кого! Каким бы психологически тяжёлым для союзников вердикт Мальтийского Трибунала ни был, он был окончательным – факта геноцида армян установлено не было и обвиняемых следовало оправдать. Это была первая в истории попытка международного расследования и установления судом факта геноцида, закончившаяся вынесением оправдательного приговора. При этом, обвинить членов Трибунала в непрофессионализме, а союзников в симпатиях к туркам, с которыми они воевали долгих 4 года и столицу которых они на момент суда оккупировали, было весьма трудно.

Вторым в истории международным судом и первым в истории вердиктом, вынесенным в признание фактa геноцида, явился Международный Военный Трибунал в Нюрнберге (1945-46), установивший факт политики истребления еврейской нации государственной машиной третьего рейха. Таким образом, первым официально признанным геноцидом в истории человечества стал Холокост.

В 90-е годы прошлого века ООН постановила учредить два международных суда по расследованию подозрений на совершение актов геноцида: Международный Трибунал по бывшей Югославии (1993) и Международный Трибунал по Руанде (1994). Оба трибунала установили факт совершения геноцида – властями боснийских сербов по отношению к мусульманам Боснии и Герцоговины и лидерами народности хуту против народности тутси в Руанде и прилегающих регионах.

Уже в нашем веке ООН постановила учредить ещё несколько международных судов: Отдел Расследования Тяжелых Преступлений (SCIU) в Восточном Тиморе (2000), Специальный Суд по Сьерра-Леоне (2002) и Специальный Трибунал по Камбодже (2003). Кроме того, в 2003 году Переходная Национальная Ассамблея Ирака постановила учредить Специальный Трибунал по расследованию преступлений Саддама Хусейна. Однако задачей этих судов было расследование массовых нарушений прав человека, преступлений против человечности и прочиx тяжёлыx преступлений. Расследование с целью установления фактов геноцида не входило в задачи этих судов, поскольку не было подозрений на наличие состава этого вида преступления.

Таким образом, всего за всю историю человечества было создано 4 трибунала по расследованию обвинений в совершении актов геноцида. Один из них вынес оправдательный приговор, а три установили факт геноцида. Говоря языком международного права, на сегодняшний день имело место быть три акта геноцида: Холокост, геноцид боснийских мусульман и тутси. Всё, точка!

Признания же геноцидов парламентами мира ничего не даёт. Даже если парламенты всех стран примут соответствующие резолюции и только одна Турция будет продолжать отрицать, «геноцид 1915 года» (как, собственно, и сумгаитский, ходжалинский) не превратится в факт и, тем более, ни о каких материальных и территориальных компенсациях говорить не придётся. Сегодня мы и так имеем глупую ситуацию, когда спустя почти 90 лет после Мальтийского Трибунала, расследовавшего свежие события, кучка депутатов парламента Франции (кстати, члена бывшей Антанты) внезапно решает, что геноцид был и его отрицание должно караться лишением свободы. Т.е. трибунал оправдывает тех, кого непосредственно обвиняли в геноциде, а век спустя в тюрьму на 5 лет сажают тех, кто отрицает выводы того самого трибунала. До каких только правовых абсурдов не додумаются политики в погоне за голосами избирателей!

Между тем, международные трибуналы и специальные суды имели один общий недостаток – все они были созданы post-factum, т.е. после совершения преступлений, и круг вопросов, рассматриваемых этими судами, был ограничен в пространстве и времени. К примеру, Международный Трибунал по бывшей Югославии мог расследовать преступления, совершённые только в этой части мира и только в период после начала дезинтеграции Югославии. Поскольку трибунал не был создан до начала конфликта, он, следовательно, не мог предотвратить геноцид мусульман в самом зародыше и его задачей мог быть только следственный и судебный ответ тому, что уже произошло. Понимание этих ограничений и необходимость принятия новых вызовов тысячелетия подтолкнули ООН к созданию в 2002 году беспрецедентного в истории человечества Международного Уголовного Суда ООН (International Criminal Court – ICC) в Гааге. Международный Уголовный Суд ООН зачастую путают с Международным Судом ООН (International Court of Justice – ICJ), который также расположен в Гааге и который призван разрешать конфликты между суверенными национальными государствами, устанавливать правоту или неправоту заявляемых претензий. Задачей же Международного Уголовного Суда (ICC) является расследование четырёх видов преступления: геноцида, преступлений против человечности, военных преступлений (т.е. нарушений четырёх женевских конвенций 1949 г.) и актов агрессии. В римском уставе ICC особо отмечается, что эти виды преступлений должны в первую очередь рассматриваться национальными судами самиx государств, присоединившихся к Суду и признавших, тем самым, его юрисдикцию на своей территории. ICC может приступить к рассмотрению дел только в том случае, если страна не в состоянии или не желает (противится) проводить расследованиe в национальном суде, а также по поручению Совета Безопасности ООН.

Но самое интересное и напрямую касающееся нас заключается в другом, а именно:
1) ООН с созданием ICC будет весьма неохотно учреждать ретроспективно различные трибуналы post-factum, вроде таковых по Югославии и Руанде, а целиком передаст рассмотрение 4-ёх видов преступления новосозданному международному суду;
2) В свою очередь, Азербайджан не может обратиться в ICC по той причине, что наша страна до сих пор не подписала римский устав и не является страной-участницей Суда.
3) Наконец, ICC призван рассматривать преступления, совершённые после 1 июля 2002 года.

Это означает, что когда эмоции вокруг 15-летней годовщины резни в Ходжалы пойдут на убыль и парламентские страсти улягутся, придёт трезвое осознание того, что для Азербайджана с его намерением добиться, наконец-таки, международного признания ходжалинского геноцида поезд опять безнадёжно ушёл. Ни ООН не станет создавать ретроспективно трибунал по Ходжалы, ни ICC не будет рассматривать преступление 1992 года, тем более, что государство, в юрисдикцию которого входит территория, на которой было совершено преступление, так и не удосужилось до сих пор присоединиться к Суду. А «парад признаний» в парламентах разных стран, даже если мы усыпим армянское лобби и добьёмся этого, даст нам разве что моральное удовлетворение, так как юридически сами постановления не будут стоить и той бумаги, на которой они будут распечатаны.

И всё же, есть ли хоть какие-нибудь шансы у Азербайджана на судебное признание международной фемидой ходжалинской резни в качестве геноцида? С самого начала отметим, что у нашей страны практически нет опыта оспаривания или отстаивания национальных интересов в международных судебных органах. В вопросе Нагорного Карабаха ни Армения, ни Азербайджан не пошли на арбитражное решение конфликта в ICJ, а решили искать выход сперва военным путём, потом путём политических переговоров. Причина – отсутствие уверенности и у той, и у другой стороны в услышании, в итоге, желаемого вердикта со стороны ICJ, который стал бы окончательным и обязательным для исполнения. Кроме того, в ICJ принимаются иски одних государств против других, а Армения довольно хитро увиливает от ответственности, официально отрекаясь от участия в конфликте и настаивая, что конфликт, на самом деле, между Азербайджаном и так называемой «НКР». Разумеется, против «НКР» Азербайджан никогда не стал бы подавать иск в ICJ. Да и не являются ни Армения, ни Азербайджан членами ни ICJ, ни ICC.

В вопросе же Ходжалы всплывает ещё один важный вопрос: а кто будет ответчиком? Республика Армения? Вряд ли. Учитывая опыт оправдания Сербии в недавнем вердикте по геноциду в Сребренице, Азербайджану будет, практически, невозможно доказать, что приказ об истреблении населения Ходжалы поступил из Еревана (для Тер-Петросяна это стало бы сюрпризом). Кто же тогда? Роберт Кочарян, который восседал тогда в Ханкенди и, по свидетельству выживших ходжалинцев, принимал участие в пытках и избиениях беженцев? Возможно. Но и здесь руки у Азербайджана связаны. Согласно нормам международного права, действующие главы государств, правительств, министры иностранных дел и дипломаты пользуются неприкосновенностью. Достаточно вспомнить иск Демократической Республики Конго (ДРК) против Бельгии 2001 года, когда ICJ постановил, что ордер, выданный Брюсселем по каналам Интерпола, на задержание министра иностранных дел ДРК Еродии Ндомбаси, обвиняемого в призывах по радио к истреблению меньшинств в стране, был незаконный. Или же вспомним неудачную попытку той же Бельгии задержать через Интерпол действующего премьера-министра Израиля Ариэля Шарона по обвинению в участии его в резне в лагерях беженцев в Сабре и Шатиле в 1982 году. Т.е., завести уголовное дело против Кочаряна и начать проводить расследование, в принципе, можно, но до тех пор, пока он является действующим президентом, задержать его невозможно, даже если он приедет в Баку. Надо ждать, когда он перестанет быть президентом и надеяться, что его тут же нe назначат послом или министром иностранных дел. Тогда можно будет пойти по пути Испании, которая затребовала у Великобритании выдачи уже бывшего главы Чили Аугусто Пиночета.

Теоретически, есть ещё небольшие лазейки на задержание Кочаряна. Иммунитет дипломатов, глав государств, правительств и внешнеполитических ведомств перестаёт действовать, если ордер выдаётся международным трибуналом, созданным Советом Безопасности ООН, а также если его выдаёт ICC и государство является подписантом римского устава ICC, добровольно делегировавшим, тем самым, этому суду право расследования 4 тяжёлых видов преступления, совершённых на его территории. Однако а) учитывая участие российского 366-го полка в ходжалинской расправе, Совбез ООН вряд ли когда-нибудь создаст Трибунал, не натолкнувшись на вето России; б) как уже отмечалось, Азербайджан не присоединился к ICC и поэтому не может рассчитывать на рассмотрение иска в этом международном суде, тем более что события эти произошли до 1 июля 2002 года. Так что, пока Кочарян является действующим президентом, он может спать спокойно.

На сегодняшний день у Азербайджана, опять же теоретически, всего три пути достижения признания международным сообществом итогов судебного расследования ходжалинской резни.

1) Совбез ООН внезапно проникается глубокой симпатией к Азербайджану и создаёт международный трибунал для самостоятельного расследования. Но это нереально. Как уже отмечалось, пока Россия является постоянным членом Совбеза с правом вето, она не сдаст своего «форпоста» на Кавказе. Достаточно ей одного урока с созданием Трибунала по бывшей Югославии. Кроме того, видя 15-летнюю инертность Азербайджана, граничащую с нежеланием проводить судебное расследование (пустопорожние заявления и дешёвый пиар политиков и депутатов не в счёт), Совбез ООН вряд ли будет беспокоиться за нас больше, чем мы сами. В этом смысле, традиционный для азербайджанцев «долгий разбег» и «позднее просыпание» в очередной раз подводят нас.

2) Азербайджан сам создаёт свой собственный трибунал по расследованию Ходжалы и установлению факта геноцида и потом добивается признания его выводов международным сообществом. На это Азербайджан имеет право. Национальный трибунал начинает расследование военных преступлений, преступлений против человечности и геноцида на своей территории (срока давности этих видов преступления не существует), устанавливает круг лиц, причастных к преступлениям, командовавших, участвовавших или вдохновлявших убийства. Если выясняется, что данный «хачик» совершил преступление на территории, подпадающей под юрисдикцию Азербайджана, и он, при этом, не обладает иммунитетом, трибунал выдаёт ордер на его задержание. Если он обладает иммунитетом, то тогда трибунал ждёт, пока неприкосновенность истечёт. Государство, которое не выдаст нам преступника, само будет нарушать международное право, а именно принцип aut dedere, aut judicare – «либо выдай, либо сам проведи расследование». Но с созданием в Азербайджане своего собственного трибунала у международного сообщества неминуемо возникнут сомнения в его легитимности, а также проблемы с признанием миром его непредвзятости и независимости от других ветвей власти. Добиться признания выводов следствия можно будет только, если суд не начнёт вести себя непрофессионально, делать необдуманные политические заявления, и не превратится в политическую марионетку, полностью зависящую от исполнительной власти. Представить себе такое в сегодняшнем Азербайджане пока трудно, особенно если взглянуть в отчёты Совета Европы о состоянии нашей судебной системы. Т.е., представить себе, что азербайджанский трибунал будет судить какого-нибудь армянского командира и, в итоге, оправдает его и отпустит на все 4 стороны и даже отклонит звонок из аппарата президента с просьбой дать ему срок – представить себе такое пока что невозможно. Увы, имидж у нашей судебной системы на сегодняшний день такой, что легитимностью подобный трибунал в мире пользоваться не будет и решения его мало кто признáет. Если создадим трибунал, то его сразу же опошлим. Поэтому уж лучше, чтобы вообще ничего не создавали.

3) Наконец, Азербайджан обращается в ООН с просьбой создать так называемый «гибридный» трибунал, призванный помочь Азербайджану в проведении расследования. «Гибридные» трибуналы создаются ООН по просьбе государств (как правило, «третьего мира»), которые хотят расследования, но, в силу ограниченности ресурсов и квалифицированных кадров в стране, не в состоянии сделать это самостоятельно (например, «гибридные» трибуналы в Сьерра-Леоне и Камбодже). Тогда эксперты ООН приезжают в Азербайджан, учреждают здесь трибунал и сами проводят расследование. В этом случае мир признает этот трибунал, но тогда проблема легитимности суда будет решена за счёт непредсказуемости его результата. И Азербайджану тогда придётся согласиться с заключением экспертов ООН, даже если они установят, что факта геноцида не было. Азербайджан на это не пойдёт, во-первых, из-за риска получения оправдательного приговора, а во-вторых, по той причине, что Азербайджан и ООН вряд ли когда-нибудь смогут договориться о создании на территории Азербайджана абсолютно независимого и неподконтрольного правительству гибридного трибунала. Представить себе такое в условиях сегодняшнего Азербайджана невозможно. Учитывая баснословные зарплаты судей трибуналов ООН, туда потянутся «родственники», «сыночки», начнутся звонки с просьбой о трудоустройстве племянников и пр. В системе правосудия ООН такое безобразие, являющееся нормой у нас, не проходит. Недопонимание будет с обеих сторон, и хорошее начинание не будет доведено до своего логического завершения.

Таким образом, шансов на юридическое признание резни в Ходжалы в качестве геноцида у нашей страны практически нет. Можно, конечно, довольствоваться мало что значащим политическим признанием через Генеральную Ассамблею, собрав друзей Азербайджана и попросив голосовать за резолюцию, как это сделала, к примеру, Палестина в отношении стены в Израиле. Но всем нам известно, как сегодня выполняются резолюции ООН. Кроме того, даже если пойти по пути Палестины и добиться от Генассамблеи ООН запроса в ICJ, «рекоммендательное мнение» (advisory opinion) последнего будет всего лишь факультативным и никого ни к чему не обязывающим. Ведь стоит же по сей день стена в Израиле, несмотря на заключение ICJ в ответ на запрос Генассамблеи ООН. Кроме того, делегировав ОБСЕ полномочия по урегулированию конфликта, ООН вряд ли пойдёт на дальнейшее обострение отношений, особенно после шумихи по поводу внесения членами ГУАМ вопроса об обсуждении нерешённых конфликтов в повестку дня Генассамблеи ООН.

Ну и наконец, заведение уголовного дела против должностных лиц в контексте мирного урегулирования будет выглядеть немного нелогично. Тогда армяне перестанут встречаться, и переговоры просто рухнут. Надо либо встречаться и вести переговоры, либо же выйти из переговоров, провести военную операцию и привести военных преступников под трибунал. Делать одновременно и то, и другое не получится.

Но самое страшное даже не в этом. Если вдруг переговорный процесс исчерпает себя и начнутся боевые действия, любая попытка «возмездия» армянам за учинённую в Ходжалы резню обернётся не только против самих сверхэмоциональных горячих голов в нашей армии, но и против всего нашего государства, даже если масштабы «возмездия» будут в 10 раз меньше ходжалинского! На дворе уже не 90-е годы прошлого века, и суд в Гааге уже начал свою работу и внимательно следит за всем происходящим в мире. Наблюдать за театром боевых действий, соблюдением женевских конвенций 1949 года, да и вообще за всеми происходящими подозрительными процессами можно будет со спутников чуть ли не в режиме реального времени, и любой ребёнок сможет лицезреть снимки боевых действий в Google Earth. И тут уже никакие оправдания, вроде «мы не делаем ничего такого, чего они не делали по отношению к нам» в Совете Безопасности не пройдут. И поэтому освобождать наши земли придётся всё-таки не топорными методами в стиле одного очень известного в нашей стране офицера, на которые, кстати, армяне будут нас упорно провоцировать под бдительным оком международных наблюдателей, а высокопрофессиональными военными операциями. Думаю, именно на этом стоит нашему государству сейчас сосредоточиться, вместо повторения ошибок армян и следования по дорогостоящему пути, ведущему, впрочем, в никуда.

Вугар Сеидов
политолог, кандидат исторических наук
Будапешт
http://www.zerkalo.az/rubric.php?id=15024&dd=10&mo=3&yr=2007

Mar 16 2007
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized
ТРАЙБАЛИЗМ В ДЕЙСТВИИ
или maşın əldən getdi

Не так давно азербайджанские СМИ осветили пресс-конференцию председателя «Союза возвращения в Западный Азербайджан» и «Комитета защиты прав бывшего министра здравоохранения Али Инсанова» Ризвана Талыбова в связи с началом судебного процесса над экс-министром здравоохранения Али Инсановым. На пресс-конференции Р.Талыбов, в частности, отметил, что возглавляемый им союз осуждает обвинения, выдвинутые против А.Инсанова и проведение над ним судебного процесса. Он назвал несправедливостью то, что до сегодняшнего дня А.Инсанов находится под арестом. Р.Талыбов отметил, что Правление союза и Комитет защиты прав А.Инсанова будут вести совместную работу для того, чтобы добиться снятия обвинений с бывшего министра и аннулирования избранной в отношении него меры пресечения в виде ареста.

На самом деле г.Талыбов своей пресс-конференцией оказал поистине медвежью услугу своему патрону. Его заявления в «защиту» экс-министра – настоящий подарок стороне обвинения. Прокомментирую только некоторые выдержки из выступления председателя ОВЗА.

«Это не суд над Али Инсановым, это суд над преступлениями ЙАП», – сообщил Р.Талыбов. Если ЙАП все эти годы была «преступной» партией, то почему же Али Инсанов, будучи вовсе не рядовым её членом, не видел этого и ему необходимо было обязательно оказаться за решёткой, чтобы внезапно «прозреть»? Как может человек, который сам признаётся в передаче полумиллиарда долларов партии, не интересоваться, на какие цели тратятся эти деньги?

«Али Инсанов обвиняется в присвоении имущества на сумму 3,11 миллиарда долларов. Следует иметь в виду, что он руководил не самым «прибыльным» министерством. Что же говорить о других министрах. При таком раскладе не исключено, что Фархада Алиева обвинят в присвоении 10 миллиардов».

Пожалуй, г.Талыбов сам не понимает, что он говорит! Говоря о том, что Инсанов руководил не самым «прибыльным» министерством, он забывает при этом пояснить для несведущего, а что, собственно, означает в данном контексте термин «прибыльное министерство»? Может, всё-таки, поясните аудитории, г.Талыбов? Кроме того, если, по признанию самого Талыбова, минздрав был не самым прибыльным, то следует ли понимать это так, что в плане «прибыльности» у минздрава хоть какие-то достижения в турнирной таблице всё же были? По логике языкознания словосочетание «вовсе не самый первый» означает далеко и не последний. Так ведь получается? В таком случае, как следует воспринимать заявление, что Инсанов руководил хоть и не первым, но и не последним в прибыльности министерством? Значит всё-таки воровал?

«Недавний судебный процесс над Гаджи Мамедовым показал, что не все деньги, полученные за выкуп людей, доставались членам банды – часть их уходила «наверх». Если считать Али Инсанова взяточником, то и он часть средств должен был отдавать куда следует. Такова логика событий», – считает подсудимый. Если бы это заявление было сделано им в зале суда, то у присяжных отпали бы все сомнения в причастности Инсанова в совершении им преступления – в получении взяток в особо крупных размерах. Фактически, это плохо прикрытое признание «да, я брал, но я ведь не один, я ведь делился».

«Сегодня говорят о нарушениях закона при приватизации, но почему-то забывают, что процесс проходил под руководством Гейдара Алиева. Действительно ли, что он не знал о правонарушениях?» Переведя это на простой язык, получим следующее: «Да, Инсанов присвоил государственное имущество. Но ведь Гейдар Алиев знал об этом». И что теперь? Означает ли это, что Инсанов невиновен? Если кто-нибудь завтра пристрелит человека на улице и об этом будет знать президент, будет ли это означать, что он должен продолжать спокойно разгуливать на свободе? Нарушил закон – ступай на нары! Даже если о казнокрадстве Инсанова знало высшее руководство, это не служит ему оправданием. Информированность президента о поведении его подчинённых не может служить зелёной дорогой для продолжения совершения преступления. Ведь были же другие министры, которые не брали и по сей день не берут взяток, продолжают честно работать. Об их работе и их честности тоже докладывали президенту. Ведь можно было работать так, как они. Можно было, но страсть к миллиардам оказалась сильнее.

«Дни этой власти сочтены. Чем скорее она уйдет, тем лучше будет для народа», – отметил Р.Талыбов. Комментарии тут излишни. Есть блок Азадлыг, которому не хватает поддержки.

«Нашими лозунгами станут требования об изменении меры пресечения, принятой в отношении Али Инсанова, возвращения льгот беженцам из Армении, компенсации имущества, создания автономии для азербайджанцев в Армении», – подчеркнул он.

Талыбову следует сперва ознакомиться с международными конвенциями и документами Верховного Комиссара ООН по делам беженцев, в которых ясно отмечается, что принятие беженцами гражданства иного государства означает конец статусa беженца. В Азербайджане нет беженцев из Армении. Все 210.000 соотечественников, изгнанных из Армении в 1988-89 годах, поспешили принять гражданство Азербайджана и автоматически перестали считаться беженцами. Армянские же беженцы оказались дальновиднее и не стали торопиться с принятием гражданства России, Украины или той же самой Армении. И в итоге большинство из них переехало по линии ООН в США и «сéлo» на внушительный пакет финансовой помощи со стороны американского правительства. А по поводу требования создания автономии для азербайджанцев в Армении – пожалуйста. Митингуйте, требуйте. Кто же против?!

«Сегодня настал момент истины для представленных во власти выходцев из Западного Азербайджана. То, что свершается над Али Инсановым сегодня, может случиться с каждым из вас завтра. Не думайте, что вы ценнее, чем он. Подайте свой голос в защиту справедливости. Мы боремся не в защиту Али Инсанова», – заявил Р.Талыбов и отметил, что выходцы из Армении могут провести акции протеста в защиту Али Инсанова.

Меня очень сильно смутило последнее заявление Талыбова и его аппеляции к выходцам из Армении. Получается, что симпатии или антипатии к человеку зависят от места его рождения, а не от совершённых им поступков. А также выходит, что Али Инсанов на самом деле не олицетворение коррупции и ненасытности в стиле известного персонажа из мультфильма «Золотая антилопа», а аленький цветочек, и во всём Азербайджане его уголовную непорочость видят только выходцы из Армении. Остальные не видят, какой на самом деле честный и невинный у нас Али Инсанов, который для развала медицины и целенаправленного демонтажа медицинской науки и клинической практики в Азербайджане (собранного, буквально, по крупицам поколениями наших учёных) постарался не меньше, чем армянские мародёры на оккупированных территориях. Не будем забегать вперёд и вешать ярлык на человека до вердикта суда, учитывая принцип презумпции невиновности. И тем не менее, думаю, только абсолютно лицемерный человек будет утверждать, что арестовали честного и законопослушного гражданина и налогоплательщика, купившего на свою скромненькую зарплату государственного служащего (но не забывшего, при этом, оформить всё это на имя своих родственников) 16 крупных объектов общей стоимостью в 3 млрд. 110 млн. долларов, а также потратившего, по его же собственному признанию, ещё полмиллиарда на финансирование «подлой», по его словам, партии ЙАП. Спрашивается, если человек такой честный, то зачем ему требуется оформлять нажитое «непосильным трудом» на имя родственников? Чего и кого бояться? И о каких-таких «гонорарах изобретателя», извините, идёт речь? Это же каким менделеевым или эйнштейном надо быть, чтобы честно заработать такие гонорары! И если Али Инсанов действительно был таким выдающимся учёным, незамеченным по неизвестной причине Нобелевским комитетом и журналами «Nature» и «Science», то почему тогда львиная доля этих «гонораров» была потрачена на приобретение промышленных объектов, строительство высоток и практически ничего не было вложено в развитие «родной» науки, хотя бы в одну несчастную лабораторию? Вопросы риторические.

Ну и наконец, сегодняшнее выступление экс-министра на суде. По словам Инсанова, накануне выборов 2005 года он получил указание «сверху» построить две школы в Хачмазском и одну в Гусарском районах. Инсанов признался, что в Хачмазе школу он построил полностью, а в Гусаре не успел. «Помешал» арест. При этом «меценат» пожаловался, что позже власти объявили, что школы были построены за счет Фонда Гейдара Алиева. «Однако это не соответствует действительности, учебные заведения были построены на мои средства». Экс-министр сказал, что получать «задания сверху» – норма для нашей страны, и подобные «поручения государственной важности» раздаются всем руководителям.

Попытка Инсанова представить себя в качестве филантропа – вершина лицемерия, не выдерживающaя никакой измерительной шкалы! Представим на миг, что он говорит правду и что ему и другим членам правительства действительно время от времени давали команды сверху раскошелиться и построить на свои деньги школы, дороги, мосты и прочие дорогостоящие объекты. А теперь объясните мне на рациональном уровне, как говорится, положа руку на сердце: если министр работает честно, не запускает руку в казну и не «доит» свой сектор до последней капли, то какова будет его первая реакция на получение сверху странной команды потратить свои кровные и halal деньги на строительство каких-то непонятных школ и дорог??? Минимум, как отреагировал бы нормальный человек в здравом рассудке, так это поднятием бровей. Или же отставкой. Как же следует понимать согласие? Может таким министрам есть, чего бояться и что скрывать, за что не смеют они ответить отказом? И почему такие команды не даются министрам здравохранения в eвропейских странах? Быть может они в меньшей степени меценаты, последние скряги и меньше любят свой народ, чем их бывший азербайджанский коллега? Или может, всё-таки, были некоторые пикантные обстоятельства, которые несколько отличали Инсанова от европейских министров?

Всем известно по фильму «Крёстный отец», чем чревато чрезмерное усиление отдельно взятой семьи или группировки. Когда накопления и влияние начинают превышать определённую позволительную планку, у усилившегося лидера этой группировки появляются подозрительные амбиции, представляющие угрозу другим авторитетам теневого мира. И тогда срабатывает правило «Машын Шоу» – сгруппировавшись, участники удаляют из игры потенциального конкурента. Так в своё время был убран Григорий Распутин, пользовавшийся безграничным доверием императора, и так полвека спустя был удалён усилившийся Лаврентий Берия. Сегодняшняя участь Инсанова – участь Сальваторе Тэссио, перешедшего на сторону дона Барзини в надежде заработать ещё больше. Больше, чем позволено. И может быть поэтому сегодня для Инсанова maşın əldən getdi, а вместе с ним безнадёжно и многое другое.

Вугар Сеидов, к.и.н.
Будапешт
http://www.1news.az/articles.php?item_id=20070317010732535&sec_id=41

Сокращённая версия статьи опубликована также 17 марта в газете «Эхо»:

http://www.echo-az.com/archive/2007_03/1530/tochka01.shtml
Mar 15 2007
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized
Михаил Леонтьев: «Алиев в по-восточному витиеватой форме пытается сказать России гадость»
http://www.km.ru/uncensored/index.asp?data=28.12.2006%2013:55:00&archive=on

На днях президент Азербайджана Ильхам Алиев заявил, что его государство будет отказываться от российского газа. Он считает, что предложения «Газпрома» о продаже газа Азербайджану по цене в 235 долларов за тысячу кубометров диссонирует с духом и сущностью российско-азербайджанских отношений. Он подчеркнул, что Азербайджан испытывает острый дефицит газа — из того объема, который необходим республике, в его стране добывается половина, и пользоваться бедами соседского государства — подло. Однако в то же время Ильхам Алиев считает, что нефтегазовый вопрос нужно оставить в рамках коммерции и энергетики и не политизировать. Причем Алиев сразу, даже не услышав ответа, заявил, что Азербайджан не поставляет газ Грузии.
По оценке Алиева, переговоры Азербайджана с «Газпромом» идут «долго и безуспешно» и позитивный баланс взаимовыгодного сотрудничества между российским газовым концерном и нефтяной компанией Азербайджана «тает».
Но тот же Алиев пошел на своего рода шантаж, что с его стороны уже подло, а не с нашей. Оказывается, Азербайджан может поменять свой энергетический баланс с мазутно-газового на мазутный. Это приведет к тому, по мнению Алиева-младшего, что Азербайджан сократит поставку нефти в Россию.
Тут же в спор между «Газпромом» и Азербайджаном влезла Грузия, которая вдруг стала самым лучшим другом Алиева. В свете последних событий президент Саакашвили заявил, что новая цена «Газпрома» для Азербайджана — 235 долларов за тысячу кубометров — политически завышена и российский газ ему вообще не нужен. Тем не менее Грузии пришлось идти на компромисс с Россией — заключать соглашение с Ираном запретили в США, а с Турцией договориться о боле низкой цене так и не удалось. «Газпром» в прошедшую пятницу успешно завершил переговоры с грузинской стороной о поставках газа в 2007 году. По изначально предложенной им цене — 235 долларов за 1000 кубометров.
Почему-то турки не хотят поставлять бесплатный газ
Молодой Алиев, в отличие от старого Алиева, насколько я понимаю, решил резко поменять тональность отношений с Россией. Вот все эти вещи, связанные с газом, нефтью, транспортировкой, они происходят в контексте заявлений о том, что СНГ не нужно. Происходит такое публичное дистанцирование. Никакой нужды в фактическом дистанцировании от России у Азербайджана нет.
Ровность и некая предсказуемость, прочность отношений с Азербайджаном всегда была построена на достаточно серьезной дистанции. Понятно, что реализация транскаспийских идей была геополитической игрой против России. Заметьте, для России это был очень серьезный вызов, своего рода удар ниже пояса, но Россия не устраивала истерик по этому поводу. Нельзя сказать, что мы были в восторге, но никаких серьезных политических трений с Азербайджаном в связи с этим у нас не было.
Если говорить конкретно о газе — это демагогия. Потому что газ, который пока еще нужен Азербайджану, может быть получен либо из Ирана, либо из Турции. Конкретный пример: когда Азербайджан решил помочь братской Грузии. Тоже, кстати, в том же контексте трений с Россией, то есть в условиях демонстрации нелояльности к России. Каким образом должна была осуществляться помощь? Азербайджан должен был перебросить в Грузию часть объемов турецкого газа. Граждане, в Турцию-то русский газ поступает! Ау! Это опять же тот же самый российский газ поступает в бедную, несчастную Грузию! Сейчас, когда грузины заявили, что технические трудности возникли, можно пояснить: техническая трудность заключается в том, что почему-то выяснилось, что турки не хотят поставлять бесплатный газ. Вот кто бы мог подумать!
Алиев в по-восточному витиеватой форме пытается сказать России гадость
Я не очень понимаю, чего добивается Алиев. Вот, например, на днях власти Азербайджана заявили, что с нового года прекращают вещание на своей территории двух основных каналов российского телевидения — Первого и телеканала «Россия». По словам председателя азербайджанского Национального совета по телевидению и радиовещанию Нуширавана Магеррамли, отключение трансляции российских каналов вызвано желанием Баку стимулировать развитие национального телевидения. Ну а что он еще может сказать?! Да, он заявляет, что вещание русскоязычного телевидения никак не связано с каким-либо политическим шагом по отношению к России.
Конечно, сначала шел разговор об отключении и турецких каналов. По словам Магеррамли, право на вещание в Азербайджане НСТР оставляет только лишь за турецким телеканалом TRT ввиду наличия с руководством канала соответствующих договоренностей. Интересно, это какие такие у них договоренности?!
Однако уже известна конкретная дата прекращения вещания российских телеканалов на территории Азербайджана, она будет обсуждаться сегодня, 28 декабря, на заседании Национального совета по телерадиовещанию совместно с представителями наших СМИ. Теперь на всем пространстве Азербайджана иностранные телеканалы будут распространяться посредством спутниковой и кабельной связи, оказывается, таким образом власти Азербайджана добиваются снижения тарифов спутниковых компаний и идут вслед за Европой. По словам Магеррамли, власти Азербайджана пытаются вывести ситуацию, связанную с распространением телевизионного и радиовещания в их государстве, подвести под мировые стандарты. Только все эти стандарты называются демократией.
Мне кажется, что все эти события связаны с внутриполитической игрой. Алиев-младший, не имея того авторитета, опыта реального контроля над ситуацией в Азербайджане, который был у его отца, начинает суетиться. Его маята-суета связана исключительно с внутриполитическими целями. Это, кстати, чревато большими проблемами. Это может аукнуться со стороны азербайджанского населения.
На самом деле, в отличие даже от грузинской диаспоры, азербайджанская диаспора в России влиятельна, укоренена и в массе своей крайне лояльна к России. Вообще, азербайджанцы просто по культуре, по традиции своей гораздо более сплочены. И поэтому вот эти организации, которые существуют в том числе в диаспоре, крайне влиятельны. Нужно отметить, что азербайджанская диаспора себя слабо различает на граждан и неграждан. Поэтому, если Алиев считает, что граждане России азербайджанцы, которых в России миллионы, не влияют на внутриполитическую ситуацию в Азербайджане, он глубоко ошибается.
Вот наличие хотя бы такого фактора, как огромная азербайджанская диаспора, достаточно для того, чтобы без лишнего повода не высказываться отрицательно по поводу СНГ. СНГ не самая эффективная для Азербайджана организация, но он же не про это говорил, он акцентировал внимание на политических аспектах существования. Мы же понимаем, о чем он говорит, мы же взрослые. Мы понимаем, что он не говорил об эффективности СНГ, предположим, в его вкладе в решение карабахского вопроса и других вопросов. Алиев в витиеватой форме пытается сказать России гадость. Все это поняли, и ему удалось кинуть ножик в спину России, вслед за его соседом Саакашвили. Непонятно, зачем он это делает.
Если такая политика будет дальше развиваться, то я ожидаю очень серьезных внутриполитических проблем в Азербайджане, которые, в общем-то, не были предопределены никаким образом. Именно такие волнения и неровности политики Алиева-младшего могут стать результатом политической слабости. Очень крупным и серьезным политиком был его отец, и трудно даже требовать от Ильхама, чтобы он допрыгнул до этой планки. В этом смысле даже, наверное, можно к нему отнестись с пониманием.
Борьба за американскую демократию позволяет найти источники газоснабжения там, где они нужны демократии
Я думаю, что России имеет смысл просто потерпеть, посмотреть, как это все будет развиваться. Может, все образуется, потому что все, что сегодня происходит, — очень странно. Совершенно никакого смысла не было в этих действиях Алиева сейчас. Никто на него особенно не давил, никаких проблем Азербайджану Россия не создавала и создавать не собирается. Деловые споры по продаже сырья или по прокачке нефти решать на политическом уровне может Лукашенко, а не Алиев. Все это как-то совершенно контрпродуктивно.
Проблема в том, что опять эта история с отказом от российского газа на поверку оказалась просто дешевой демократической риторикой. Год назад, когда мы повысили цены на газ, когда степень возбужденности грузинских политиков была меньше, они говорили: «Ну что мы можем сделать, в среднесрочной перспективе альтернативы российскому газу нет».
Что касается Азербайджана, то я что-то не видел, чтобы там были открыты какие-то новые поля, месторождения, построены какие-то дополнительные мощности по перекачке газа. Ничего такого не произошло. Но вот борьба за американскую демократию позволяет найти источники газоснабжения там, где они нужны демократии. Ну что ж поделаешь? Какая демократия, такой и газ.

Михаил Леонтьев

——————————–

С самого начала скажу, что почерк Михаила Леонтьева не меняется на протяжении многих лет. А стиль довольно прост: всё, что делает Россия, не подлежит критике, так как она права априори, а всё, что делают другие и что может хоть как-то не понравиться России, подло, потому как никто не имеет права делать то, что может как-то задеть Россию. Одним словом, нам можно, а вам нет. Позиция, в принципе, понятная.

И тем не менее…

Даже когда российские СМИ почти в один голос признали, что подобным шантажом Газпрома Россия может растерять друзей, испортить отношения даже с самыми лояльными союзниками и что надо бы, вообще-то, и меру знать давлениям, М.Леонтьев не перестает не замечать откровенных оплошностей своей державы.

Не будем подробно анализировать ситуацию. Она довольно ясно отражена в великолепном интервью президента Ильхама Алиева радиостанции “Эхо Москвы”. Позиция Азербайджана, выраженная в интервью, настолько чёткая, что она не требует комментариев и дополнений. Прокомментируем вкраце только оценку самого Леонтьева.

“Он [президент Алиев] подчеркнул, что… пользоваться бедами соседского государства — подло.” В интервью этого слова нет.
“Причем Алиев сразу, даже не услышав ответа, заявил, что Азербайджан не поставляет газ Грузии.” Не понятно, что имеет в виду Леонтьев, а именно от кого должен был Алиев услышать ответ и что именно…
“Но тот же Алиев пошел на своего рода шантаж, что с его стороны уже подло, а не с нашей. Оказывается, Азербайджан может поменять свой энергетический баланс с мазутно-газового на мазутный. Это приведет к тому, по мнению Алиева-младшего, что Азербайджан сократит поставку нефти в Россию.” Теперь понятно, почему Леонтьев в самом начале самовольно вставил в интервью несказанное слово “подло” – чтобы самому потом использовать его, теперь уже в адрес Азербайджана.

А теперь поговорим о “шантаже”. Как уже отмечалось выше, всё что делает Россия – хорошо априори, так как она имеет на это право, а всё то же самое, сделанное другими по отношению к самой России, недопустимо в принципе. Когда Москва руками Газпрома неприкрыто шантажирует прозападные правительства Украины и Грузии – это не шантаж, а законное право России требовать от своих энергетических импортёров перехода на рыночные отношения. А когда Азербайджан отказывается покупать у России дорогой газ и решает заменить образовавшийся в результате этого дефицит своим же мазутом, это уже, оказывается, подлость и шантаж. Причём, Леонтьев пишет о каких-то “поставках” Азербайджаном нефти России, как будто у России своей нефти нет. А ведь речь на самом деле идёт всего лишь о транспортировке в Европу азербайджанской нефти транзитом через порт Новороссийск.

Разумеется, всем понятно, что, Азербайджан вполне мог бы восполнить образовавшуюся нехватку за счёт нефти, прокачиваемой через Баку-Тбилиси-Джейхан, но выбор пал на северный нефтепровод. Так зачем же сразу усматривать в этом злой умысел и антироссийский заговор? Неужели Азербайджан не взял бы нефть из нефтепровода Баку-Джейхан, если бы это было выгоднее с практической и экономической точки зрения? Неужели Леонтьев всерьёз полагает, что Баку сознательно пошёл бы на потери, только ради того, чтобы насолить России, причём себе в ущерб? И даже если Баку принял скорее политическое, чем экономическое решение об остановке транспортировки нефти через Новороссийск, не является ли это законным правом Азербайджана? Стала бы, к примеру, Беларусь называть решение России о строительстве альтернативного трубопровода по дну Балтийского моря подлостью и шантажом Кремля, решившего обойти нестабильную транзитную зону?

Пойдём дальше. “Каким образом должна была осуществляться помощь? Азербайджан должен был перебросить в Грузию часть объемов турецкого газа. Граждане, в Турцию-то русский газ поступает! Ау! Это опять же тот же самый российский газ поступает в бедную, несчастную Грузию!” Ну, начнём с того, что г.Леонтьев переставил всё шиворот на выворот. Но давайте об этом поговорим чуть ниже. А пока предположим, что он действительно осведомлён в этом вопросе. В таком случае, очевидно, следует ему напомнить, что, подходя к газовой плите на кухне, грузинским хозяйкам, как, впрочем, и всем другим хозяйкам мира, бывает абсолютно всё равно, газ какой национальности и какого происхождения подогревает хинкале в кострюле. Важно, что газ есть и что он проходит через газовый счётчик в коридоре, т.е. он не бесплатный. Если российский газ продается Турции и последняя по просьбе Азербайджана передает часть его объёмов дружественной Грузии, то какое до этого дело России? Турция-то ведь покупает этот газ у России, а не получает бесплатно. Следовательно, какие претензии может Россия предъявлять Турции, если свои деньги за проданный газ она получает и, кстати, тоже по рыночным расценкам? Какое, в таком случае, ей дело, почему в ненавистной ей Грузии горит российский газ? Странно, ей Богу!

“Сейчас, когда грузины заявили, что технические трудности возникли, можно пояснить: техническая трудность заключается в том, что почему-то выяснилось, что турки не хотят поставлять бесплатный газ. Вот кто бы мог подумать!” А вот это уже вольная интерпретация самого Леонтьева. Непонятно, с чего он решил, что грузинам должен был поступать бесплатный газ из Турции и что именно в этом заключаются те самые технические причины.

А теперь укажем Леонтьеву, в чём именно он ошибается. Так называемым “турецким газом” называют не газ российского происхождения, который якобы поступил бы в Грузию из Турции, а часть турецкой квоты из Шах-Денизского контракта! Грузия договорилась с Турцией, чтобы Анкара уступила ей часть своей квоты из азербайджанского газа, тем более, что в 2007 турки в любом случае не смогут его получить по причине незавершённости строительства турецкого участка газопровода. Вот так, господин Леонтьев! Где же Вы видите российский газ?

Далее идёт раздел под соусным названием “Алиев в по-восточному витиеватой форме пытается сказать России гадость”. Любопытно… Непонятно, к чему приводится пример пересмотра условий вещания кабельных телевизионных каналов в Азербайджане. Речь-то ведь идёт именно о кабельном вещании, за который надо платить. А спутники у нас, как известно, никто не отменял. Это в Иране тарелки запрещены, но не в Азербайджане. Ставь тарелку, смотри РТР и ОРТ на здоровье. Между тем, 18 января посол России в Азербайджане Василий Истратов заявил следующее: “Вопрос о прекращении с июля вещания российских телеканалов на территории Азербайджана решен на законных основаниях и в соответствии с международным правом, и ни к каким политическим заявлениям со стороны Москвы либо ухудшению двусторонних отношений это привести не может.”

Тем не менее, эта “маята-суета” объясняется Леонтьевым исключительно неопытностью Алиева-младшего по сравнению с отцом. Обезоруживающий аргумент, не поспоришь. И тут же следуют угрозы: “Если такая политика будет дальше развиваться, то я ожидаю очень серьезных внутриполитических проблем в Азербайджане, которые, в общем-то, не были предопределены никаким образом,” и называет главный инструмент шантажа – граждане России азербайджанской национальности.

Развязка наступает в конце. До этого, вроде как, не совсем понятно, чем же вызвал простой отказ Баку от российского газа такое раздражение у Леонтьева? Оказывается, всё дело опять в американцах, в их наступлении по всему пост-советскому фронту и вытеснении России из её недавних владений. Как говорил тёзка Леонтьева Горбачёв, вот где собака порылась.

Вугар Сеидов
Будапешт
http://www.1news.az/articles.php?item_id=20070315094905979&sec_id=6

Mar 14 2007
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized
Ещё раз о так называемой «передаче» большевиками Карабаха Азербайджану

Когда летом 1988 в газете «Вышка» впервые появилась обширная статья главного редактора Глушкова, разоблачающая спекуляции армян по поводу так называемого «изъятия» Карабаха у Армении и «передачи» его Азербайджану, появилась надежда, что точка в этом вопросе поставлена окончательно. Однако, к сожалению, в мире продолжают говорить о «переходе» этой исконной азербайджанской провинции от Армении к Азербайджану с лёгкой руки Сталина. Удивляет, что об этом говорят независимые медиа-источники и даже политики из третьих стран, которым лень хотя бы ознакомиться с самим текстом протокола заседания пленума Кавбюро ЦК РКП(б) от 5 июля 1921 года.

Между тем, документ этот хранится в архиве, был несколько раз опубликован, и после того, как армянские, с позволения сказать, «историки» подвергли сомнению даже достоверность цитирования, пришлось опубликовать даже сам снимок документа.

На пленуме присутствовали: член ЦК И.В.Сталин в качестве председательствующего на пленуме без права голоса, семь членов Кавбюро с правом голоса грузины Г.К.Орджоникидзе, Ф.И.Махарадзе, И.Д.Орахелашвили, болгарин С.М.Киров, армяне А.М.Назаретян, А.Ф.Мясников (Мясникян) и азербайджанец Н.Н.Нариманов. На пленуме также присутствовали не имеющие права голоса наркоминдел Азербайджана Гусейнов и секретарь Кавбюро Фигатнер. Два армянина и один азербайджанец с правом голоса. Напомним, что дело происходит в середине 1921 года, когда власть в стране полностью в руках у дееспособного и сильного В.И.Ленина, a о рядовом члене ЦК РКП(б) И.В.Сталине пока мало кто знает. Только через год, в связи с болезнью вождя, Сталина формально назначат генсеком, функции которого в то время были весьма ограничены и решения всегда принимались строго коллегиально. В этом контексте жалкая попытка армян приписать «несправедливое» решение по Карабаху личности мало кому известного в то время Сталина и связать «мучения» армян Карабаха с именем тирана на фоне развернувшемся в перестроечное время осуждением диктатора выглядет с исторической точки зрения по-меньшей мере смешной. Армянам будет весьма любопытно узнать, что нарком по делам нац.меньшинств Сталин и наркоминдел Чичерин как-раз-таки всегда выступали за передачу Карабаха Армении.

Интересно, что вопрос о пересмотре решения о передаче Нагорного Карабаха Армении, принятом накануне 4 июля, подняли И.Д.Орджоникидзе и (внимание!) армянин А.М.Назаретян. Кстати, это был не первый случай признания самих армян о бесперспективности переподчинения Карабаха Армении. За два года до пленума Кавбюро, Анастас Микоян 22 мая 1919 г. в письме В.И.Ленину отмечал: «Дашнаки, агенты армянского правительства, добиваются присоединения Карабаха к Армении. Но это для населения Карабаха значило бы лишиться источника своей жизни в Баку и связаться с Эриванью, с которой никогда и ни в чём не были связаны. (выделено мной – В.С.) Армянское крестьянство на пятом съезде решило присоединиться к Азербайджану». (Центральный партийный архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС – ЦПА ИМЛ, ф.461, оп.1, ед.хр.4525, л.1.)

Пленум постановил следующее: «Исходя из необходимости мира между мусульманами и армянами и экономической связи верхнего и нижнего Карабаха, его постоянной связи с Азербайджаном, Нагорный Карабах оставить (выделено мной – В.С.) в пределах А.С.С.Р., предоставив ему широкую областную автономию с административным центром в городе Шуше, входящей в состав автономной области».

Имеющий глаза – да прочтёт! В архивном документе однозначно написано оставить Карабах в пределах Азербайджана, а не передать. Оставить можно только то, что до этого там находилось. Даже этот простой документ свидетельствует, что Карабах всегда находился в составе Азербайджана! Умело манипулируя словами, заменив слово «оставить» на «передать», армяне наивно полагают, что смогут долго вводить весь мир в заблуждение и убедить, что до пленума Кавбюро 1921 года Карабах входил в состав Армении.

4 июля 1921 года за оставление Карабаха в пределах Азербайджана голосовали Нариманов, Махарадзе и Назаретян. Против – Орджоникидзе, Мясников, Киров и Фигатнер. Сталин не голосовал! Однако, учитывая остроту вопроса, обсуждение в тот день закончено не было, и принятие окончательного решения было перенесено на следующий день. Как уже отмечалось выше, пленум по инициативе Орджоникидзе и Назаретяна вернулся к рассмотрению этого вопроса. Большинством голосов Карабах был оставлен в составе Азербайджана. В протоколе отмечается, что «за» проголосовали четверо, «воздержались» – трое. И ни одного голоса «против». (ЦПА ИМЛ, ф.64, оп.2, ед.хр.1, л..122-122 об.)

И, наконец, последнее. В августе 1923 года в НКАО прошёл референдум, в ходе которого армянские крестьяне одобрили образование НКАО в составе Азербайджана. Докладывая о его итогах, секретарь Карабахского обкома партии Серо Мануцян сообщил 13 октября 1923 года в ЦК АКП(б): «Акт автономии в составе Азербайджана со стороны армянскиx крестьян встречен полным единодушием… Крестьяне в своих массовых резолюциях приветствовали автономию и Советскую власть». В отчетном докладе ЦК АКП(б) съезду компартии Азербайджана, сделанном 5 мая 1924 года, С. М. Киров, отметил: «Самым крупным, самым выпуклым достижением у нас… является то, что, может быть, не совсем полно, но во всяком случае в значительной степени разрешен так называемый карабахский вопрос… Не подлежит никакому сомнению, что перерешать этот вопрос нам не придется».

Не приходится сомневаться, что

1) большевики ОСТАВИЛИ Карабах в пределах Азербайджана, а не передали;
2) решение было принято Кавбюро, в котором армяне имели численное преимущество;
3) роли Сталина в этом не было никакого, тем более если учесть, что сам он хотел видеть Карабах скорее в составе Армении, чем Азербайджана;
4) во время референдума в НКАО в 1923 г. армяне Карабаха одобрили решение Кавбюро!

Таким образом, 70 лет спустя в своей интерпретации образования НКАО нуйкины, старовойтовы, боннэры и прочие кухонные «правозащитники» преднамеренно исказили пункты 1 и 3 и сознательно умолчали о пунктах 2 и 4.

Вот и вся история с «отнятием» Сталиным у армян Карабаха и «передаче» его азербайджанцам.

Вугар Сеидов, политолог, кандидат исторических наук
Будапешт
http://www.day.az/news/politics/73454.html

Mar 11 2007
Posted by Vugar Seidov in Uncategorized
УГРОЗА ВЫХОДOM ИЗ БУНКЕРА
или утром – деньги, вечером – стулья

С момента начала нагорно-карабахского конфликта Азербайджан и Армения не раз предпринимали попытки выхода из тупика путём переговоров в различных форматах – от прямых двусторонних контактов между лидерами республик до вынесения обсуждения вопроса в наднациональные (союзные и международные) уровни. Между собой не раз встречались Везиров и Арутюнян, Муталибов и Тер-Петросян, отец и сын Алиевы и Кочарян. Наряду с прямыми переговорами обсуждение велось в Президиуме Верховного Совета СССР. Вспомним знаменитое расширенное заседание Президиума летом 1988 года, постановившего, согласно Конституции СССР, недопустимость перехода НКАО Армянской ССР по причине несогласия Азербайджанской ССР. Затем был создан даже отдельный наднациональный орган в виде Комитета Особого Управления Нагорным Карабахом под председательством ныне покойного А.Вольского, фактически выведшего НКАО из под контроля Баку и переподчинившего регион de jure этому союзному органу, но de facto Еревану. С развалом СССР образовался некоторый вакуум, который попытались заполнить посреднической миссией ельцинской России и назарбаевского Казахстана, в рамках которой осенью 1991 года была проведена встреча между Тер-Петросяном и Муталибовым, не давшая, впрочем, никаких результатов.

Эта неудачная попытка посредничества бывших союзных республик и ошеломившая мир вскоре после этого ходжалинская резня предопределили выход проблемы за рамки бывшего СССР и обсуждение конфликта международным сообществом. В 1992 году Конференция по безопасности и сотрудничеству в Европе (ныне ОБСЕ) создала Минскую Группу (МГ) по Нагорному Карабаху. Совещание 24 марта 1992 в Хельсинки призвало председателя ускорить проведение специальной конференции по Нагорному Карабаху в Минске. Саммит ОБСЕ в Будапеште 6 декабря 1994 постановил учредить институт со-председательства минского процесса. И наконец 23 марта 1995 года организация выдала мандат «нейтральным» со-председателям МГ: России, безвозмездно передавшей Армении вооружение на сумму около миллиарда долларов, Франции, признавшей через пару лет после этого так называемый «геноцид армян», и США, где продолжала действовать печально известная поправка S-907, запрещающая оказание гуманитарной помощи правительству Азербайджана по причине «незаконной блокады» Армении.

Несмотря на сомнительную беспристрастность стран-со-председателей, за годы работы МГ они выработали немало формул разрешения конфликта, начиная от концепции «общего государства» до ки-уэстских и пражских принципов. Однако противоположность позиций сторон заставила международных посредников вовремя застраховаться от обвинений в свой адрес по поводу безуспешности переговорного процесса. Со-председатели каждый раз старались подчёркивать, что не являются судьями, выносящими вердикт и навязывающими его участникам диспута, а их задача сводится всего лишь к создании благоприятного фона для прямых переговоров между самими сторонами конфликта. А раз результата по сей день нет, то значит и виноваты в этом неуступчивые стороны. 23 сентября 2004 года в интервью Би-Би-Си представитель США посол Стивен Манн ясно очертил лимиты МГ: «Мандат Минской группы не в том, чтобы прийти к решению и навязать его сторонам. Мандат Минской группы не в том, чтобы быть судьей между Арменией и Азербайджаном. Наш мандат в том, чтобы создать среду, в которой две стороны смогут вести серьезные переговоры о мире. Мандат Минской группы еще в том, чтобы вместе со сторонами принять решение, которое будет приемлемым для всех. Больше ничего мы не можем. Ответственность за разрешение конфликта лежит на Армении и Азербайджане. И от этого фундаментального вопроса никуда не уйти». При этом представитель США поторопил руководителей двух стран побыстрее согласовать позиции: «Мы говорим обоим правительствам: время не на вашей стороне. Будет хуже как для Армении, так и для Азербайджана».

Таким образом, всплывает на поверхность очевидная ограниченность возможностей МГ. С одной стороны она не имеет полномочий самой выработать формулу решения конфликта и спустить её «сверху» сторонам, как в случае с июльским 1988-го года постановлением Президиума Верховного Совета СССР или же недавним докладом спец.представителя ООН Марти Ахтисаари по Косово. А с другой стороны, она удерживает стороны от попытки самостоятельно найти решение конфликта на поле боя. И при этом одна из сторон, пользуясь самим фактом переговоров и, одновременно, неприятием со-председателями звука пушечных залпов, прячется за спиной одного из трёх посредников и упорно отказывается возвращать то, что было захвачено незаконно. Переведя это на простой язык, философия МГ такова: «ребята, делайте что хотите, ведите переговоры хоть до бесконечности, но чтобы не прекращали встречаться и чтобы не подумывали о войне!» Разумеется, эта схема вполне устраивает ту сторону, которая успела до оформления этой философии захватить как можно больше, даже если и захват этот был нелегальный с точки зрения всех международных конвенций, уставов, да и вообще здравого смысла.

Поэтому совершенно неудивительно, что в азербайджанском обществе накапливается недовольство ходом переговоров, в то время как с самого начала оно возлагало большие надежды на этот очередной наднациональный орган, в том смысле что МГ рассматривалась нашим обществом как инструмент, призванный образумить агрессора и объяснить ему то, что пытался ему всё это время объяснить Азербайджан – недопустимо захватывать чужую территорию! И уж совсем неудивительно, что с целью «расшатать» успокоившуюся замороженностью конфликта Армению официальный Баку принял беспрецедентное решение вынести совместно с партнёрами по ГУАМ вопрос об обсуждении аналогичных конфликтов на повестку дня ООН. При этом речь совершенно не идёт о замене самого формата переговоров (хотя, признаться, лично я скептически отношусь к патовой ограниченности МГ). И тем не менее, министр иностранных дел Армении Вардан Осканян уже поспешил заявить, что в случае принятия ООН резолюции по замороженным конфликтам Армения может выйти из переговорного процесса и Баку придётся вести переговоры уже с Ханкенди.

Другими словами, Осканян грозится выйти из уютного бункера, в котором он укрывается. Но даже не в этом заключается весь парадокс. Абсурдность угроз Осканяна заключается в том, что не устраивающую Армению резолюцию принимает ООН, а выходить она грозится из минского процесса. Если не нравятся 4 резолюции Совбеза ООН (822, 853, 874 и 884) и надвигающаяся в скором времени пятая, то логичнее было бы вообще-то выйти из ООН. При чём же тут МГ ОБСЕ?

И если Осканян всё ещё лелеет надежду на участие квазиобразования «НКР» в прямых переговорах с Баку, то на этот счёт великолепное пояснение дал пресс-секретарь МИД АР Хазар Ибрагим: «На нынешнем этапе Азербайджан будет вести переговоры только с Арменией, а что касается дальнейших событий, то только после вывода армянских оккупационных войск с азербайджанских территорий наступит второй этап урегулирования. Вот тогда уже центральное правительство Азербайджана, естественно, будет общаться с как армянской, так и азербайджанской общинами Нагорного Карабаха для создания нормальных условий их будущего сосуществования».

Другими словами, г-н Осканян, «утром – деньги, вечером – стулья».

Вугар Сеидов
политолог, кандидат исторических наук
Будапешт
http://www.1news.az/articles.php?item_id=20070319053323611&sec_id=41